Китай, Россия, Поворот на Восток, ЕАЭС, ШОС, ЭПШП

Россия идет на Восток

_ Глава из аналитического доклада Валдайского клуба «К Великому Океану. Экономический пояс Шелкового пути и приоритеты совместного развития евразийских государств». №3. Москва, июнь 2015 г.

Флагманским проектом евразийской стратегии России и ее партнеров, среди которых важнейшее место занимает Казахстан, на ближайшие годы, если не десятилетия, является евразийская интеграция. Евразийский экономический союз (ЕАЭС), начавший действовать с 1 января 2015 г., закладывает основу рамочных правовых условий для совместного прорыва, создает эффективный инструмент предупреждения и разрешения межгосударственных споров. ЕАЭС был создан в целях всесторонней модернизации, кооперации и повышения конкурентоспособности национальных экономик, создания условий для стабильного развития в интересах повышения жизненно- го уровня населения государств-членов. Для этого в ЕАЭС обеспечивается свобода движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы, а также ведется работа по координации и синхронизации экономической политики в различных отраслях. Благодаря ЕАЭС между Китаем и Европейским союзом уже только одна таможенная граница. Единое таможенное и тарифное пространство дают евразийскому проекту соразвития неоспоримые преимущества.

ЕАЭС представляет собой во многом уникальное объединение, так как помимо исключительно экономической составляющей включает в себя и сотрудничество в оборонной сфере — ОДКБ. В нее входят все стороны ЕАЭС, а также Таджикистан. ОДКБ обеспечивает военную безопасность участников евразийской интеграции от внешних угроз и, в свою очередь, усиливает кооперацию между ними по широкому спектру противодействия внутренним вызовам безопасности, преодоления внутренних противоречий и защиты от внешних угроз и вызовов.

Нормативно-правовая база ЕАЭС в вопросах перемещения товаров, услуг и капитала в ближайшие годы продолжит усиливаться и приводить национальные законодательства к единому знаменателя. К концу 2015 г. планируется подписание Таможенного кодекса, который кодифицирует более ста нормативных актов Таможенного союза. В ближайшие годы будет осуществляться работа по дальнейшему устранению взаимных нетарифных барьеров в рамках Союза, которые сегодня, несмотря на подписанные соглашения, оцениваются в 15–20 %, а также формированию эффективных механизмов защиты внутреннего рынка стран ЕАЭС от внешних экономических вызовов, резко усиливая переговорную позицию стран-участниц по тем или иным вопросам. Эта база может стать первоначальной основой движения к созданию большой Евразии. Тем более, что она в значительной мере близка с правом ЕС (особенно в части технического регулирования).

Важно при этом усилить взаимодействие стран ЕАЭС по гармонизации регулирования внешней торговли, правил реализации инфраструктурных проектов, регулирования рынков труда и капиталов, развития экологического законодательства и защиты прав работников. Это позволит избежать для китайской стороны соблазна сотрудничать с государствами-членами ЕАЭС на сугубо двусторонней основе и осознать целесообразность взаимодействия с интеграционной группировкой в целом.

Это создаст реальные условия для взаимопроникновения и интеграции проектов ЕАЭС и «Экономического пояса Шелкового пути». С экономической точки зрения, ЕАЭС и ЭПШП не только не противоречат, но взаимно дополняют друг друга. ЭПШП будет стимулировать кооперацию в транспортной сфере и, соответственно, поощрять развитие общего регулирования транспортно-логистического сегмента рынка. Будет косвенно способствовать унификации регламентов и стандартов качества товаров и услуг как средства защиты национальных рынков его членов. Страны ЕАЭС, на территории которых планируется реализация масштабных инвестиционных проектов, смогут гораздо более эффективно обеспечить свои интересы в части соблюдения экологических и трудовых норм не напрямую, а через общесоюзное регулирование. В процессе неизбежного и желательного для региона экономического продвижения Китая в Центральную Азию ЕАЭС становится эффективным инструментом торговой за- щиты национального рынка при сохранении его инвестиционной привлекательности. Связка ЕАЭС — ЭПШП с высокой степенью вероятности станет стимулом к расширению и укреплению Союза, поскольку будет усиливать позиции стран-членов визави даже самых мощных внешних партнеров. Для стран ЕАЭС ЭПШП даст приток новых инвестиций в транспортную инфраструктуру и производственный потенциал. Ее модернизация/создание, в свою очередь, усилит взаимную торговлю между странами ЕАЭС, а также повысит их инвестиционную привлекательность. В долгосрочной перспективе это может стать залогом роста других отраслей экономики, в том числе промышленности. Для региона Центральной Азии столь масштабный проект потенциально означает создание дополнительных рабочих мест, что улучшит экономическую ситуацию, снизит социальную напряженность и усилит политическую стабильность.

Налицо необходимость снизить остроту вызовов безопасности, с которыми сталкиваются государства региона на южном направлении и, в ряде случаев, изнутри. Пока политические и экономические системы стран Центральной Евразии еще недостаточно устойчивы, что оставляет возможность их «раскачки» в случае смены политического руководства или внешних воздействий, экспансии экстремизма и нестабильности с Ближнего Востока. Россия, Казахстан, как и Китай с региональными партнерами, должны со всей серьезностью отнестись к этим угрозам, чтобы не допустить их реализации.

Не менее важно избежать в регионе модели Россия vs Запад, сложившейся в западной части постсоветского пространства, где дело свелось к попытке доминирования одной стороны и в результате к игре с нулевой суммой, а затем и войнам. Центральная Евразия, а затем и большая Евразия, должны стать примером игры с положительной суммой для всех, доминирования сотрудничества над соперничеством. При этом и российской элите стоит преодолевать энергично подпитываемую извне автоматическую подозрительность к усилению в регионе влияния Китая. Региональным элитам необходимо избежать соблазна использовать противоречия внешних игроков. Пример провала киевской элиты должен быть осознан, а опыт усвоен.

Налаживание зоны сотрудничества в Центральной Евразии может вести к другому логическому проекту — созданию большого Евразийского сообщества (или даже союза) сотрудничества, устойчивого развития и безопасности, открытого не только на Восток, но и к западной оконечности Евразии. Центральная Евразия, а затем и большая Евразия, должны стать примером игры с положительной суммой для всех, доминирования сотрудничества над соперничеством Проект стоит поставить на повестку дня уже в ближайшее время.

Важнейшим институтом международного сотрудничества на евразийском пространстве является ШОС, которая создает инструменты для проведения отвечающего общим интересам политического курса, а также служит фактором углубления сотрудничества между странами региона. Несмотря на значимость ШОС как площадки для развития диалога на евразийском пространстве, ее роль в контексте продвижения инициативы ЭПШП, развития российского Зауралья нуждается в дальнейшем изучении.

Возможно, что отдельные программы ЭПШП, которые могли бы проводиться под эгидой Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), имеющей серьезный потенциал превращения в основную площадку взаимодействия Китай (ЭПШП) — ЕАЭС. Также целесообразно координировать их с работой других международных институтов, которые ставят перед собой схожие цели (например, ПРООН и ЮНЕСКО). Это не только позволило бы привлечь дополнительные ресурсы для реализации инициативы, но и стимулировать экономическое развитие государств Центральной Азии без политического вмешательства внерегиональных сил. ШОС при энергичном развитии может стать и центральным институтом потенциально- го проекта создания сообщества большой Евразии.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *