русские, Россия, Евразия, этнология, евразийство, евразийцы, Минцев, Рерих, возрождение

Русские среди народов Евразии

_ Петр Савицкий. Прага, 1934 г. Публикуется по рукописному экземпляру, хранящемуся в ГАРФ: Ф. 5783. Оп. 1. Ед. хр. 137.

Методологическое введение в проблему

От своего первоначального местожительства восточное славянство мигрировало, по преимуществу, в северо-восточном и восточном направлении. Это общее направление движения имело два основных следствия:

1) восточные славяне заняли месторазвитие, существенно отличающееся от месторазвитий западных и южных славян;

2) они соприкоснулись с народами финно-угорского, тюркского, монгольского и манчжурского корня (а также с палеоазиатами), с которыми остальные славяне или имели сравнительно мало соприкосновений, или не соприкасались вовсе. Это не могло не наложить отпечатка как на общекультурный облик восточных славян, так, специально, на восточно — славянскую этнографию, а также на антропологию.

Задача заключается в том, чтобы определить, в какой мере отдельные своеобразные (в отношении остального славянства) особенности русского племени определились его восточными связями и в какой мере существуют различия в этом отношении между отдельными его ветвями (великороссы, украинцы и белорусы).

Основной материал, который должен быть привлечен в этом исследовании, сводится к следующему:

1) к материалу дославянской археологии тех стран, которые впоследствии были заняты восточными славянами — в частности, длинного ряда кочевых культур, бытовавших на территории нынешней Украины, финских культур Доуральской России, «металлургических» культур Алтая и Саян и т.д. Культура нарастает в месторазвитие и потому передается в известной степени позднейшим насельникам страны. Задача заключается в том, чтобы точно определить степень и форму этой передачи:

2) к историческим известиям о взаимодействиях восточного славянства с перечисленными выше восточными народами. Огромное содействие может оказать здесь возникающая наука истории Евразии (см. новую книгу Г.В. Вернадского «Опыт истории Евразии» [1]).

Вопрос естественным образом членится на три основных части:

а) взаимодействие русского народа с народами степной зоны. В последние века к нему присоединилась проблема о взаимодействии русских с народами «травянистой пустыни». В связи со стихийным проникновением русской демографической массы в Туркестан («Среднюю Азию»), этот последний оттенок вопроса приобретает в настоящее время особо актуальный характер;

б) такое же взаимодействие с народами евразийской лесной зоны. Поскольку здесь нужно начинать со взаимодействия с карелами на западном ее пределе и кончать взаимодействием с туземцами Камчатки и Сахалина, вопрос приобретает особую сложность, еще увеличиваемую отсутствием общих сводок. Однако, без освещения его не уяснимы очень многие стороны великорусской этнографии и фольклора (для соответствующего украинского материала преобладающее значение имеют изучения, упомянутые под пунктом а);

в) такое же взаимодействие с народом евразийской тундровой зоны. С полной резкостью должен быть поставлен вопрос о «славянах тундры». Обильные материалы по изучению наиболее простых северных поселений как Доуральской, так и Зауральской России облегчает ответ на этот вопрос. Едва ли может быть найден более яркий пример теснейшего слияния среды и окружающей ее географической обстановки, чем тот, который дают в этом отношении «славяне тундры». Совершенно очевидно, что многие из подразумеваемых здесь проблем являются специфической принадлежностью русского мира и не распространяются на остальное славянство;

3) к материалам чисто этнографического характера, сводящимся к установлению целого ряда «этнографических союзов». Это последнее понятие должно быть построено по образу и подобию «языкового союза». Оно охватывает «черты специального сходства», обусловленные «не общим происхождением, а только продолжительным соседством и параллельным развитием». Взаимодействие восточного славянства с другими на родами Евразии дает богатейшую почву для возникновения «этнографических союзов». Важно зарегистрировать и изучить их.

Не подлежит сомнению, что славянство в своем историческом и культурном развитии принадлежит не одному, а двум географическим и культурно — историческим мирам: с одной стороны — миру Европы, с другой — лежащему к востоку от него миру Евразии (Eurasio sensu stricto [2]) — области трехполосного «флагоподобного» расположения зон: степно — пустынной, лесной и тундровой. Важно установить, как проходят — по отдельным признакам — границы между евразийским и европейским славянством. Специфическая область пролегания этих границ есть черноморско — балтийское междуморье. Об этом свидетельствует проработка указанным выше материалов.

Примечания:

1. Вернадский Г. В. Опыт истории Евразии с половины VI века до настоящего времени. Издательство евразийцев. Берлин. 1934 г.

2. Евразия в точном смысле слова (лат).

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *