Белые, Красные, коммунизм, консерватизм, евразийство, евразийцы, Евразийский Союз, 4ПТ

Белые, красные и евразийство. Глава II. Евразийство.

_ Иван Степанов.* Белые, красные и евразийство. Глава II. Брюссель, Август 1927 г. В электронном виде публикуется впервые. Оцифровка: Юрий Кофнер. На аватаре марка одежды «Возрождение» дизайнера Кирилла Минцева.

* Иван Владимирович Степанов (? — 1934) – выпускник Училища правоведения (1915) и Павловского военного училища (1916), офицер Семеновского полка; воевал в Добровольческой армии. В эмиграции находился в Бельгии; автор нескольких евразийских брошюр, активный участник Евразийского Движения и один из со-организаторов Первого съезда Евразийских организаций, проходившего в Брюсселе в сентябре 1931 года.

II

Евразийство

«…Говорят Евразийство утопия. Мы живем в такое время, когда утоия легко становится реальностью. Ведь вот коммунизм, был утопией, а стал реальностью, а радикально-демократическое мировоззрение — казалось реальным, а стало утопией».

Проф. Б.П. Вышеславцев на диспуте с  П. Н. Милюковым, 1927 г.

Евразийство

Ставя перед собой историософскую проблему России и Европы, евразийство видит в России особый культурный евразийский Mиp, мир раскрывающейся православной культуры, равно отличной от европейской и азиатских, центральное и руководящее значение которой евразийство видит в будущей уже начавшейся исторической эпохе.

Исходя из факта — из той Poccии, которая выходит из революции, евразийство выделяет и раскрывает те стороны русской современности, которые обращены в будущее и развитию их хочет всемерно содействовать. Во имя новой России-Евразии, новой русской культуры и мощи и новой руководящей идеологии, евразийство ведет решительную борьбу и с коммунизмом и с дореволюционными идеалами реставраторов, сочетая в себе традиции подлинно исторического русского охранения с подвижностью и практичностью современного политического действия.

Одна из основных задач евразийства есть перевоспитание человека. Главное зло «свободного развитого человека» заключается в том, что оно воспитывает в нем безмерный эгоизм и взгляд на себя, как на центр мироздания. Он центр — а все окружающее, включая государство, оценивается им постольку поскольку это не нарушает его личную свободу и частные интересы. Перевоспитание должно заключаться в том, чтобы с детства человек считал себя служителем народа все свои действия и помыслы сводил бы к этой единой цели. Формально коммунисты взялись за это дело и с детства стараются политически воспитывать людей. Безнравственное и изуверское коммунистическое учение естественно дает самые печальные результаты. В 1920 году Каутский предсказывал, что воспитательная проблема не под силу коммунистам и что под их властью вырастет эгоистическое поколение со всеми пороками мелкобуржуазной среды.

Одна идея государственной целесообразности не способна вызвать массовый творческий пафос. Отрицая всякую мистику, даже проводители социализма чувствовали необходимость в какой то религии, способной заставлять людей жертвовать собой. Отсюда замена Христианства верой в прогресс, в коммунистический рай и проч… Истинное развитие духовных сил народа проявится лишь при выделении религии из сферы правительственного влияния. Свободная от государственного давления Церковь способна стать центром духовных интересов. Только развитие духовных сил выведет людей из состояния подчиненности материи и из экономического рабства. Только духовным развитием можно бороться с машинизацией людей. Благо ближнего будет рассматриваться не с точки зрения личного интереса, а как прямая цель существования.

Народоводительство евразийского отбора будет иметь целью воспитать граждан в духе любви к ближнему и служения народу, исходя из идеи, что качество культуры определяется не материальными достижениями, а типом вышедших из нее людей.

Восток и Запад

В каждом человеке  заложены начала духовной и материальной культуры. Запад увлекся материальными достижениями и в нем человеческая мысль работает главным образом над идеей: «в кратчайший срок наибольшее количество материала перебросить на наидальнее расстояние». Отсюда весь прогресс техники и устремление интересов в эту область. Г. Ферреровидит гибель европейской культуры в безграничном стремлении к производству и в предпочтении количественности качественности. Этот культ количественности, культ цифр особенно характерен для американцев, сумевших создать цивилизацию без всякой культуры. Американец интересуется цифрами. Его поразит количество веков существования пирамид, количество побед Наполеона, цифра гонорара Шаляпина или рыночная цена Рубенсов. Этим преклонешем перед цифрами заразилась и Европа. Китаец Ку-хунг-минг видит упадок западной культуры в развитии коммерциализма и в царящей безвкусице.

Дух инициативы, риска, смелости являются истинными двигателями технического прогресса. Этот творческий порыв нельзя не приветствовать и не против этого направлена наша критика. Недостаток в том, что за творческими единицами идут уже серые последователи, т.е. восприниматели. Вот эта среда, благодаря целому ряду исторических причин охвачена исключительно эгоистическими побуждениями и чужда всякой идеи превышающей личный корыстный интерес. Веками созданная психология узости значительно объясняется ограниченностью пространств, т.е. географическими свойствами западных стран. В этих географических особенностях и заключается широта и глубина кругозора русских. Отсюда совсем иной подход должен создаться у русских и к проблеме технического прогресса. Для русского, в силу отмеченной особенности, духовно-культурные результаты будут главенствовать. Тип «мелкого самодовольного буржуа» всегда будет чужеземным явлением и никогда к нам не привьется органически. То что органично для Запада, не органично у нас на Востоке. Гнет старого режима убил настолько инициативу в русском человеке, что свою правительственную опеку он переменил на опеку западного общественного мнения. Развитие осознания своей самобытности и является основной задачей евразийства и борется оно не с культурой Запада, а с нашими русскими западниками, каковыми являются и правые и левые представители общественности и коммунисты.

Восточную культуру мы защищаем прежде всего потому, что в основах ее лежит идея духовного самосовершенства и подчиненного экономизма. Подобное отношение к этим двум культурам очень обобщено, ибо как на Востоке имеются отрицательный свойства Запада, так и на Западе имеются положительным явления духовного пробуждения. Дармштадтский философ гр. Кайзерлинг предсказывает в будущем сильный расцвет духовной культуры на пресыщенном материализмом Западе и сильное развитие материализма на Востоке. Подобное мнение несколько парадоксально, но для нас интересно определить пути русской культуры, принимая во внимание центральное положение Евразии. Не заглядывая в века грядущие, мы именно теперь считаем своевременным осознать и развить свою культуру, для чего нам пора оставить подражательство Европы и вспомнить свое исконное родство с Востоком.

Уместно отметить, что противники евразийства считают своим долгом доказывать теперь, что все положительное пришло к нам с Запада и что в конце концов у нас своего хорошего ничего и не было. Такое пораженчество в вопросе культуры позорно и никогда не найдет отклика в России.

Самобытность

Стать самим собой, вот смысл жизни русских. Русский народ исключительно разнообразен и оригинален. Максим Горький находит, что в России и сами дураки обладают какой то своей оригинальной глупостью, а лентяи подчас гениальны. Гершуни говорил, что «крупнейшим счастливым результатом будет то, что России удастся миновать пошлый период мещанского довольства, охватывающей мертвящей петлей европейская страны». Русским не подходит психология «буржуа». Ставши «буржуа» он перестает быть русским. На Западе теряется оригинальность. Если представить себе человека одной профессии, одного и того же достатка, то почти безошибочно можно сказать, что все люди этой среды, профессии и достатка не представляют друг от друга никакого отличия и по всем вопросам жизни у них совершенно одинаковые взгляды. Может быть с политической точки зрения русские представляются анархистами, настолько каждый самобытен. Эта исключительность русской натуры не подчиняется западным формам и попытки применить у нас западные шаблоны не имеют и не имели успеха. Небольшой слой воспринявший чужие формы отрывается от масс. Так было с правящим слоем петербургского периода, так происходит сейчас и с коммунистами. Культурное единение верхов с низами состоится лишь тогда, когда верхи откажутся от навязывания чужеземных шаблонов и сумеют органически связаться с массами, осознав единый культурно — исторический процесс народной жизни.

Федерация

Идея содружества народов, в целях избежания войны и солидаризации хозяйственных отношений, не нова.

В последнее время усилилось пан-европейское движение, имеющее целью объединить народы Европы путем возможных сокращений таможенных преград, путем введения единой валюты, сокращения вооружения и иными второстепенными мерами. Насколько жизненна пан-европейская идея — трудно сказать. Европейские нации обладают слишком большими историческими причинами вражды, в них горит национал-шовинизм военного периода. а тесная зависимость от колониальных завоеваний представляет слишком много поводов для вечных междоусобий. Пан-азиатизм способен развиться главным образом в целях изгнания европейцев.

Совсем иначе обстоит дело в Евразии. Опыт Революции показал, что отдельное существование различных наций Евразии не жизненно, что все историческое прошлое, настоящее и будущее, тесно связывает их в единый общеевразийский союз. Отличительная черта пан-евразийского движения по сравнению с пан-европейским и пан-азиатским заключается в отсутствии шовинистических тенденций в отношении восточных и западных соседей и в стремлении устроить свое внутреннее благополучие без всякого внешнего империализма.

Власть трудящихся

Не даром про нас говорят иностранцы : «Русский охотно готов лишить себя необходимого, чтоб позволить себе роскошь». Что понимать под этой роскошью? Наши духовные запросы и есть то, что иностранцы называют роскошью. Европеец живет, чтобы работать; русский работает, чтоб жить. Он готов лишить себя обеда, чтобы пойти на концерт или купить книгу. Он, усталый после томительной дневной работы, способен просидеть целую ночь в беседе на совершенно — с точки зрения его профессии — отвлеченные вопросы. Русский рабочий, духовно, несравненно более развит чем европеец, хотя в домашней обстановке грязнее и чужд комфорта. В рабочей проблеме русский ищет правды, а не выгоды. И не могут понять иностранцы и наши западники, почему русские рабочие получающие плату ниже дореволюционной — тем не менее не восстают против нынешних насильников? Искание правды в них живо, но не видят они ее в других учениях. «Какая ни на есть, а все же нынешняя власть наша, и господам мы ее не сдадим» — говорят они. Изменить, усовершенствовать хотят они «власть трудящихся», очистить ее от зла коммунизма, но не уничтожить ее как таковую.

Избыток сельского населения, безработица и слабое развитие промышленности выдвигают в России вопрос индустриализации. Положение усложняется современным состоянием русской промышленности. Де-национализация промышленности не есть разрешение вопроса, ибо за этим последует длительный период хаоса и вероятно порабощение русского рынка иностранным капиталом. Вместе с тем, с каждым годом становится ясными, что национализированная промышленность не способна удовлетворить нуждам страны. Выходом из положения является создание, наряду с государственной, соразмерной и равной по охвату частной промышленности.

Индустриализация на Западе шла стихийным путем. Последствия ее до самого последнего времени не учитывались. В образцовой в смысле техники Америке, процент психических заболеваний, самоубийств, болезней и т.д., необыкновенно повышается. Несомненно, что развивающийся нервный темп жизни, постоянное напряжение, влияние электрических энергий всяких «T.S.F.», значительное ухудшение питания (суррогаты), концентрация в городах насыщенных угольной пылью и при полном отсутствии общения с здоровой обстановкой деревни, чистого воздуха — все это губительно скажется на человечестве. Средний уровень рабочих, проводящих всю жизнь у станка, в Америке не превышает умственного развития 12-летнего ребенка. Произведенные опыты в Англии показали, что развитие этой среды так узко, интересы так ограничены, что нормально рабочий знает всего около 200 имен существительных (Шекспир пользовался свыше 10000). О физических последствиях фабричной и рудниковой жизни говорить не приходится. Если ботаники отмечают гибельное влияние атмосферы городов на растительный миp, то трудно представить себе до какой чисто биологической дегенерации может дойти население крупных центров, которое будет насчитывать несколько поколений фабричных и рудниковых рабочих, если условия их жизни не будут изменены коренным образом. Кроме того, условия жизни городских рабочих требуют и нового подхода к вопросам форм быта. Женщина не является уже помощницей мужчины в его работе; женщина вынуждена работать самостоятельно, часто являясь конкуренткой мужского труда. Домашнее хозяйство в городе доведено до минимума, воспитание детей проходит в школе. При современном городском укладе жизни, мужчина не способен содержать на свои средства жену, а дети являются тяжким бременем. В то время как в деревне работник нуждается в помощи, и таким образом жена и дети являются подспорьем — в городе семья не необходимость работника, а роскошь или обуза. Способы коммунистического решения вопроса индустриализации провалились и привели к неизвестной доселе в России безработице. Задача будущего — провести индустриализацию при непременном учете ее отрицательных сторон.

Центральной заботой власти должно быть устранение безработицы подъемом производства, при строжайшем ограждении интересов рабочих. (Восьмичасовой рабочий день, ограждение женского труда и труда малолетних, рабочая и санитарная инспекция и пр., т.е. программа хорошо известная каждому рабочему, но фактически не проведенная коммунистами). Между рабочим и работодателем должны установиться отношения, основанные на взаимопонимании и взаимопомощи, а не взаимокорысти. В царстве трудящихся предприниматель является исполнителем функции государственного целого и, следовательно, благо трудящегося у него рабочего является его основным интересом.

Технизация и военнизация

Две отрасли государственного строительства являются особенно важными. Область чисто техническая и область государственной обороны. Корпус техников и корпус военных. В современных условиях есть много общего между военным и техником. При сложности военного дела, каждый военный должен быть до известной степени и техником. Технику приходится входить в общение с людскими массами, управлять ими, и в этих условиях он уподобляется начальнику военной единицы. Психология управления и там и здесь схожи. Военный, по выражению Наполеона, мыслит всегда математически. Точно также и техник. Но кроме этой формальной стороны положительного сходства, следует отметить свойственные обеим отраслям и недостатки. В.А. Ауэрбах* отмечает с горечью насколько он сам и его коллеги инженеры в дореволюционное время были далеки и чужды психологии и интересам подчиненных им рабочих масс. Читая описания его сношений с рабочей средой во время революции, невольно сравниваешь отношения инженеров и рабочих с отношениями офицеров и солдат в тот же период. Трагедия инженеров и офицеров во многом схожи. И в той и в другой области особенно важна дисциплина. Отбывание воинской повинности должно быть обязательной школой, имеющей целью воспитывать дух дисциплины в подрастающем поколении. Сила дисциплины в том, чтобы формальная строгость на службе сочеталась бы с тесным духовным общением вне ее. Это установление взаимного понимания начальника и подчиненного, общения человека к человеку, а не машины к машине, залог уничтожения внутренней межклассовой и межпрофессюнальной борьбы. Будучи призванными руководить солдатскими и рабочими массами, офицеры и инженеры должны быть начальниками, духовно близкими своим подчиненным.

* Архив Русской Революции, т. XIV.

Классы

Не существует точного разделения между классами, и даже идеологи классовой борьбы затрудняются определить разницу между «буржуем» и «пролетарием». Отказываясь провести точную грань в той среде где пролетарий и буржуй близко соприкасаются, они сосредоточивают внимание на крайних противоположных флангах: капиталист и рабочий. В настоящее время миллионы русских людей, принадлежащих — с точки зрения классовой — к буржуазно-капиталистической группе, оказались на положении определенно пролетариев. Перед этими людьми рано или поздно встанет вопрос: к кому себя причислить? Пока живы надежды на материальную реставрацию — на этот вопрос закрываются глаза. Но дальше? И теперь сплошь да рядом они, не сознавая того, высказывают взгляды пролетapиaиa и инстинктивно следуют его идеологии. Бессознательно. Ибо если потеряв надежды на возврат старого, они осознают себя пролетариями и последуют по пути социалистической идеологии, то зачем тогда было бороться? За что гибли сотни тысяч людей, если оставшиеся в живых признают марксизм? Вот современная проблема русской интеллигенции и если весь исключительно богатый опыт пережитого не даст своего решения социального вопроса, то грош цена всей русской образованной среде. Не в довольстве, а в горе, в гонениях и в нищете родится истинное творчество. В ниспосланных испытаниях обретается мудрость.

Деление на классы — зло. Процесс будущего строительства государства должен избежать этого порочного разделения, неизбежно ведущего к классовой борьбе и ко всем ее последствиям.

Самодовлеющее хозяйство

Запад стоит перед рядом осложнений с колониями. Империалистическая политика захвата колоний, эксплуатация труда «туземцев» и природных богатств создали благополучие западных держав. Естественное стремление к самоопределению и к независимости колоний, по мере развития в них своей промышленности, неизбежно приведет перенаселенный Запад к голоду и разорению. Только сила оружия сохраняет престиж Запада.

Евразия не имеет колоний и в них не нуждается. На пространстве 1/6 земной суши имеется, за исключением некоторых тропических продуктов*, все нужное для самодовлеющего экономического материка. Экономические и финансовые кризисы на Западе потеряют значение для Евразии, по мере развитая своей промышленности и транспорта. Валюта западных стран зависит от международной котировки. В Евразии эта зависимость минимальна, чем в значительной степени объясняется то обстоятельство, что СССР до сих пор удалось более или менее сохранить полноценность червонца не смотря на то, что он не котируется на международной бирже. На Западе устойчивость валюты основывается на внешнем обороте, в Евразии на внутреннем.

* Тропически продукт: каучук, столь важный для Европы и Соединенных Штатов, теряет свое первенствующее значение в Евразии, где пути автомобильного сообщения мало развиты и расстояния огромны. Будущее Евразии в развитии водных и воздушных сообщений.

Борьба с коммунизмом

Нельзя бороться с формами советской власти не придавая должного значения сущности. Те, кто критикует главным образом формальную сторону, впадают в ошибку. Так, критика внешторга, Госплана или госкредита может быть основательной, но она не является центральной, ибо в то или иное время коммунисты могут  в порядке нового НЭПа, не только отказаться от этих форм но даже признать и провести в жизнь проекты их политических противников, оставив самих политиков в стороне. Так они осуществили земельную реформу социалистов-революционеров не допустив последних к участию в ней. Поэтому лозунги о праве собственности, об избирательном праве, о парламентаризме и, наконец, даже сама идея монархии может быть осуществлена в нужный момент коммунистами и тем не менее основное зло их владычества не нарушится.

Для уничтожения коммунизма нужно уничтожить прежде всего те идейные основы, на которых он покоится. Между тем все противники коммунизма сами еще их не изжили. Так, теория исторического материализма, идея борьбы классов глубоко вкоренились в сознание даже крайне правых деятелей; а раз признав эти — глубоко ложные — идеи, неизбежно поддерживается самый коммунизм, как учение построенное на зле, человеконенавистничестве и зависти. На упомянутых предпосылках Карла Маркса они доходят до стадии развития капитала и в этом видят идеал, скрашивая его то республиканской, то монархической вывеской. Разница между ними и коммунистами заключается лишь в том, что первые принимают марксизм на три четверти, а другие до конца.

Уничтожить коммунизм можно лишь полным духовным перевоспитанием и построением идеологии, основанной прежде всего на Христовых истинах добра, человеколюбия и служения ближнему. На этих предпосылках только и можно, взамен «воинствующего экономизма» Карла Маркса, противопоставить учение «подчиненной экономики» евразийства. Нельзя на марксизме (теории исторического материализма и борьбы классов) обосновывать борьбу с коммунизмом, как нельзя патриотизмом оправдывать иностранную интервенцию.

Система советов

Не форма, а сущность. Не важны сами по себе учреждения. Важно какими людьми они будут управляться. Уничтожение всей конституции советов — опасный путь к хаосу. Ужасны коммунисты и их идеология. С их уходом, сама конституция, созданная жизнью, а не властью, предстанет в ином свете. Широкое самоуправление в низах. Многостепенные выборы, при которых выборщики всегда будут знать лично выбираемого. Едино-партийность. Совмещение законодательной и исполнительной власти диктуется современностью, ибо опыты противопоставления этих двух начал способствуют только к ослаблению государственности. Революция достаточно ярко показала, что Россия нуждается в твердой власти. С отстранением компартии, система советов даст власти органическую связь с массами, привлекая их к участию в управлении.

Равенство расс

Вот лозунг с которым Poccия должна обратиться к цветным рассам. Появление европейцев в колониях постоянно приводило к полному уничтожению самобытности культур. Исследования показывают какими варварами в отношении к туземцам явились европейские завоеватели Америки, Африки и Азии. Между тем, следы их культур показывают высокое духовное развитие. Евразийцы протестуют против взгляда, что только приобщившийся европейской культуры поистине достоин уважения. Европеизация колоний приводит к вымиранию туземцев. Русские и по крови и по культуре — сочетание Востока и Запада, иранцев и туранцев. Провозглашая в пределах Евразии содружество народов вне зависимости от национальности и расс, русские не могут идейно сочувствовать угнетенно родственных им народов за пределами Евразии. С цветных расс пора сбросить оковы рабства и уничтожить их бесправное положение в отношении к господствующим белым, ибо эта ненормальность не может иметь никакого идейного обоснования и покоится исключительно на силе оружия.

Идеалы культур

Качество культуры определяется не материальными или духовными достижениями, не строительством, искусством и художеством — культура определяется созданным ею типом людей и характером вышедших из ее основ мужчин и женщин*. Можно ли оправдать культуру народа, создавшего прекрасно оборудованное в техническом и гигиеническом смысле государство воров и мошенников? Все что делается человечеством в поисках материального блага и самосохранения не должно быть относимо к культуре в понимаемом нами смысле, ибо мысль работающая в этом направлении движима инстинктом, благодаря которому всякое животное и растение прибегает к ухищрениям для своего питания и спасения. Область развития человеческой мысли вне этих интересов есть его духовная жизнь. Человечество всегда стремилось к идеалу. Это стремление отличает его от всего остального миpa. Этим свойством отличается культурный народ от не культурного. Культура характеризуется лежащим в основе ее идеалом. Древнегреческая культура — культура знания, идеал — мудрец. Римская — культура права, идеал — гражданин герой. Идеал христианской культуры средних веков — святой (аскет). В настоящее время идеалов нет, что привело к торжеству алчности «нажива для наживы». В культуре капитализма идеал — богач-капиталист. Ленин говорил: «если капиталисту бросить кусок золота в навоз он его и оттуда зубами вытащит». В Палате Общин Ллойд Джордж подтвердил это, сказав: «золото не пахнет». Признание цивилизованными странами коммунистической власти, равнодушие к зверствам и искание везде и во всем только выгоды — лучшее доказательство упадочности европейской культуры.

Существуют ли идеалы в современной культуре ? Христианство дало истинное понимание свободы, равенства и братства. Однако достижение этих идеалов возможно лишь через любовь к ближнему. Рационалистический демократизм стремится к формальному осуществлению этих идей, игнорируя любовь к ближнему, как основу их. В результате, при формальном демократизме, человек становится рабом своего ремесла. Раз нет высшей идеи, требующей самоотверженного служения, каждый мнит себя центром всего, служит лишь себе, следовательно, равнодушен к окружающим. Отсюда классовая борьба и человеконенавистничество. Свобода извращается в классовое рабство. Равенство извратилось в расценку человека на деньги по способности к ремеслу. В Америке постоянно происходят подобные расценки. Так, покойного Гуго Стиннеса там расценивали в $ 37 млн. Где же тут говорить о равенстве. Братство обратилось в борьбу политических партий, классов и профессий. Парламентаризм заставляет несведущего обывателя принимать участие в выборе лично неизвестных ему лиц. Побеждает на выборах та партия, которая обладает наиболее совершенной техникой демагогии. И всюду, везде — власть денег. Вера в Бога заменилась верой во всемогущество денег.

Молодежь, как в России, так и в Зарубежье, увлекается специально техническим образованием, отстраняя часто, как ненужное, духовные потребности. Сосредоточивая все внимание на интересах избранной профессии, она заражается беспринципностью в области не только духовно-религиозной но и национально — политической. Жутко при мысли, что в столь исключительное для Родины время в молодых «спецах» могут развиться нэпмановские стремления «как бы нажиться», «где бы спекульнуть». Не в технических усовершенствованиях решится русская проблема. Они входят в программу всякого правительства, включая и коммунистическое. Будущее России построит сельский работник. Может быть сельский священник, вероятнее — сельский учитель.

* См. Ку-Хунг-Минга: «L’esprit du peuple chinois».

Бытовое исповедничество*

Евразийство находит выход из этого тупика, и проповедь его не столько готовое учение, сколько подготовка к восприятию новых идей, которым суждено развиться в России, где произошли максимальные потрясения и где трагедия пережитого открыла великий путь творчества. В нынешней стадии, евразикие идеи можно сравнивать с проповедью Иоанна Предтечи. Ведь истинный смысл его слов заключался не в призыве к покаянию. Евреи не знавшие еще учения Христа не могли каяться в том, что соответствовало их пониманию закона. В правильном переводе «покайтесь» должно было значить: «изменитесь», «переменитесь» призывал Иоанн, т.е. измените свой образ мышления — мировоззрение. Только коренным изменением понимания жизни люди могли приготовиться к вocприятию учения Христа. И теперь уместна та же проповедь: «изменитесь», ибо только в этом случае возможно обрести духовный покой и радость бытия. Вопрос заключается не в перемене условий жизни и стремлений или забот — вопрос в том, что в окружающем и в переживаемом для нас важнее всего и какие восприятия жизни мы выдвинем на первый, и какие на задний план. Человек в этом отношении творец своего миpa и волен быть тем, чем хочет. Меняются масштабы, но не сущность. Радость или горе величайшего завоевателя ощущается им также, как и рядовым человеком. Успехи и поражения, вера и сомнения — ощущения свойственные каждому, будь он простой обыватель или крупная историческая личность. Литература и завистливое воображение придают пленительно-туманный характер тому, что в действительности нам кажется в своем быту, по недостатку художественного вкуса, незаметным и неинтересным. Мы идеализируем описания, читаем книги, увлекаемся чужими испытаниями, идеализируем исторические личности и т.д., и не хотим понять, что история, как и литература мертвы и ничтожны по сравнение с самой действительностью нашей жизни. Мы должны ее особытийствовать и обратить в художество, ибо она наше истинное творчество и в нем красота нашего бытия. И если мы имеем вкус, то каждый день, каждая минута — все будет нами создаваться и восприниматься в ощущении красоты и из каждых будней мы создадим праздник. Когда мысль сосредоточена на материальном, то пошлым становится все окружающее и жизнь богача во дворце не выше прозябания скотины в хлеве. И только в отказе от взгляда на окружающее сквозь призму материализма обретется истинная радость бытия.

Каждый должен осмыслить свое существование и выйти из круга пошлых ощущений. В этом отношении богатство впечатлений и возможность сравнения особенно благоприятствуют зарубежной интеллигенции. Нужно развить в себе художественность и вкус жизнеощущения. Если отбросить фантастику и представить себе реально странствования Одиссея, то в сравнении с ним, эпопея рядового русского несравненно богаче и разнообразнее. Надо стать художником своего бытия. Не подчиняться, а подчинить свою эволюцию.

* Главы «Бытовое Исповедничество» и «Подчиненный экономизм» впервые были напечатаны в издающемся евразийцами в Бельгии журнале «На Заре», № 2.

Подчиненный экономизм

Ни социализм, ни капитализм не удовлетворили исканий русской интеллигенции, истинные идеалы которых скажутся по мере осознания пережитого ею опыта. В России решается мировая проблема и это сознание своего мессианства ляжет в основу нового мировоззрения. Общение с народами всех стран, близкое знакомство с их бытом и культурой, преломляясь через призму пережитой революции, должно дать новую оценку культур и способствовать выявлению и очищению качеств своей культуры. Искание Правды основная черта русского народа. «Цивилизованные» народы думают, что нашли правду в материализме. Дало ли это им счастье? Возможно ли вообще счастье в удовлетворение своих шкурных потребностей? Русские  прошли через этот этап. Опыт подсказывает, как призрачны эти стремления. На этом пути человек оказывается вечно в том же положении. Схематично выражаясь, человеку всегда нужно в два раза больше того, что он имеет. Наблюдая «буржуа» и «капиталистов», всюду заметна та же жажда удвоить доходы, независимо от того выражаются ли они в тысячах или в миллионах. И если вспомнить то, что доставляло истинную радость при достатке и в нищете, то окажется, что материальная сторона не имела значения.

В бытовом отношении условия жизни большинства эмигрантов дали положительные результаты. Произошло слияние и знакомство людей, бывших чуждыми друг другу в России в силу сословных и имущественных перегородок. В дореволюционной России существовала бесконечная иерархичность общественности и с этим ныне покончено. Большое влияние на быт оказало уменьшение корысти во взаимоотношениях. Совершенно исчезли браки по расчету и тем очистились супружеские отношения. В условиях нужды сохранилась потребность в удовлетворение духовных интересов. Интеллигенция в быту исповедует принцип «подчиненного экономизма». Деньги — средство, но не цель жизни.

Преображение личности

Кто истинный человек в человеке? Тот ли кем он сознает себя в тайнике своей души, тот ли кем он стремится казаться перед другими, или тот кем он в действительности представляется окружающим? В разрешении этих вопросов протекает духовная жизнь человека. И не все ли равно количество и даже качество этих окружающих — ведь решение ценно лишь для самого себя и неубедительно для другого.  Учение сильно способностью восприниматься. Учение духовное станет непобедимым, если небольшая группа лиц его воспримет в глубине души. Когда учение не станет средством своего личного успеха или привлечения других — а станет целью своего внутреннего бытия, когда мировоззрение учителя станет мировоззрением ученика (органическим), тогда оно завладеет миром. Сила великих учений Конфуция, Магомета и др., заключается именно в том, что они были разрешены внутри каждого ученика и таким путем молекулярно завладели массами. Истинными носителями великих идей были те, кто давали им особый, высший праздничный характер. Низведение идей до будней погубило их в глазах масс. Магомет, Будда, Конфуции и др., не выше Толстого, Гегеля или Ницше. Разница вся в том, что первые последователи — ученики названных мудрецов восприняли учения личным духовным перерождением, а у последних ученики приняли учение, как средство и даже цель для других, а не для себя. Когда человек будет воспринимать жизнь под критерием исключительно своего внутреннего «я», а не с точки зрения того «я» каким он себя представляет другим или воспринимается другими — только тогда по мере появления таких внутренно-переродившихся «я» начнется процесс преображения миpa.

Религия

Жорес писал: «Человек, как мыслящая сила, стремится к полноте жизни мысли, к пламенному общению беспокойного духа, жаждущего единства, с таинственной вселенной»*.

Троцкий** развил эту же мысль: «С моей точки зрения, в нашу эпоху возникает новая религиозная связь людей в духе солидарности, и этой то идеей нужно пропитать армию, народ, школу, фабрику и деревню. Теперь эта идея кажется утопической по тому, что мы бедны, обшивели, обнищали, должны заботиться о каждом куске хлеба, вследствие чего в нас пробуждаются элементы животного эгоизма, жестокость; но уже и сейчас можно наблюдать предпосылки более высокой, гуманной культуры; при возрастании же производительности труда, возможности этом отношении открываются огромные».

Ленин*** говорил: «Я предвижу через сто лет одну форму государственности — советскую, и одну религию католическую». Все трое понимали необходимость религиозного обоснования человеческой жизни. Западная культура органически выросла из католического просвещения, т.е. подчинения форме, приведшее к обездушению, машинизации людей. Как последователь завершений западной культуры, Ленин естественно в исканиях религиозной основы приходит к католичеству, как источнику этой культуры.

Просвещение, «перенесенное, как готовый плод, как вещь, как формула из чужой стороны… не понимает ни жизни, из которой оно возникло, ни своей зависимости от нее»****. «Заимствуемое Россией у Запада, просвещеше на Западе органично, хотя уже и обнаруживает симптомы упадка, у нее же — только «сухая формула». «Истинное просвещение есть разумное просветление всего духовного состава в человеке или народе», т.е. религиозное православное просвещение.

Русский народ прошел тысячелетнюю православную культуру. В психологии, в обычаях, во всем сказалось влияние православия, и подход к проблеме русского будущего немыслим без серьезного разбора православия, как основы всей культуры. Без веры немыслима жизнь для русского. Если нет Бога, то все позволено: убийство, грабеж, насилие… И в этом только логическое завершение безверия и отрицания Бога. Страх перед полицией или ГПУ может формально удерживать от преступления, но по существу, без веры в Бога никакие доводы неубедительны.

* Histoire socialiste de la Revolution Franсaise.

** Как вооружалась революция.

*** Moscou dans le souffle d’Asie. Pierre Daye.

**** «О Церкви». Хомяков. Евразийское книгоиздательство.

Мистика и разум

Живущее в каждом русском мистическое искание правды соблазнилось учением коммунистов, как религией. Из коммунистического манифеста —- сделали евангелие новой правды. Маркс стал непогрешимым богом. Ленин его пророком; в интернационале увидели пути русского мессианства. Жертвенное служение идее нашло обоснование. В Poccии коммунистические идеи держатся мистикой, ибо разум не может объяснить почему человек должен жертвовать своей жизнью во имя отдаленного счастья неизвестных ему будущих поколений? Всякое самопожертвование есть уже мистика.

Мистика христианства — любовь. Мистика коммунизма — ненависть. Обе схожи своей диаметральной противоположностью. Но обе исходят из одного начала, не разума и не желудка, а сердца. Сколько сходства между идеалом коммунистического общежития и монастырем. Как просто и спокойно достижимо монастырское общежитие в силу свободы и любви и как невозможно устроение коммунистического житья, ибо оно исходит из насилия, зависти и ненависти. Всякое великое творчество исходит из любви. По сколько человек служит науке или искусству ради личного или материальнаго интереса — он служитель живота, его раб. Каждый же кто служит идее, подчинен своим духовным исканиям и служит искусству для искусства, и науке для науки, тот неизменно сознательно, или даже бессознательно, христианин. Он движим любовью и будь эта любовь к науке или к искусству, все равно по форме, но по существу это любовь, дающая благо. «Бог — любы есть».

Соборность

На смену современного пышно цветущего эгоизма, должно явиться учение о личности. Замена расчета корыстного во взаимоотношениях истинным духовным христианским братством. Индивидуализм приводит к положению, где  «человек человеку волк». Культ православной соборности приведет к осознанию единства — братства. Религиозно-культурное мировоззрение должно быть единым. Исходящим из него должно быть социально-государственное строительство. И только в пределах признания этих единых начал возможны и даже необходимы разномыслия в деталях осуществления.

В основе Евразийства лежит принцип соборности. Отсюда идея содружества народов. Идеал — вселенский человек. Перемена мировоззрения. Не личное благо, а благо всего человечества, защита угнетенных, осознание всеединства, торжество Правды — вот основы евразийского мировоззрения. Социализм мыслит благо общего во имя личного — евразийцы же разсматривают индивидуальное благо с точки зрения общего. Не равенство, а братство. Не право, а Правда. Культура алчности, зависти и человеконенавистничества привела к коммунистическому «раю», создающему тип «чекиста». Культ человеколюбия, самопожертвования и добра — путь к царству Правды. Коммунизм — обостренный материализм.

Православие

В каждом человеке заложены начала сознания добра и зла. Как бы совершенны ни были законы, люди станут лучше лишь тогда, когда будут следовать норме не за страх, а за совесть. Вольтер говорил: «если нет Бога— его надо выдумать». Критика религии пришла в лице Канта к утверждению существования врожденных основ нравственного закона (категорический императив). Дальнейшая философия стремилась научно определить источник этого нравственного закона, и пыталась обосновать его либо на законе борьбы за существование (дарвинизм), на принципе взаимопомощи однородных видов в биологии (Крапоткин), на наследственной привычке (Рюпнель) и т. д. Этот утилитарный подход к вопросу страдает тем, что человек оказывается обособленным от всего остального Mиpa и тем самым обособляется от окружающего человечества. Ни один нравственный закон не станет обязательным если при этом признается тайна внутренней духовной жизни человека. Происходящая внутри нас скрытая от окружающих борьба начал добра и зла — наша духовная жизнь. К этой области нельзя подходить с мерилом взаимоотношений с окружающим Миром. Упрощенное толкование веры по подобию бухгалтерской книги, где все поступки человека записываются в его кредит или дебет, а за смертью представляется расчет в зависимости от «сальдо» земной жизни, конечно, не могло дать удовлетворение духовным исканиям человечества. Если человек делает добро в расчете на награду, то в конце концов он совершает сделку, и не так уж важно рассчитывает ли он на получение по счету на земле или на небе. Это коммерческий подход к Церкви.

Высшее счастье на земле — это ощущение радости жизни и радости бытия. Когда человек идет в церковь просить Бога о помощи, когда он преследуем горем или ищет защиты… во всем этом нет подлинной церковности. Истинная церковность заключается в восприятии мировоззрения церкви и не с просьбами (неизбежно земными) надо идти в церковь, а с целью сближения с остальными в церкви живущими (в духовном смысле) людьми. Для истинно верующего человека не может быть горя, ибо страдания земные несоизмеримы с благим горением веры. Любовь жизни, любовь к людям, состоит в постоянном стремлении передать окружающим осознание радости бытия. Истинное счастье человек достигает тогда, когда он дает радость другим. В католической церкви каждый молится за себя, в православной каждый молится о всех. Единственное страдание верующего это скорбь о тех кто не дошел до познания веры, ибо для того—жизнь страдание, ибо познавая лишь >материю он тем самым ей подчиняется. Первый грех — гордость и мнящие себя церковно — без порочными наносят вред церкви. Формальная церковность — зло последних столетии православной церкви в России. Оцерковление духовной жизни — цель. Не к загробным наградам наши стремления, а к внутреннему перерождению на земле. Оно одно способно орадостить земное бытие. Надо глубоко вникнуть в смысл слов: «Царствие Божье внутри вас».

Горе и радости жизни зависят от того с какой точки зрения человек смотрит и какие впечатления и в каком преломлении он воспринимает. Преображение жизни заключается в том, чтобы центр внимания человека перенести из устремленности в будущее (что обычно проповедуется и создает вечную неудовлетворенность), в ощущение настоящего — действительного. Поняв смысл слов «Царствие Божье внутри вас», человек превзойдет свою зависимость от окружающего. Не следует понимать это в смысле ухода из жизни (аскетизм). Рождение духовное должно быть действенным и устроение жизни на благо общее есть смысл земного существования. Назначение человека — быть радостью другим.

Беженство — Кочевничество

События и потрясения создают личности. Мы живем в тот период, когда собственно говоря, и должен создаться новый тип людей и по теперешним прототипам будут равняться будущие поколения. Каких людей создала обстановка старого строя? Прежде всего людей проникнутых разрушительной стихией. К этой категории относится наша общественность в широком смысле слова. Затем преступный элемент наших теперешних владык, вышедших из подполья прошлого. Как ни естественны эти два элемента культуры, но оба отрицательны, и их примерами не следует вдохновляться. Негативность первых и человеконенавистничество вторых подлежат уничтожению. Русская интеллигенция оценится историей по тому типу, которое оно вынесет из своего нынешнего негативизма и подполья. Каторга дала коммунистического Дзержинского. Неужели концентрационные лагери и европейские рудники дадут правого монархического Дзержинского?

Кочевой элемент наших предков в какой то мере осознался нами в нынешних условиях. Отсутствие оседлости и свобода от связей с имущественной собственностью дали какой-то новый тип русского кочевника. И в России и в Зарубежье потерялась эта материалистическая привязанность к месту. В среде этого русского кочевника создался особый сравнительный, критический метод оценки. Встречи и беседы русских богаты замечательными наблюдениями и заключениями. Роскошь поверхностных наблюдений туриста несравнима с выводами тех, кто болезненно, так сказать, душой и кровью запечатлел виденное.

Подданство идеи

В строении государства центральным вопросом является отбор правящего слоя, его пополнение и органическая связь с массами. История богата примерами отбора правящего слоя по признаку наследственности (аристократия). Не мало примеров отбора по принадлежности к церковной иepapхии (теократия). По признаку богатства (плутократия). Характерна фраза Николая Первого: «Poccией правят сто тысяч столоначальников “. Демократия извратилась в плутократию.

Евразийцы считают признаком отбора верность идеи — подданство идеи. Только этот признак отбора может сгруппировать и связать в крепкое целое людей разных имущественных и профессиональных положений. По преданности идеи произошел отбор фашистов, группирующих вместе людей разных общественных ступеней. Фашистом может быть и рабочий, и работодатель, и ученый, и крестьянин и т.д.

Большинство людей склонно руководиться инстинктом страха и корысти. Меньшинство же, подчиняющееся духовным началам без страха и корысти должно выделять из своей среды кадры народоводителей. Идейность, воля и практицизм — необходимие качества их. Идея же непобедима, когда она связана с Верой.

Истинным евразийцем станет тот, чье мировоззрение определяется пониманием правды вне зависимости от социального и материального положения.

Народоводительство

Всякая внутренняя организационная деятельность государства должна быть проникнута идейным единством и непреклонным волевым импульсом. При старом режиме, когда область научных изысканий, область хозяйственной стихии и относительная свобода и порядок были обеспечены — именно отсутствие идейного и волевого единства вело к разложению. Ученые, профессора, литераторы, инженеры — словом вся образованная интеллигенция томилась безидейностью и скрыто или тайно проповедовала борьбу и разрушение. Между тем идейность и воля коммунистов вызвало эту же образованную среду к интенсивной работе по своим специальностям с отказом от политической борьбы. Эксцессы чекистов запугали многих. Если бы каждому «спецу» из эмигрантов предложили бы вернуться работать с действительной гарантией личной безопасности, при условии не заниматься политикой, сколько людей задумалось бы: не лучше ли бросить всякую политику навсегда и работать по своей научной или иной профессии?

Но стоит ввести режим демократической много-партийности, и все эти же люди, как и прежде сочтут своей обязанностью принять горячее участие в партийно-политической борьбе, пренебрегая интересами своей научной специальности, и, как в 1917 г., поведут страну к хаосу. Ведь нельзя же серьезно полагать, что одной силой ГПУ все нынешние анти-коммунистические кадры интеллигенции приведены к работе. Даже не сочувствуя идеи, самый организационный порыв захватывает эти элементы. Происходит спайка технических сил. Но с изживанием коммунизма появляется новая связующая волю и организацию идея. Внутреннее и внешнее положение вызывают стихийную военнизацию. Поголовно все население понимает значение военной мощи.

Осознается, что Poccия нашего времени вершит судьбой Европы и Азии, и что она становится узлом, и началом новой мировой культуры. С развитием этого, великодержавного устремления, выдвигается необходимость отбить Poccию от коммунистов и не отдавать ее в руки реставраторов и иностранцев. И спайка людей воли произойдет не во имя народоправства, а во имя народоводительства.

Смысл испытаний

По существу, современность не нуждается ни в поэзии, ни в художестве, ни в искусстве, ни в какой бы то ни было красоте. Остатки подобных вкусов представляются архаизмами. Годно лишь то, что способствует комфорту или имеет рыночную ценность. Понятие «искусство для искусства», чувство красоты — изживаются. И вот, читая яркие описания картинок русского быта (Пантелеймон Романов, Алексей Толстой, Эренбург), где отсутствуют чувства, поэзия, идеалы и взаимоотношения мужчин и женщин доведены до простого «удовлетворения потребностей» — возникает вопрос: не та ли практичная сущность царит и здесь хотя бы в любом дансинге? Цинизм разговоров современной молодежи не далеко ушел от коммунистических «предложений удовлетворить потребности во имя физкультуры». А раз сущность та же, то кто логичнее, те ли кто показывают ее во всей наготе, или те, кто здесь во имя ложного стыда прикрываются лицемерием? Вот к чему привело торжество буржуазного рационалистического мировоззрения, доведенное в России до пределов.

Огромное значение коммунистов в том, что они наглядно и ярко обнажили эту сущность. И господство их продолжится до тех пор, пока в России и заграницей русские, при зрелище действительности, не вдумаются в смысл испытаний и тогда, по мере пробуждения истинного духовного мировоззрения, начнется процесс возрождения тысячелетней духовной православной культуры.

Мессианство

«Революция —локомотив истории» — как писал Карл Маркс. Революция 1789 года — стихия отрицания и релятивизма против старого утверждения и веры в абсолют. Цезаропапизм и папоцезаризм одинаково ложны с точки зрения истинного православного Христианства. Революция 1917 года — искание утверждения истинного абсолюта против изжитого релятивизма. Пусть коммунизм лже-абсолют, но с провалом его, вера в существование абсолюта должна остаться и постепенно проникнуть в сознание передовых людей. Вера в абсолют неизменно религиозна и связана с мистикой. Задача — направить ее в сторону Истины. Демократизм и монархизм только разные виды провинциальной реакции минувших эпох. Осознание кризиса материалистического мировоззрения происходит во многих месторазвитиях, но именно Евразия исторически подготовлена как возвестительница новой эпохи, и проводительница созревающих идей. 1789 г. сделал Париж столицей — мироводительницей и эта роль оставалась за ним даже в периоды его политических неудач на всем протяжении последнего века. Ныне центр перенесен в Москву. Лето 1927 года показало (венские события, демонстрации во всем мире в связи с казнью Сакко и Ванцетти), что каждому европейскому особняку все еще грозит участь дворца Кшесинской. Может быть Ленин не ошибался, предупреждая, что гражданская война в Европе* превзойдет жестокостью русскую бойню. Запад медленно заражается ядом коммунизма в то время, как Россия, сразу хватив сильную порцию яда, уродливо выташнивает его. Западным туманом отрезанный от России Санкт-Петербург побежден Москвой!.. Восстанавливается традиция, нарушенная Петром Великим. И ныне снова, как встарь: Москва есть Третий Рим…

* О гуманности европейце можно судить по войне 1914 — 1918 гг..

Заключение

Срединное положение и значительность перевитых испытаний выдвигают Евразию на великодержавный путь разрешения современных мировых задач: спора материалистической культуры Запада с религиозными культурами Востока; борьбы трудящихся с капитализмом; проблемы равенства народов и спасения духовной, свободной, личности человека от обездушивающего рабства машинизации.

На смену царствования безбожных коммунистов и капиталистов, наступит

Евразийское Православное Советское Царство Трудящихся.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *