Юрий Кофнер на митинге

Мы – Евразия, а не «Недоевропа»

_ Лидер Евразийского Движения Российской Федерации (ЕДРФ), директор Континентального центра Юрий Кофнер – обладатель загадочной русской души и педантичного немецкого характера. Специально для «Зеркала Крыма» он делится своими мыслями о России и о большом международном Евразийском проекте. Беседовал Александр Дремлюгин. Симферополь, 8 октября 2014 г.

– Юрий, расскажите, пожалуйста, о себе?

– Я – русский немец. Есть такой народ: Екатерина Вторая, генерал Бенкендорф, Александр Блок, Маргарита Зайдлер (немка, гражданка Германии, воюющая в Вооруженных Силах Новороссии) – все они русские немцы, верные служители России.

Я родился в Мюнхене в 1988 году. Мой отец уехал туда из Советского Союза в 1973 году по программе Брежнева, разрешавшей этническим немцам выезд на историческую родину. Жизнь в СССР не была такой сладкой, как некоторые ностальгически представляют сегодня. И тут дело вовсе не в политических взглядах. Мои предки при царе были дворянами. Они принимали непосредственное участие в электрификации России. Кржижановский – мой родственник. Но потом пришел Сталин – ссылка, ГУЛАГ, штрафбат…

Однако этот факт семейной истории не ограничивает мою любовь к России и восхищение сталинскими достижениями, даже несмотря на их темные стороны. Сам я жил всегда довольно хорошо. Мой отец – врач, мама – владелец небольшой гостиницы в Мюнхене. Высший средний класс, так сказать. Я – крещеный православный. Ходил в гимназию при католическом монастыре, в Баварии это обычное дело. Потом три года учился в частной школе в Англии. Остался бы там, мог легко жить «в шоколаде», но такая жизнь мне никогда не была близка.

Сразу понял, что хочу жить и работать в России, несмотря на все существующие здесь проблемы. Чего многие не понимают, так это того, что за Россией будущее Сейчас учусь в магистратуре в МГИМО. На жизнь зарабатываю, переводя иностранную прессу, составляю аналитические записки, пишу политические статьи для немецких и российских журналов. Гражданство у меня до сих пор немецкое, но хочу получить российское. Однако паспорт на серебряном блюдечке никто так просто не выдает, я же не Депардье.

– Почему для учебы и жизни вы выбрали именно Россию?

– Мой отец первый раз взял меня с собой в Москву, когда мне было 14 лет, и я мгновенно влюбился в неё. Сразу понял, что хочу жить и работать в России, несмотря на все существующие здесь проблемы. Чего многие не понимают, так это того, что за Россией будущее. А я это чувствую. Я тут познакомился с любовью всей моей жизни – Ольгой. Кстати, она из русского города-героя Керчи. Надеюсь, что когда наконец-то построят мост через пролив и пойдут российские инвестиции, Керчь будет очень серьезным центром промышленности, логистики и туризма. Это же столица Боспорского государства!

– Вы обмолвились, что, живя в Англии, пытались восполнить душевную пустоту, читая русскую классику. На Западе с душевным наполнением проблемы?

– Да, это действительно так. Проблема заключается в материалистической культуре Запада. Реклама и музыкальные каналы навязывают молодым людям убеждение, что смысл жизни в вечеринках, клубах, торговых центрах и айфонах.

«Останься наивным, останься голодным» – вот успешно навязываемый лозунг рекламщиков. Но тут логика только в одном – общество потребления. Это естественное следствие западной либеральной теории рыночной экономики. Им нужны не думающие люди, а тупые потребители. Такие традиционные понятия, как народ, культура и религия (вера в Бога) в «Новом мировом порядке» все больше считаются пережитками уходящей эпохи. С религией вообще туго. Католическая церковь, будучи долгое время основой основ традиционной Европы, стремительно теряет мирян. Происходит это по двум причинам. Во-первых, из-за того, что церковь решила модернизироваться, чтобы «идти в ногу со временем», отказываясь от своих фундаментальных принципов. Во-вторых, целенаправленная пропаганда западных СМИ направлена на дискредитацию Римской церкви. По сути, идет секуляризация общества. Я не сторонник теории заговора, но когда смотрю ТВ на Западе, особенно музыкальные каналы, то все больше убеждаюсь, что мировая элита потихоньку приучает людей к сатанизму как к нормальному явлению.

Я вполне согласен с Сергеем Глазьевым, который говорит, что конфликт между Западом и Россией – это не противостояние между Западным и Восточным христианством, как считали многие русские мыслители в начале ХХ века, а борьба между атеизмом и сатанизмом со стороны Запада и верой в Бога, сохранившейся на мировом Юге и Востоке с Россией в качестве их авангарда. Таков общий фон, с которым сталкивается человек, рожденный на Западе. Только меньшинство хочет пробудиться от этого сладкого кошмара. Мне в этом плане очень помогли русская философия, евразийство и Православная вера.

– Почему именно евразийство, что вы нашли для себя в этой философии?

– Однажды ко мне попал сборник с классическими трудами русских евразийцев – выдающихся представителей русской интеллигенции в эмиграции, вынужденных бежать в Европу из-за участия в Белом движении и осуждения большевистского переворота: князь Николай Трубецкой, экономист Петр Савицкий, правовед Николай Алексеев, историк Георгий Вернадский, вот основные имена. Позже к евразийцам причислил себя и Лев Гумилев. Они описали Россию так, как я до этого всегда чувствовал, но еще не был в состоянии выразить словами. А они это сделали. Вот так я стал евразийцем.

Евразийство, в отличие от западничества, считает Россию не вечно отстающей «Недоевропой», а отдельной самобытной цивилизацией – «Евразией», органически сочетающей в себе элементы и Европы, и Азии. Но это, конечно, только самое начало теории. Читайте евразийскую литературу, там очень много полезного для будущего России. Сегодня евразийские идеи цитируют и реализуют Владимир Путин и Нурсултан Назарбаев. Главный показатель мощи евразийских идей – создание в 2015 году Евразийского Экономического Союза.

– Расскажите о Евразийском Движении России, лидером которого вы являетесь, когда и зачем оно создано?

– Мотивы, побудившие меня к созданию ЕДРФ (раньше движение называлось «Молодой Евразии»), я никогда не скрывал. Как только я загорелся евразийством, сразу решил создать Евразийский дискуссионный клуб на базе моей Almamater – МГИМО. Всё получилось довольно успешно, поэтому я решил расширяться.

Узнав, что «евразийством» в России занимается Александр Дугин и его организация, мы с моей тогда будущей женой пришли на одно из их собраний. Это было зимой 2010 года. От услышанного там мы пришли в ужас. От речей Дугина и его программных документов пахло империализмом, итальянским фашизмом и крайним этатизмом. Сейчас, правда, их радикализм немного смягчился. Конечно, у разработок Дугина есть много положительных моментов, и сам он, несомненно, очень образованный человек. Его «Четвертую политическую теорию» я полностью разделяю и продвигаю, хотя и с немного другим уклоном. Также хотел бы отметить патриотический вклад ЕСМ (Евразийский Союз Молодёжи, – ред.) в борьбу за Новороссию. Тем не менее, считаю, что они искажают подлинную суть евразийства в сторону «черного» этатизма и империализма. Это к тому же отпугивает многих потенциальных сторонников евразийской идеи как в России, так и в ближнем и дальнем зарубежье.

Поэтому я счел нужным создать собственную евразийскую организацию, чтобы нести в мир настоящее евразийство, то подлинное учение, каким его разработали «отцы-основатели» еще в 1920-30-х годах. Так было создано Евразийское Движение России.

Кроме этого мы занимаемся изучением современной евразийской интеграции, постулатов «прагматического евразийства», разработанного Назарбаевым. Нашими активистами ежегодно создаются сотни научных, аналитических и публицистических статей. Теперь мы, по сути, имеем международное евразийское движение с представительствами (Евразийскими клубами) во многих городах России и постсоветского пространства. Многие активисты нашего движения сейчас работают в важных управленческих и аналитических структурах, кто в ЕЭК, кто в МинЭкРазвития, кто в ЕАБР. Наша цель  – построение Евразийского Союза путем реализации и адаптации евразийской политической теории. Поэтому мы концентрируемся на мягкой силе евразийского проекта и выработке нужного кадрового обеспечения.

– В России и за рубежом достаточно много евразийских организаций, вы с кем-то сотрудничаете?

– Из евразийских общественных организаций внутри России есть «Берлек-Единство» (Евразийский клуб Башкирия), «Евразио», «Союз молодых ученых и специалистов Евразии», «Евразийский коммуникационный центр», «Евразийский экономический форум молодежи», с которыми мы прекрасно сотрудничаем. За рубежом мы работаем с «Евразийской Сербией» и «Евразийской Болгарией». С НПО «Евразийцы – новая волна» мы создали совместный Евразийский клуб в Кыргызстане. Кроме этого мы сотрудничаем с большими патриотическими околоевразийскими организациями – такими как НОД и партия «Великое Отечество». С последней мы совместно создали Евразийский клуб «Алтай». Со всеми евразийскими организациями у нас отличные отношения.

– Насколько мне известно, вы были в Крыму во время референдума. На что больше всего обратили внимание в те дни, что удивило или поразило?

– Да, был. Больше всего меня поразила искренная радость крымчан, с которой они встретили воссоединение с Россией. Такого патриотизма я давно не видел. Кстати, лично побывав на двух избирательных участках, я могу сказать, что референдум прошел абсолютно демократично. Также я понял, что большая часть крымских татар, несмотря на общепринятое мнение, нейтрально или даже хорошо относятся к России и русским. За время своей поездки я встречался и много общался с лидерами крымскотатарской партии «Милли Фирка» Васви Абдураимовым и Танаем Чолхановым. Уверен, возвращение Крыма стало правильным шагом, обусловленным необходимостью защиты местного населения от киевского нацизма. Альтернативы-то, собственно, не было никакой. Ведь хунта не согласилась на федерализацию, которую требовали русские Юга и Востока Украины. По этой же причине я поддерживаю создание независимой Новороссии от Харькова до Приднестровья. А для Крыма сейчас самое главное – показать, что двадцатилетняя эпоха развала и коррумпированных градоначальников окончательно канула в лету.

– Уже много месяцев продолжается полномасштабная битва за Новороссию, вы и ваши соратники по движению как-то участвуете в этих процессах?

– Как и другие патриотические НПО, мы занимаемся информационной поддержкой и гуманитарной помощью. Недавно вместе с Министерством топлива и энергетики ДНР мы запустили проект по гуманитарному сбору бензина для нужд Донбасса. Им сейчас катастрофически не хватает бензина для работы скорой помощи, пожарных машин, аварийных генераторов и т.д. Многие ополченцы поддерживают евразийство и, конечно, евразийскую интеграцию Новороссии. В Донецке у нас работает Евразийский клуб «Донбасс». Кстати, многие аналитики считают, что Новороссия, согласно воззрениям Губарева, Стрелкова и Мозгового, обещает стать «евразийской республикой». Мы на это указываем в наших работах и всячески содействуем этому процессу.

– Война приостановила процессы евразийской интеграции или нет? Перед какими угрозами, по-вашему, стоит сейчас новый евразийский проект?

– Нет, приостановки процессов евразийской интеграции не наблюдается. Недавно Федеральное Собрание РФ ратицифировало Договор о Евразийском Экономическом Союзе, который вступит в силу 1 января 2015 года. На днях Армения тоже присоединится к ЕАЭС.

Единственную угрозу я вижу по направлению Казахстана, со-инициатора и главного союзника России по евразийскому проекту. Американские агенты влияния там активно работают на разобщение двух партнеров, на разжигание национального конфликта. Несмотря на то, что подавляющее большинство казахов хорошо относятся к русским, американцы стараются устроить там второй майдан. Пока у власти евразиец Назарбаев, это невозможно, но потом… Американцы используют все средства, чтобы представить евразийский проект как новую Российскую империю.

Хотя, если посмотреть на документацию, становится понятно, что в Евразийском Союзе нет никакого русского империализма. Наоборот, все основано на назарбаевских принципах равноправия и экономического прагматизма. Поэтому я всегда призываю российских патриотов воздержаться от поддобных сравнений, не играть на руку нашим врагам. Главная задача – активнее работать в области публичной дипломатии и мягкой силы в Казахстане по продвижению там настоящего образа  России.

– А что в вашем понимании — евразийская власть?

– Евразийская власть – это народная и отечественная власть. Евразийцы отвергают западную модель партийной демократии, потому что видят в ней слишком много эгоизма и предпосылок для вырождения в олигархию финансовых кланов, предлагая взамен «органическую» демократию, т.е. демократию через иерархическую систему профессиональных советов. Вместо одного парламента должно быть три: Совет территориальных субъектов, Совет специалистов (состоящий из представителей науки, культуры и производства), и Совет национальностей. Во главе угла должна стоять общенациональная идея, которой будут следовать все депутаты и чиновники. Выяснить содержание национальной идеи можно будет путем всеобщего референдума-опроса.

– А чем, по-вашему, всё закончится на Донбассе?

–  Пока все идет к «приднестровскому сценарию». Путин поддержал его как пока единственный способ минимизировать жертвы среди гражданского населения. Обстрелы со стороны украинской армии, конечно, продолжаются, но все равно в меньшем объеме, чем до «перемирия». Конечно, таким «перемирием» не довольны ни новороссияне, ни россияне. Долгосрочная стратегия Кремля должна быть направлена на освобождение от фашистов не одного Донбасса или даже Новороссии, а всей братской Украины. Думаю, многое зависит от октябрьских выборов в Верховную Раду и приближающейся зимы. На фоне скорого экономического коллапса и зашкаливающего украинского национализма это, скорее всего, приведет к серьезным социальным бунтам и приходу к власти нацистов из «Правого сектора» и добровольческих батальонов. В таком случае у Запада существенно сузятся возможности оправдать свою поддержку такому режиму, и, наоборот, увеличится поддержка ополченцев как вне, так и внутри Украины. Так что, может быть, скоро дойдем до Киева.

– Что для вас означает понятие «Русский мир»?

– Как я сказал вначале, я себя считаю русским немцем. Это отдельный народ, существующий со времен Российской империи, со своей историей и культурой. У нас менталитет русский, но отношение к работе немецкое. Русские немцы всегда верно служили Русскому миру. А Русский мир, по моему мнению, состоит из трех понятий – русский язык, Православие и социальная справедливость. Поэтому я не согласен с теми, кто хочет ставить знак равенства между Русским миром и Евразийской цивилизацией. Русский мир есть часть Евразийской цивилизации, они сопрягаются. Но Евразийское пространство было объединено перед русскими не раз – скифами, тюрками, монголами. Также половина населения Евразийского (постсоветского) пространства не исповедует Православия. Лично я считаю, что мы чаще должны оперировать понятием «Евразийская цивилизация», которое включает в себя четыре принципа развития: русский язык; приоритет духовных ценностей над материальными; социальная справедливость и народовластие.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *