либералы, западничество, США, Европа, Запад, Россия, либерализм, предатели

Либеральная оппозиция в России еще не существует

_ Настоящая либеральная оппозиция в Российской Федерации еще не существует. О том, какую идеологию на самом исповедуют нынешние оппозиционеры и может ли в России быть создана настоящая либеральная и одновременно патриотическая сила рассуждает не-либерал, председатель ЕДРФ Юрий Кофнер. Москва, 23 февраля 2016 г.

Неприкасаемость либерализма в России

Защищать в России теорию либерализма — неблагодарное дело. Быть «либералом» в России — это то же самое, как быть заразным смертельной болезнью. Обозначение «либерал» здесь созвучно со словами «иностранный агент» и «предатель», нередко с добавкой «-вор» или «-развратник». С такими одиозными личностями, называемыми «российскими либералами», как Ельцин, Гайдар, Немцов, Каспаров, Навальный, Ходорковский и Толоконникова (Pussy Riot) это не удивительно, и, по правде говоря, во многом заслужено.

Сразу подчеркну, что я не сторонник либерализма. Но также я не считаю, что исконный либерализм является причиной всего зла в современном мире. В либеральной теории, как одной из четырех основных политических школ современности, есть многие отрицательные, но также, и это надо признать, некоторые очень важные положительные моменты. Как, и, впрочем, в коммунизме и даже в фашизме. Проблема состоит в том, что опыт лихих 90-х и непростительная продажность анти-путинской оппозиции к сожалению сделали до сих пор невозможным провести в России полноценную и честную общественную дискуссию на тему либерализма и российской его версии (включая их прошлого, настоящего и будущего).

Троцкисты нового американского века

Дилемма современного российского «либерала» состоит в том, что он вовсе не либерал, а западник. И своем западничестве он бескомпромиссен. Он — тоталитарен. Его мировоззрение не российский либерализм, а «тоталитарное западничество». В России я не увидел еще ни одного настоящего российского либерала, сочетающего его (пусть даже для многих наивную) веру в «демократию, свободу и частную собственность» с безальтернативной защитой национальных интересов и суверенитета России, как высшего условия его политической деятельности в нашей стране. Его либерализм не более, чем плохо прикрытый европоцентризм (амероцентризм). Он хочет, чтобы «у нас было как у них», потому что «у них хорошо», значит мы должны копировать Запад, чтобы мы «были как все», т.е. как т.н. «свободный мир». В слепом западопоклонстве он готов заплатить саму высокую цену — продать Родину. Он готов получить финансирование из посольства США, на московском майдане он готов свершить «ненавистный евразийский режим Путин» и пойти на самые гнусные преступления интервенционизма, лишь бы он смог «потом», после революции, распада единой страны и гражданской войны, установить на оставшейся территории б. федерации свою «либерально»-европейскую диктатуру.

Именно диктатуру. Потому что либерализм российского либерала не более, чем ярлык и пустое слово. Он не терпит ничья точки зрения, кроме собственного и для реализации своих «либеральных», т.е. западнических, убежденный он готов предпринять любую меру «как того требуют обстоятельства» (словно «военный либерализм» какой-то). Идеологические противники в собственной стране — будь-то левые или правые консерваторы — не достойны его отношения на равных, они для него «поцреоты» и «ватники», и максимум что они заслуживают у него — карикатура. Он давно забыл (если вообще когда либо знал) фундаментальный принцип настоящего либерализма, сформулированный одним из его основоположников (пусть немного по другому) Вольтером: .»Я не согласен ни с одним словом, которое вы говорите, но готов умереть за ваше право это говорить» [1]. А российский народ для «российского либерала» вовсе варварский и не просвещенный. Поэтому с ним можно сделать все что угодно, его можно пожертвовать на алтаре либеральных реформ, лишь бы в итоге какая-то его часть стала частью глобальной либеральной утопии в духе Фрэнсиса Фукуяма [2] и Олдоса Хаксли [3].

Сходства между российскими большевиками 1917 года и российскими либералами 2017 года более, чем очевидны и явно не случайны. Оба получили(-чают) финансирования из-за рубежа, оба (были) готовы пойти на любые преступления, чтобы смести российское правительство и ненавистные «пережитки прошлого» (первым это удалось), оба пренебрегают(-ли) российским народом, оба не считаются(-лись) ни с кем мнением, кроме собственного,  и оба верят(-ли) в мировую революцию (тут коммунизма, там либерализма). Российские либералы — этакие духовные наследники троцкистского мондиализма, отрицающего любые национальные границы и традиционные институты. Они —  троцкисты «нового американского века» [4].

К чему хотят привести Россию современные российские либералы мы видим на примере майдановской Украины. На американские и европейские деньги их западники-«либералы» под лозунгами либерализма осуществили там вооруженный государственный переворот (евромайдан), изгнали законно избранное правительство, начали гражданскую войну против собственного населения, разрушили экономику и социальную систему, ведут сногсшибательную пропаганду своей, якобы либеральной, идеологии (включая гей-парады и секс-фесты), при этом сажают любого за малейшее инакомыслие и открыто заявляют, что воюют за «идеалы свободного мира» (считай — мировую либеральную революцию).

От этого и вся ненависть и презрение большинства российского народа к современным российским либералам. Народ ведь не глупый и давно понял, что те вовсе не «российские» и не «либералы», а, как я уже сказал — «тоталитарные западники» и «троцкисты нового американского века».

Либерал-патриоты?

Допустим, что среди российских либералов все-таки оказались несколько искренних патриотов России, при этом, по воле судеб, также искренно верующих в настоящие либеральные ценности. Смогут ли они заново заслужить народное доверие?

Да, если они искренне этого хотят. Но что же они должны для этого сделать?

Прежде всего, их бескомпромиссность в плане идеологии должно смениться бескомпромиссностью в плане патриотизма. Они должны смыть с себя грязь интервенционизма и стать настоящими патриотами России, ставя ее суверенитет и независимость превыше всего — как базовое условие. Первым шагом на пути очищения должно быть громкое и окончательное отречение от западного мессианизма и американского империализма. Вера в либеральные ценности не может идти в разрез, ни с национальными интересами России, ни с результатами народного референдума. Либерал-патриотизм начинается с признания воссоединения Крыма с Россией, с поддержки русского большинства на юго-востоке Украины, с осуждения анти-демократических цветных революций, проводимых США по всей Евразии.

Во-вторых, это также должно касаться их отношения к культуре. Я не западник, но я не выступаю за полный запрет западничества в России как такового. Однако, их совершенно слепой европоцентризм должен смениться более свешенным отношением к Западу. И если уж для них Россия — Европа, то они должны хотя бы понять, что Россия по крайне мере — другая Европа, и, что Россия, тем более, не Америка. Пусть они скажут, что Россия наследница «Второго Рима» в духе Константина Лонтьева [5], или, что Россия — «Новый Запад» в духе Сувчинского [6], Малевского-Малевича [7] и, прежде всего, — Александра Зиновьева [8]. Тогда будет о чем поговорить с ними.

А тот удивительный факт, что быть либералом далеко не значит быть противником традиций и культуры своего народа доказал еще титан либеральной школы, австрийский экономист «частных денег» Фридрих фон Хайек [9]. Российским либералам стоило бы ознакомиться с его трудами.

В-третьих, одновременно с вышесказанным, российским либералам требуется пересмотреть свое отношение к идеологическим оппонентам. От тоталитарного фанатизма и греховной убежденности в непогрешимость собственных убеждений им необходимо сделать переход к демократическому плюрализму мнений. От пренебрежительной снисходительности к российскому народу, традиционным конфессиям, правительству, левым и правым дежравникам —  к взаимоуважению и сотрудничеству во имя процветания российского общества.

Оппозиция или пятая колонна?

Многие на этом месте могут удивленно спросить меня: «Зачем России вообще эта либеральная оппозиция? Да, черт же с ними. Пусть они валят там в свою Европу и Штаты, если они так хотят жить в «либеральном» обществе. А мы тут сами разбиремся — между настоящими патриотами — левыми и правыми державниками. Разве без либералов будет хуже?».

Да, я утверждаю, что ситуация как она есть сейчас хуже, чем если бы у нас была бы настоящая либерал-патриотическая оппозиция. Надо понять, что в любой стране есть и будет какая-та либеральная сила. В западных государствах, в целом, она у власти. В не-западных обществах, включая Россию, она, по-правилу, находится в оппозиции. Это данность. Она может не нравиться, но с ней жить придется. Теперь судите сами, что хуже: нео-троцистская европоцентрическая либеральная вне-партийная, вне-системная оппозиция, (о которой я говорил в начале статьи), активно занимающаяся подрывной деятельности в пользу однполоярного гегемона; или же патриотическая системная оппозиция, пусть поддерживающая частную собственность, плюрализм мнений, верховенство закона, свободу прессы, уменьшение бюрократии, и, при этом, отстаивающая суверенитет и национальные интересы России на международной арене? Или у нас будет системная патриотическая либерал-оппозиция, или же подрывная анти-российская псевдо-либеральная пятая колонна. Третье не дано.

По итогам Большой пресс-конференции от 18 декабря 2014 года Владимир Путин ответил на вопрос о разнице между пятой колонной и нормальной оппозицией. Журналистка, задавшая вопрос, явно имела ввиду вышеописанную проблему с «российскими либералами». Вот что сказал президент: «Грань между оппозиционерами и «пятой колонной» – она внутренняя, её трудно увидеть внешне. В чём она заключается? Оппозиционер, даже очень жёсткий, он в конечном итоге до конца борется за интересы своей Родины. А «пятая колонна» – это те люди, которые исполняют то, что продиктовано интересами другого государства, их используют в качестве инструмента для достижения чуждых нам политических целей» [10].

Возможна ли в России патриотическая либерал-оппозиция? Или это просто наивная утопия? Согласитесь, эта утопия по крайне мере лучше нежели той, к которой ценой будущего России стремятся нынешние наши либерал-троцкисты «нового американского века».

Литература:

  1. Dimitrios Kisoudis: Goldgrund Eurasien. Der neue Kalte Krieg und das Dritte Rom. Waltrop/Leipzig. 2015.
  2. Максим Сигачев. Русский либерализм vs. либеральное западничество. Москва. 2013 г.

Примечания:

  1. Это крылатое выражение о принципах свободы слова, демократии, приписываемое Вольтеру. На самом деле авторство принадлежит английской писательнице Эвелин Холл (Evelyn Hall), котораяперефразировала слова Вольтера из его «Трактата о веротерпримости» (1763).
  2. Francis Fukuyama. The End of History and the Last Man. 1992.
  3. Aldous Huxley. Brave New World. London. 1931.
  4. Проект «Новый американский век» (Project for the New American Century) — одна из наиболее влиятельных неправительственных политических организаций США, основана мужем Виктории Нуланд Робертом Каганом. Официальной целью «Нового американского века» было «продвижение американского глобального лидерства».
  5. Константин Леонтьев. Византизм и Славянство. Из сборника «Восток, Россия и Славянство». Москва, 1875 г.
  6. Петр Сувчинский. Новый Запад. Газета «Евразия». Париж. 1928 г.
  7. Святослав Малевский-Малевич. СССР сегодня и завтра. Париж, 1972. Смотр. также: Андрей Прудников. Зрелое евразийство Святослав Малевского-Малевича. Пермь. 2011 г.
  8. Юрий Кофнер. Большая Европа. От Хаусхофера до Путина. Киев. 2013 г.
  9. Friedrich August von Hayek.The Constitution of Liberty. Chicago.1960.
  10. Официальный сайтПрезидента России. Большая пресс-конференция Владимира Путина. Москва. 18 декабря 2014 г.

One comment

  1. И их будут, как агнцев, пихать либеральным ботинком на жертвенник, руководствуясь своими меркантильными целями . Агнцы, они же — овцы. Овцы мужского рода — бараны. Давайте будем называть вещи своими именами.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *