евразийство, идеократия, демотия, демократия, евразийцы, Евразийский Союз, ЕАЭС

От идеократии к эйдократии

_ Юрий Кофнер, председатель ЕДРФ. Москва, 30 января 2013 г.

Ровно восемьдесят лет назад, 30 января 1933 года, в Германии к власти пришел человеконенавистнический фашист и национал-социалист Адольф Гитлер. Спустя 5 лет от сердечного инфаркта погиб князь Н.С Трубецкой после того как опричники-гестапо провели обыск его квартиры в Вене и сожгли его рукописи. Спустя 11 лет П.Н. Савиций был арестован и снят с должности директора Русской гимназии в Праге за решительную попытку воспрепятствовать набору гимназистов во власовскую армию, а также за публичное высказывание — «Россия непобедима!». Впоследствии он и другие евразийцы, как, например Н.Н. Алексеев, приняли самое активное участие в антифашистском сопротивлении по всей оккупированной нацистами Европе.

Тем не менее, классических евразийцев, создававших свои труды в 20-30-е гг. XX-го века, часто обвиняли в фашизме, утверждая, что у этих двух течений есть множество общих черт (об этом подробнее будет сказано ниже). Кроме того, их упрекали в том, что евразийство – якобы возвращение к Средневековью, неприемлемое для века двадцатого.

Мы, современные евразийцы, не согласны с этими обвинениями и хотели бы опровергнуть их, что представляется принципиально важным по причине несовместимости евразийства с фашизмом.

Когда в данной статье речь будет идти о «Евразийском государстве», прошу не представлять себе создаваемый сейчас Евразийский Экономический Союз, а возможную трансформацию государственного устройства и формы правления самой Российской Федерации.

Сначала необходимо определить, что есть фашизм, а что – национал-социализм, и чем эти понятия отличаются друг от друга.

Национал-социализм – что, в общем, видно из самого названия – форма общественного устройства, сочетающая социализм и ярко выраженный нацизм. Для национал–социализма центральной является идея высшей расы, для сохранения и процветания которой государство должно регулировать все сферы жизни. [1]

Фашизм же не всегда предполагает наличие высшей расы, но подразумевает жесткую пирамиду власти с «фюрером» (или «дуче») во главе и однопартийность. [2] Пожалуй, лучшее определение фашизму дал один основоположников этой идеологии —  Бенито Муссолини: фашизм – это когда: «Tutto nello Stato, niente al di fuori dello Stato, nulla contro lo Stato» (итал. «Все в государстве, ничего против государства, ничего вне государства») [3]. Фашизм подразумевает тоталитарное подчинение всех сфер жизни государства и общества какой-то высшей идее, и в этом смысле единому диктатору или единой партии, как олицетворение этой правящей идеи.

У евразийства, действительно, есть некоторые черты, на первый взгляд сходные с идеями фашизма… Евразийство отвергает идею демократии в Западном понимании, так как такая демократия подразумевает определенную долю безответственности, которая приводит к тому, что к власти, в конечном счете, приходит олигархия. При этом, евразийство одновременно отвергает идеи и марксизма, так как это подразумевает абсолют большинства,  и либерализма, провозглашающего абсолют индивида. Оба варианта являются крайностями, для евразийства неприемлемыми.

Необходимо подчеркнуть, что воззрения евразийцев на государство обоснованы на их изучении истории русско-туранской государственности, ее основ и специфики. Наиболее благоприятным для черпания действительно национальных и полных образцов для современного государственного устройства России, евразицийцы при этом считали период православной Московской Руси XIV-XVII веков. Это обусловлено тем, что они отрицательно воспринимают петровские реформы и вообще весь пост-петорвский период как искажение исконной русско-туранской культуры некомлиментарными насаждениями чуждой, Западной, цивилизации. Разные евразийцы различаются не в факте, а только в степени данного отрицания.

Евразийцы действительно выступают за сильное евразийское государство, которое имеет положительную созидательную миссию организации культуры (духовное развитие) и экономики (материальное развитие), и поэтому обязано проводить политику мобилизации народа для достижения этой цели.

Кроме того, евразийство, согласно его основателю Н.С. Трубецкому, подразумевает главенство формы отбора над формой правления, т.е. принципиально важнее, как отбирается элита, правящий слой, нежели через какие институты он будет править. Стоит заметить, что даже в современно м демократическом государстве такой слой есть, что естественно. Особенность в том, что согласно идеям евразийства, при отборе правящего слоя должны учитываться интересы всех, кто когда-либо жил, живет или будет жить в данном государстве, а не только имеющих по достижению определенного возраста право голосовать в конкретный исторический период.

Евразийцы считают, что в государстве править должна некоторая «идея-правительница», понятие которое впервые ввел П.Н. Савицкий. Идея эта должна быть для данного государства органической, естественно-национальной, а не привнесенной. Дальше, евразийцы провозглашают идеократию – государственный строй, при котором правящий слой отбирается по принципу преданности этой идее-правительнице. Классическая идеократия подразумевает однопартийность, так как только единственная партия, согласно классическим евразийцам, может быть носителем «истинной» идеи-правительницы. С другой стороны, в связи с этим возникает вопрос, найти ответ на который евразийцы дотоле не решились: кто дает именно им право считать ту или иную идею единственно правильной? Современные евразийцы, такие как сторонники ЕДРФ, этом вопросе согласны с великим русским философом Николаем Бердяевым, который еще в 1927 году предупредил:«Евразийство может сыграть положительную политическую роль, но оно должно освободиться от соблазнов утопии, от эксцессов этатизма, от вожделений диктатуры партии». [4]

Кроме того, для идеократии характерна определенная жертвенность правящего слоя и преданность каждого гражданина идее, что, безусловно, имеет здравое, патриотическое обоснование, однако, также должно иметь определенные границы. Евразийство, воспитанное Православием, отличается от фашизма именно вектором зависимости человека от идеи. Подробнее об этом будет ниже.

Для идеократии, предложенной классическими еврзийцами, также характерны большие полномочия верховного правителя, ведь только в этом случае, по мнению классиков, система будет работать слаженно (особенно в России), а целью общества гарантированно будет служение идее. Однако контроль этот не должен быть тоталитарным, не должен подавлять личность. И в этом вся сложность.

Очень важно отметить отличия между идеократией и фашизмом, потому что именно они не позволяют фашизму развиться в евразийстве.

Прежде всего, для евразийства, согласно Н.С. Трубецкому, характерна первичность народа по отношению к государству, и это значит, что народ как соборная личность, как коллективная, так и индивидуальная, является высшей ценностью, чей интересы стоят выше узко государственных. По сравнению, идеологи фашизма пишут наоборот, что государство образует народ. [5]

Как я уже намекнул выше — евразийство покоится на православно-христианской основе, и поэтому центральное место в евразийской философии занимают взаимосвязанные вопросы личности, свободы, власти и нравственного выбора.Евразийское государство в своем приближении к православному идеалу есть соборная община, которая противоположена одновременно либеральному обществу атомизированных индивидуумов и фашистской машине безликого коллектива. Для евразийцев общество состоит из личностей, и наоборот, общество образует личность. «Соборность, в противоположность коллективизму, не пригнетает, но утверждает личность; и чрез нее раскрывает некоторое общее (общественное) начало» — утверждает Петр Савиций [6], давая и  этому диалектическому явлению специальное название — евразийское общество есть для него «симфоническая личность».

Будучи своеобразными этатистамы, евразийцы одновременно выступают за федерализм и значительное расширение местного самоуправления, что по их мнению всегда было свойственно народам Евразийской цивилизации.

Кроме того, евразийцы выступают категорически против тоталитарного строя. Как мы видели, многие из них испытали тяготы тоталитаризма на себе. Следуя своему принципу «положительной свободы», евразийцы признают права человека и необходимость свободы слова, свободы СМИ и других человеческих ценностей, но (!) не как самоцель, как в Западных демократиях, а поскольку такая свобода не препятствует духовному развитию личности. Обеспечение такой свободы возможно только при высоком уровне образования и нравственности всех членов общества, обеспечение которого евразийцы нынешние объявляют одной из первоочередных задач своего движения.

Далее, для евразийства одной из центральных является идея демотии, то естьорганической власти народа, но отличной от Западной демократии организацией правящего отбора. Вместо многопартийной, парламентской системы отбора правящего слоя, классические евразийцы предложили развить концепцию иерархической системы советов, ранее введенных в России-Евразии большевиками после Октябрьской Революции. По мнению Н.Н. Алексеева, на высшем законодательном уровне это должна быть трехпалатная система советов: первая палата – Совет национальностей, в которой будут представлены интересы представителей всех национальностей государства. Вторая палата – Совет субъектов государства, где будут представители местных самоуправлений. Самой необычной нам представляется третья палата – Совет экспертов, в которой были бы представители промышленников, научных деятелей и творческой интеллигенции. Все три совета из своих рядов выставляют и образуют главный исполнительный орган — Правительство Евразийского государства.

После рассмотрения особенностей евразийского этатзма, я хотел бы теперь наметить главные вопросы: как нам, современным евразийцам, воплотить положительные идеи евразийской идеократии в XXI-м веке, и, как, при этом, не допустить ее перерождение в фашизм?

Предлагаю развить одну из самых интересных концепций Алексеева — эйдократию, которая отличается от идеократии тем, что в ней идея-правительница имеет не субъективный, а универсальный, почти что объективный характер. Т.е. общество объединяется не вокруг какой-то одной конкретной идеологии, субъективно определенной какой-то одной партией, а вокруг общего«эйдоса», по современному — «национальной идеи», с которой большинство социальных групп населения может согласиться. В реальности это означает, что правящий слой отбирается по признаку преданности более-менее обширно признанной евразийской национальной идее, в рамках которой разрешается широкий спектр политических убеждений, но исключаются анти-национальные для России-Евразии явления как: рабское западничество, фашизм, национальный шовинизм, сепаратизм, фундаментализм, и т.д. Определить общеевразийский эйдос я предлагаю путем проведения народного референдума-опроса.

Предлагаемая мной концепция реализуема и при системе советов, и при многопартийной парламентской системе. Во втором случае допускается существование различных по своей идеологии парламентских партий, но только в рамках национального общеевразийского мировоззрения. В таком случае мы увидели бы, образно говоря: Евразийскую Левую Партии, Евразийскую Консервативную Партию, Евразийскую Либеральную Партию (прошу не путать с современными российскими «либералами») и т.д. …

Евразицы осознали и осознают невозможность построения идеального государства на земле, но готовы приложить все усилия для создания наиболее совершенного из возможных – а таким нами видится именно Гарантийное государство идеократической демотии, в котором будут учтены интересы всех социальных групп, которые когда-либо жили, живут или будут жить в данном государстве, руководствуясь единым гармоничным национальным эйдосом.  Евразийцам не только важна внешняя правда государственного бытия, но и внутренняя правда самого человека. Усовершенствовать общую человеческую жизнь можно и нужно, в конечном счете, только путем усовершенствования каждого отдельного человека.

Примечания:

  1. Под редакцией Ивина. А.А. «Энциклопедический словарь». Москва. 2004 г.
  2. Там же.
  3. Муссолини Б.. «Речь в палате депутатов». Рим. 1927 г. / Источник: Душенко К. «Цитаты из всемирной истории». Москва. 2006 г.
  4. Бердяев Н.А. «Утопический этатизм евразийцев». «Путь». Париж. 1927 г.
  5. «Не нация создает государство, как это провозглашает старое натуралистическое понимание, легшее в основу национальных государств 19-го века. Наоборот, государство создает нацию, давая волю, а следовательно, эффективное существование народу, сознающему собственное моральное единство». — Муссолини. Б. «Основные идеи». «Понятие государства . Рим. 1940 г.
  6. Савицкий П.Н. «Хозяин и хозяйство». Прага. 1925 г.

Литература:

  1. Кофнер Ю.Ю. «Христианский платонизм в евразийстве». Москва. 2013 г.
  2. Поляков А. «Н.Н. Алексеев и идея государства». Санкт-Петербург. 2011 г.
  3. Сачко Г.В. «Евразийство и фашизм — история и современность». Челябинск. 2009 г.
  4. Суслов А. «Государство Правды в трудах Н.Н. Алексеева и М.В. Шахматова». Москва. 2007 г.

One comment

  1. евразийства; работы современных авторов евразийского политико-идеологического направления; научно-теоретические исследования по проблемам евразийства; политическая публицистика; программные документы и интернет-сайты российских партий и общественно-политических движений.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *