ЕАЭС, Китай, ШОС, Евразийский Союз, интеграция, ЕЭК, ЭПШП

Стоит ли создать зону свободной торговли между ШОС и ЕАЭС?

_ Марат Елемесов. Алматы, 18 февраля 2016 г. Публикуется на дискуссионной основе.

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев выступил с предложением создать зону свободной торговли (ЗСТ) между ЕАЭС и ШОС. По словам главы государства, сегодня Евразийский экономический союз органично интегрирован в мировую экономическую систему как надежный мост между Азией и Европой. Поэтому текущий год должен положить начало практической работе по формированию в будущем зоны свободной торговли государств ЕАЭС и ШОС.

На какой экономический эффект может рассчитывать Казахстан, если идея получит практическое воплощение?

Противостоять глобальным вызовам

Директор по международным проектам Института национальной стратегии Юрий Солозобов отметил, что Нурсултан Назарбаев предельно точно определил главный приоритет нового этапа евразийской интеграции. Задача углубления экономических отношений ЕАЭС с третьими странами и основными интеграционными объединениями на континенте также заботит руководство главных соседей Казахстана – России и Китая.  Например, в ежегодном президентском послании Владимир Путин выступил за создание экономического партнерства стран ЕАЭС, ШОС и АСЕАН.  На заседании Совета глав правительств государств – членов ШОС глава Госсовета КНР Ли Кэцян предложил разработать конкретные меры по созданию зоны свободной торговли в рамках ШОС и ускорить к 2020 году обмен товарами и услугами, напомнил Юрий Солозобов.

«Дело в том, что сегодня глобальная экономика переживает переломный момент. США и ЕС готовят к подписанию договор о Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве (ТТИП), создающем общий рынок товаров и услуг в 800 млн человек. Недавно 11 стран Тихоокеанского побережья и США, обеспечивающие 40% мирового ВВП, подписали договор о Транстихоокеанском партнерстве (ТТП). Эти два крупных соглашения – ТТИП и ТТП – способны разрушить нормы ВТО. Они могут навязать участникам мировой экономики свои, заведомо невыгодные правила игры. Вашингтон является локомотивом этих «морских» интеграционных проектов, которые способны привести к разрыву Евразии на две части. Существует насущная необходимость новой интеграционной программы для континентальных стран Евразии, которая учла бы интересы Китая, России, Казахстана, Ирана и Индии как главных мировых игроков XXI века. Вместе эти страны уже составляют почти треть мировой экономики по паритету покупательной способности и их значимость в мировых делах будет только расти. Казахстан как государство, расположенное в самом центре континента, призвано сыграть в этой конструкции роль краеугольного камня. И первый шаг в верном направлении – создание зоны свободной торговли ШОС и ЕАЭС – позволит странам Евразии играть лидирующую роль в формировании новых геоэкономических рынков».

Председатель экспертного совета Фонда поддержки научных исследований «Мастерская евразийских идей» Григорий Трофимчук отметил, что Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев давно говорит о консолидированных возможностях ЕАЭС, ШОС, БРИКС и других профильных организаций, что вполне логично. Теперь поставлен вопрос о глубокой интеграции конкретно между ЕАЭС и ШОС. По словам эксперта, хотя многие и опасаются плотного китайского участия в проекте, но очевидно, что КНР сегодня в гораздо меньшей степени подвержена процессам экономических кризисов в силу своей идеологической и хозяйственной системы. У Китая есть деньги, необходимые для развития, которых сегодня нет у стран ЕАЭС.

«Помимо прочего, Президент Казахстана, по всей видимости, имеет в виду в том числе трансконтинентальный проект «Экономический пояс Шелкового пути», который затронет практически все страны ЕАЭС. И по этой причине тоже логично рассматривать многие вопросы в формате ЕАЭС–ШОС. Без уточнения этих деталей, как мы видим на практике, этот большой проект сопровождают какие-то не всегда понятные торможения. Что касается возможности «китайской контрабанды наркотиков, товаров» и тому подобного при открытых границах, то сам Китай не в меньшей степени беспокоит контрабанда уже из постсоветских стран. Эти вопросы могут быть урегулированы с помощью правоохранительных органов. Геополитическим плюсом является неизбежное укрепление всего региона Центральной Азии, который пока уязвим во многих отношениях. Также важно, что проект усиления взаимодействия ЕАЭС–ШОС озвучил Нурсултан Назарбаев. Этому политику в периметре ЕАЭС надо по определению доверять первому, так как именно он является инициатором евразийского проекта», сказал Григорий Трофимчук.

С прицелом на Китай

Ведущий аналитик MFX Broker Артем Звягильский отметил, что тому же Китаю сейчас нужны интеграционные связи с крупными экономиками, так как полагаться только на дешевую рабочую силу и большой профицит внешней торговли уже не представляется возможным. Создание ЗСТ может дать экономический эффект, равный примерно 20% от общего ВВП ЕАЭС. Это очень существенно, учитывая, что рост экономики объединения в последние три года составлял менее 1%.

По его словам, при этом никаких рисков ввоза той же китайской контрабандной продукции не будет, скорее, наоборот, в условиях нулевых таможенных пошлин смысла ввозить те или иные товары серыми схемами нет, так как они уже и так беспошлинные.

«Сейчас общий торговый оборот между ШОС и ЕАЭС составляет менее $150 млрд в год, тогда как потенциально он может составить свыше $600 млрд. То есть прогнозный потенциал роста в 4 раза. Все это крайне интересно и для стран ЕАЭС, и для ШОС, поэтому если данная инициатива действительно найдет поддержку у ключевых членов обоих объединений, то уже к концу 2017 года возможны первые результаты в виде ослабления таможенных правил, – сказал Артем Звягильский.

Финансовый аналитик инвестиционного холдинга «ФИНАМ» Тимур Нигматуллин считает, что, как и любое сокращение торговых барьеров, зона свободной торговли обусловит снижение транзакционных издержек и будет способствовать росту товарооборота между странами-участницами. Это приведет к небольшому ускорению темпов экономического роста.

Для Казахстана и России создание зоны свободной торговли может привести к снижению цен на импортные товары и, как следствие, сокращению инфляционного давления, что особенно актуально на фоне девальвации, подчеркнул эксперт.

Доцент кафедры финансовых рынков и финансового инжиниринга РАНХиГС Сергей Хестанов отметил, что экономика стран – членов ЕАЭС значимо замедляется. Экономика КНР тоже замедляется, но темпы роста остаются значительными (+6,9%). Поэтому стратегически сотрудничество с ШОС выглядит перспективным. ЗСТ ЕАЭС – ШОС несет риски усиления конкуренции с китайскими товаропроизводителями, но вместе с тем даст возможность выхода на огромный китайский рынок, сказал эксперт. Соответственно, от ЗСТ явно выиграют производители сырья и продовольствия. ЗСТ явно стимулирует приход китайских инвесторов, что тоже является большим плюсом. Для экономики Казахстана плюсов просматривается много больше, чем минусов, убежден экономист.

Открыть внутренний потенциал

Научный сотрудник Института экономики РАН Александр Караваев считает, что укрупнение ЗСТ ЕАЭС – мера не оптимальная, но вынужденная. Это одна из возможностей сохранения интеграционного объединения в период кризиса, сказал он.  Эксперт напомнил, что за ШОС сейчас 16% мирового ВВП. В этом году закончится процедура присоединения к  организации Индии, где прирост ВВП ожидается на уровне 7,6% против китайских 6,9%.

«Риски от укрупнения ЗСТ ЕАЭС за счет таких громадных экономик, как Индия и Китай, безусловно, имеются. Главный из них – снижение поступления таможенных платежей. С другой стороны, они должны компенсироваться ростом продукции казахстанских производителей, направляемой на экспорт. Важно, чтобы Астана постаралась лоббировать экспорт продукции высокой степени переработки. Кстати говоря, планируемое введение налога с продаж вместо НДС должно способствовать как раз улучшению бизнес-климата с точки зрения интересов производителей. Вырисовывается новая модель: перенос промышленного производства из Китая с дальнейшей реализацией продукции в регионе ЕАЭС и далее. В Казахстане данная программа получила благословение Президента весной 2015 года и сформулирована как «сопряжение программ «Нурлы жол» и «Экономический пояс Шелкового пути». Примечательно, что на данную программу завязаны индикаторы второй пятилетки казахстанской индустриализации. По сути, Астана предполагает данный проект в качестве основы своего промышленного роста. Озвучено около 45 промышленных проектов, документы по 25 из них уже подписаны. В феврале 2016 года Минсельхоз сообщил о запуске сразу 19 проектов с участием китайского капитала в сфере переработки сельхозпродукции на общую сумму свыше $1,7 млрд. «Китайско-Евразийская» промышленная революция также отмечается в последнем послании президента РФ Владимира Путина Федеральному собранию как существенный фактор влияния уже на среднесрочную перспективу. Однако Россия пытается расширить ставку на страны АСЕАН, чтобы компенсировать давление китайской экономики. Нельзя игнорировать тот факт, что предлагаемые модели развития ЕАЭС за счет внешних партнеров уводят нас в сторону от внутренних резервов развития евразийского интеграционного объединения. Если бы были сделаны своевременные усилия по сопряжению экономик России и Казахстана в точках взаимодействия малого и среднего бизнеса, то они бы могли принести достаточное количество положительных следствий», заметил он.

Источник: http://liter.kz/

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *