евразийство, евразийцы, государство, правды, Евразийский Союз, Евразия, 4ПТ

Политический режим в евразийстве. Теория и практика.

_ Артем Строкин, руководитель Евразийского клуба РГСУ, член Исполкома ЕДРФДоклад на круглом столе «Политическая программа евразийства в России 21-го века», прошедшем 7 марта 2015 года в Евразийском клубе МГУ им. М.В. Ломоносова.

В рамках сложившейся политической ситуации и истории нашего государства последнее время всё чаще и чаще приходится обращаться к теме политического режима. Политический режим – это совокупность методов и форм осуществления политических отношений в обществе, иными слова способ управления политической системой. Существует три основных политических режима, которые в свою очередь подразделяются на подтипы со своими особенностями.

Тоталитаризм с контролем всех сфер жизни общества, диктатом лидера или группы людей, и гнетом населения.

Авторитаризм – режим с сохранением определенных свобод у граждан, но сосредоточением большей власти в руках одного или нескольких человек.

И  демократия – с выборной властью, участием граждан в жизни общества, провозглашением прав и обязанностей, свободой и равенство, иногда выходящие за пределы понимания не западного человека.

В конце XX-го века Россия отказалась от тоталитарного режима и перешла к более гуманному режиму демократии. Что несет нам либеральная демократия? Западные ценности, подчас чуждые нашему менталитету и культуре, стали постепенно прививаться молодому поколению: глобальная конкуренция – друзей нет, есть только партнеры или конкуренты, «деньги правят миром», «жизнь одним днём», «не обманешь, не проживешь». Полная вседозволенность убивает в нас духовного человека, делая потребителя по отношению ко всему. Либерализм с каждым днем показывает нам все больше и больше негативных сторон. Такая идея превалировала в 90-ые годы, когда Борис Ельцин говорил: «Берите суверенитета столько, сколько сможете проглотить». В данном случае суверенитет республик рассматривается как элемент демократии, который отсутствует в тоталитарном государстве. Мы видим, к чему это привело — «план Даллеса» был практически реализован: наш народ морально разложен.

Начиная с  90-ых годов, людям открыто говорили, что идеология – это негативное проявление коммунистической доктрины и пережитки прошлого, закрепив это положение в главном государственном документе – Конституции Российской Фердерации, которая была принята 12 декабря 1993 года. Статья 13 параграф 2 Конституции РФ гласит: «Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной».

Но так ли это на самом деле? И может ли вообще государство существовать без конкретной идеологии? Ведь идеология — это кратко выраженные нормы и ёмко сформулированное представление о жизненных ценностях и способе построения общества, о государстве. Без неё как без определения конкретного маршрута долго не проживёшь. Пилот не может вести самолёт просто так, в «светлое будущее», без детального и чёткого маршрута, не зная, где приземлится, да и пассажиры откажутся лететь в самолёте с экипажем, который просто летит, не зная, зачем и куда.

От этого в государственной вертикали власти формируется важнейшая проблема. Когда в государстве отсутствует главная идея, цель или ценность, то, тем не менее, в нем существуют мелкие второстепенные цели, которые правительство решает по мере их появления. Таким образом проводится политика «реформы ради реформ». И это не дает значительного эффекта, так как второстепенные цели не связаны друг с другом, что приводит к разрастанию административно-бюрократического аппарата.

А когда существует национальная цель или идея, то второстепенные цели взаимосвязаны, так как направлены на достижение одной главной, и решаются комплексно. Это дает явный положительный стимул.

Изменение ситуации наметилось с приходом к власти Владимира Путина, когда страна переживала сложнейший период в экономическом, политическом, социальном планах. Ей был остро необходим такой хозяйственник. Он остановил неконтролируемую либерализацию (деградацию) страны, и лишь тогда стало возможным задать следующий вопрос: «Есть ли у государства сегодня определенная цель или идея?». Кто-то скажет, что есть, кто-то скажет, что нет, а это значит, сформированная национальная идея до сих пор отсутствует. Выдающийся интеллектуал Александр Зиновьев писал: «Слово «капитализм» идеологическая пустышка, а главный изъян капитализма – это идеологическая пустота». В середине XX-го века известный русский философ Иван Ильин говорил, что России, после тоталитарного правления большевиков, будет крайне трудно перейти к демократии, переход должен быть постепенным, и некоторое время России понадобится «крепкая рука» хозяйственника [1]. Такого как Путина.

В данный момент, когда государству необходима консолидация и определенный маршрут развития, особо остро чувствуется нехватка цели (идеи), к которой нужно двигаться. Евразийское идейно-философское течение ставит главной из своих целей создание национальной идеологии в России, где были бы соединены наука, религия и философия. Именно поэтому в работах таких евразийцев, как Н.С. Трубецкого, П.Н. Савицкого, П.П. Сувчинского и других, большое и важное место занимает отражение общего евразийского мироощущения и умонастроения. Евразийство выступает за сильную государственную власть и суверенитет, национальную независимость, духовность, самобытные традиции, свободу самоопределения народов.

Общеевразийский патриотизм должен стать одной из важнейших идей, которая объединит все страны евразийской интеграции. Патриотизм, сначала к своему народу, затем к своей стране, и в итоге ко всей России-Евразии. Все вместе это называется полиэтнический евразийский национализм. Большое значение уделяется культурной преемственности поколений, сохранений культурных обычаев и традиций при равенстве всех народов и рас. Россия-Евразия есть уникальная цивилизация, представляющая собой синтез множества равноправных народов с широкой и богатой культурой — в противовес Западу с унитаристскими, мондиалистскими взглядами на мир, желанием построить все по модели европоцентризма.

В данной ситуации, когда повышается роль государства в экономике, обществе и с его помощью появляется определенная национальная идея, находятся люди, которые высказывают критические предположения относительно будущего такого государства. Они связывают усиление роли государства с фашизмом, а наличие идеологии относят к предпосылкам появления диктатуры. Действительно, евразийцы отвергают западную модель партийной демократии. Однако, они не менее принципиально критикуют тоталитарные режимы, угнетающие личность человека! Ведь истинный фашизм подразумевает под собой принцип: «Все в государстве, ничего против государства, ничего вне государства». Это —  тотальный контроль и безграничные права государства, что осуждается евразийцами.

В евразийской идеологии государство не только устанавливает обязанности, оно гарантирует и права – права на самоопределение как отдельных социальных групп, национальностей, профессий, союзов и обществ, так и отдельных лиц. Оттого оно и является «Государством гарантийным», т. е. строит обязанности и отдельной личности, и разнообразных объединений личностей в государстве на основе гарантированных им и им же охраняемых незыблемых прав.

В государстве появляется демотическое начало. Демотия – принцип со-участия народных масс, максимального количества социальных групп в управлении государством путем установления иерархической системы депутатских советов. Евразийцы предлагают включить в эту законодательную и исполнительную власть представителей всех народов (Совет национальностей федерации), представителей всех регионов (Совет субъектов федерации), а также другой орган (Совет экспертов федерации), где были бы представлены профсоюзы, социальные группы, научные институты, ассоциации – строители, промышленники, творческая интеллигенция, работники медицины, работники образования и т.п.

В евразийском обществе свобода остается во всех сферах жизни: свобода СМИ, слова, самовыражения, свобода экономической сферы; лишь с тем важным отличием, что осуществляется контроль самых важных стратегических областей общественной безопасности, касающейся вопросы суверенитета и морали.  То есть, роль государства — это контроль лишь той мере, чтобы свобода людей не превращалась во вседозволенность, чтобы  люди оставались нравственными и духовными. Более того, государство подотчетно народу, и руководители должны подавать пример гражданам, быть прозрачными и открытыми, следовать и придерживаться провозглашенной идеи, быть духовными и высокоморальными людьми.

Важное место занимает концепция «правящего отбора» — существующий во всяком государстве отбор в правящий слой. Типы отбора (аристократический, плутократический, демократический и т.д.) определяют тип государственного устройства, социального строения общества, народного хозяйства и культуры. В мире, и в частности в России-Евразии, призван установиться идеократический отбор, объединяющий членов правящего слоя по признаку общности мировоззрения.[2]

Определенные события прошлого (развитие итальянской и немецкой идеократий в кровавые диктатуры фашизма и нацизма) подтолкнули евразийца-правоведа Николая Алексеева развить концепцию эйдократии. Идеократия – государственный строй, в котором правящий слой отбирается по признаку преданности, исповедания и служения главной идее. Как правило, идея может быть провозглашена или лидером, или группой руководителей (например — партией)[3] Эйдократия по Алексееву отличается от идеократии тем, что в ней идея-правительница имеет не субъективный, а универсальный, почти-что объективный характер. То есть общество объединяется не вокруг какой-то одной конкретной идеологии, субъективно определенной какой-то одной партией, а вокруг общего «эйдоса», по современному — «национальной идеи», с которой большинство социальных групп населения может согласиться (левые, правые, либералы и т.д.).

Вышеперечисленные факты дают понять, что отсутствие идеи можно сравнить со свободным плаванием, куда понесет течение, там мы и окажемся. Менталитет Евразии требует сильный государственный режим, во главе с капитаном-хозяйственником, который поведет корабль к намеченной цели. Чем плоха идея построения сильного независимого традиционного государства, с развитыми национальными культурами, с любовью к Родине, с сохраненной самобытностью, а не слепым копированием западных «ценностей»? И разве такое государство обязательно должен стать диктатурой? Ответ на эти вопросы покажет, кто патриот своей страны, а кто представляет пятую колонну.

Примечания:

1. Полторацкий Н. П.  // И. А. Ильин, «О грядущей России. Предпосылки творческой демократии». — Нью-Йорк, 1991 г.

2. Попков Ю.В., Тюгашев Е.А.Классическое евразийство: тропы и концепты. Новосибирск. 2010 г.

3. Там же.

Использованная литература:

1.  Тараторин Д. Теория евразийского государства.//Евразийское обозрение № 5, 2001 г.

2.  Алексеев Н. Н. Русский народ и государство. М., 2003.

3.  Кофнер Ю. От идеократии к эйдократии. Москва, май 2013 г.

4. Полторацкий Н. П. // И. А. Ильин, «О грядущей России». — Нью-Йорк, 1991

5. Трубецкой Н. С. «Идеократия и армия» // Евразийские хроники. Вып. X.Париж, 1928 г.

6. Трубецкой Н. С. «Об идее-правительнице идеократического государства» «Евразийские хроники». Выпуск VIII. Париж. 1927 г.

7. Савицкий П. Н. «Евразийство как исторический замысел». 1933 г.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *