ЕАЭС, экономика, карта, флаг, интеграция, Евразийский Экономический Союз

Предпосылки формирования евразийской геоэкономической зоны

_ М.Н. Прокофьев, Ш.М. Омаров, Р.Р. Мусавузов, Т.М. Магомаев. Журнал «Экономика и предпринимательство». № 7 (48). 2014 г.

Основными векторами развития мировой экономики на данном историческом этапе являются глобализация и глокализация, т.е. региональная интеграция. Эти процессы шли то параллельно, то конкурируя друг с другом. В рамках этих процессов выявлялись как их сторонники, так и противники, формировались свои институты, с различной степенью успешности влияли на тренды в мировой экономике.

Считается, что в определенной степени недавний мировой финансово-экономический кризис активизировал процессы глокализации как ответную реакцию на зашедшие в тупик процессы глобализации с их многочисленными негативными аспектами для национальных экономик. Следует отметить, что процессы глокализации развернулись практически во всех частях света, в результате чего накопился серьезный теоретический и практический опыт в этой сфере.

В связи с этим анализ векторов развития мировой экономики, выявление основных трендов и выбор пути развития для национальной экономики становится крайне актуальным. Кроме того, выбор правильного вектора развития позволит повысить геоэкономическую конкурентоспособность Российской Федерации, а также дружественных ей стран.

Следует подчеркнуть, что ошибки, допущенные при формировании фундамента интеграционного объединения, скажутся на судьбе стран, народов или даже целого континента, что налагает большую ответственность на лиц, реализующих интеграционные проекты, и в связи с этим исследование и анализ всех тонкостей формирования региональной интеграционной структуры становятся особенно значимыми.

Как известно, основой общества, своеобразным ключом к пониманию общественных процессов является экономика. Конкретные модели развития отражают особенности той или иной страны или региона. При этом одни считают экономические закономерности общими и универсальными, как марксисты и либералы, другие связывают экономику с историей, культурой и, конечно же, с географией.

В геоэкономике как науке происходит сращивание параметров экономических моделей с историческими, природно-климатическими и другими факторами того или иного пространства. Таким образом, геоэкономика как отрасль науки, сформировавшаяся в последние десятилетия, представляет глобальную конкуренцию субъектов с разными акцентами: от военного до экономического, от торговых войн до политических перспектив противостояния.

«Геоэкономика — направление социальных наук, сформировавшееся в 90-е гг. ХХ в., на стыке экономики и политологии. В предмете геоэкономики просматривается несколько аспектов, объединяющих в единый комплекс вопросы экономической истории, экономической географии, современной мировой экономики, политологии, конфликтологии и теории систем управления»[1]. Геоэкономика формируется из достаточно обширного количества дисциплин, создавая при этом свой собственный подход к пониманию происходящих в мире процессов.

В связи с этим Э.Г. Кочетов характеризует геоэкономику как политику и стратегию повышения конкурентоспособности государства в новом глобальном контексте[3].

При этом в своей книге «Геоэкономика. Освоение мирового экономического пространства» он дает более предметное определение:

Геоэкономика (geo-economics) – это:

1) концептуальные воззрения, отражающие интерпретацию глобального мира через систему экономических атрибутов;

2) вынесенная за национальные рамки система экономических атрибутов и экономических отношений, определяющих контур глобального экономического пространства, в котором разворачиваются мировые экономические процессы;

3) симбиоз национальных экономик и государственных институтов, переплетение национальных и наднациональных экономических государственных структур;

4) политическая система взглядов (концепция), согласно которой политика государства предопределяется экономическими факторами, оперированием на геоэкономическом атласе мира (в том числе на его национальной части), включением национальных экономик и их хозяйствующих субъектов в мировые интернационализированные воспроизводственные ядра (циклы) с целью участия в формировании и распределении мирового дохода на базе высоких, геоэкономических технологий[2].

Резюмируя вышесказанное, можно сказать, что геоэкономический подход предполагает в практической сфере две цели:

  • защита экономического суверенитета;
  • экономическая экспансия государства.

Исходя из сущности геоэкономики и при условии использования его инструментария, создание евразийского интеграционного блока позволит:

  • поднять на совершенно новый и качественно лучший уровень взаимоотношения со странами, географически близкими к России;
  • раскрыть и реализовать потенциал России как системообразующего государства на постсоветском пространстве;
  • создать новую, четвертую евразийскую геоэкономическую зону в мировой экономике;
  • защитить Россию от дальнейшей дефрагментации вследствие возрастания негативных экономических и политических факторов;
  • сформировать вокруг России геоэкономический пояс дружественных стран, что позволит защититься от внешних угроз и совместно отстаивать свои экономические интересы на мировой арене;
  • повысить экономическую безопасность путем создания автаркии (самодостаточной территории) в евразийском регионе;
  • снизить сырьевую зависимость экономики путем создания совместно с дружественными постсоветскими странами интернационализированных производственных ядер (ИПЯ);
  • создать современную трансграничную транспортную инфраструктуру;
  • создать единое оборонное пространство, способное отвечать на новые военные угрозы.

Как известно, создание крупного интеграционного блока требует учета всевозможных рисков и обеспечения долгосрочной устойчивости к разнообразным и постоянно меняющимся обстоятельствам. Одним из основных факторов устойчивости является финансово-экономическая стабильность.

Интеграция, основанная на экономических интересах, безусловно, прежде всего должна быть экономически выгодной и целесообразной. Экономическая выгода в ситуации перманентного мирового экономического кризиса заключается в экономической устойчивости и безопасности. Расширение и углубление интеграции ведет к повышению взаимовлияния на экономики друг друга стран – членов ТС и ЕЭП и при правильном взаимодействии позволяет всем вместе повысить экономическую устойчивость. Для этого необходимо координировать макроэкономические политики стран – членов ТС и ЕЭП и ставить общие цели, которые достигаются совместными усилиями.

Основными факторами, ухудшающими финансово-экономическую стабильность Евразийского экономического союза (ЕАЭС), по нашему мнению, являются:

  1. Низкий уровень экономического развития кандидатов на вступление в ЕАЭС
  2. Сырьевая ориентация государств – членов ЕАЭС, в том числе России
  3. Повышенный уровень инфляции в странах ТС и ЕЭП
  4. Высокая цена интеграции для России
  5. Отток капитала и неустойчивость национальных валют
  6. Низкий уровень продовольственной безопасности и диверсификации экономики
  7. «Правила игры» на мировом рынке определяют конкуренты

Для нивелирования вышеперечисленных слабых сторон ЕАЭС коротко перечислим некоторые меры для повышения устойчивости евразийских интеграционных процессов, без которых, как мы считаем, невозможно представить продолжительное существование интеграционного блока.

  1. Введение единой валюты на территории Евразийского союза.
  2. Создание единого оборонного пространства.
  3. Формирование единого финансового пространства с унифицированными платежными системами, гармоничными налоговыми и бюджетными законодательствами, а также эффективными механизмами противодействия оттоку капитала и «финансовой агрессии», вплоть до нерыночных механизмов. Так как недавний кипрский прецедент показывает, что даже в таких полностью открытых странах возможно применение нерыночных механизмов для спасения экономики от всеобщего коллапса.
  4. Создание в рамках интеграционных структур единой финансовой биржи, где котировались бы акции компаний государств – членов ЕАЭС. На базе этих структур легче будет организовать в г. Москве международный финансовый центр, планы по созданию которого озвучивались руководством Российской Федерации.
  5. Осуществление совместной антикризисной политики.

Появление на постсоветском пространстве конкурента в лице экономически крепкого евразийского интеграционного блока, с учетом опыта противостояния с СССР  будет иметь для Запада в экономическом плане катастрофические последствия в долгосрочной перспективе. Если учесть, что ЕАЭС и Китай могут начать более тесное сотрудничество, то это выглядит для Запада еще более угрожающим. В связи с этим Западом явно или неявно начаты определенные действия, направленные на ослабление, а в конечном счете и расчленение этого региона на мелкие государства, которые, при реализации данного сценария, не будут составлять экономической конкуренции.

В этом противостоянии нет ничего сверхъестественного, так как экономические блага на планете Земля ограничены и все больше сокращаются, а численность населения постоянно растет, в связи с чем XXI век, по прогнозам ученых, обещает быть крайне нестабильным.

Уже на этапе планов создания ЕАЭС Запад обещает принять все меры для недопущения его формирования и сразу облекает все это в идеологические формы, хотя во всех документах евразийского интеграционного процесса идет речь об объединении на основе чисто экономических принципов и интересов.

Столкновение экономических интересов, как правило, подразумевает как минимум экономическую войну, открытую и/или скрытую. Создавая евразийский интеграционный блок, формируя интеграционные структуры и институты, России, Казахстану и Беларуси необходимо исходить из объективной действительности, а не из заявляемых правил о честности, открытости и прозрачности, и соответственно предпринимать меры для сведения этих рисков к минимуму.

Уместно вспомнить, что в последние десятилетия, после распада Советского Союза, в однополярном мире существовует несколько геоэкономических центров, внутри которых происходило в основном перераспределение большей части мирового дохода. И, как мы видим, эти геоэкономические центры являются своеобразными точками роста, они определяют тренд и вектор дальнейшего развития и служат ориентиром для других, менее развитых, но активно развивающихся стран. Отметим, что наряду с этими странами существует группа стран, которые можно назвать «периферией мирового капитализма», или «мировым андеграундом» т.е. страны, которые находятся на начальной стадии своего становления и развития и служат источником сырья и ресурсов.

Все три геоэкономических центра относятся к одной группе, к капиталистическому миру, так как организация финансов, экономики, социальных норм и правил, ценностные ориентиры в этих центрах крайне схожи[18].

Итак, геоэкономических центров, вокруг которых собираются сначала развивающиеся страны, а потом и страны «периферии мирового капитализма», на сегодняшний день три:

  • американская геоэкономическая зона;
  • европейская геоэкономическая зона;
  • тихоокеанская геоэкономическая зона.

Хотя эти зоны расположены на различных континентах, но, тем не менее, как уже было сказано, их объединяют общие принципы и цели, что позволяет считать их единым звеном.

Примечательно, что в 1970-х годах элитой (экономической и политической) трех (американского, европейского и тихоокеанского) геоэкономических центров была создана так называемая Трехсторонняя комиссия, которая занималась такими вопросами, как регулирование отношений между центрами, совместное отстаивание интересов в мире, в том числе и в странах социалистического лагеря, лоббирование принятия в международные организации, капиталистические нормы и правила ведения хозяйства, и др. Бесспорно, внутри этих зон существовала взаимная конкуренция, но что касается общих интересов, то они отстаивались совместно, в то же время эти зоны были достаточно автономными и самостоятельно определяли внутреннюю политику.

На фоне остальных американская зона всегда явно выделялась и главенствовала. Причин этому много, среди них такие, как самый большой объем ВВП, обладание ядерным оружием, военная мощь и другие. В связи с этим Америка выступала как защитник двух других зон и всего остального капиталистического мира, вследствие чего Америка и СССР становились главными противниками в холодной войне. В этой «войне», безусловно, участвовали европейская и японская геоэкономические зоны, но на вторых ролях, и как тогда, так и теперь две другие геоэкономические зоны, т.е. европейская и тихоокеанская, находятся в зависимом положении от США и вынуждены строить свою стратегию в соответствии с интересами США.

Центром американской геоэкономической зоны являются, естественно, США. «Мозговым центром» европейской геоэкономической зоны является Соединенное Королевство, а производственным центром можно считать Германию. В тихоокеанской зоне центром является Япония, которая в последнее время сильно сдает позиции Китаю[17].

Что касается структуры и расположения Трехсторонней комиссии, то ее штаб-квартира находится в США и руководство в основном представлено американцами. Председателем является Дэвид Рокфеллер, а главными стратегами выступают Генри Киссинджер, Збигнев Бжезинский и множество негосударственных научных фондов.

Суть Трехсторонней комиссии состояла в том, чтобы противостоять социалистическому лагерю во главе с СССР, но когда этот лагерь был разрушен в 1990-х годах, то две другие зоны начали сомневаться в необходимости «крыши» в виде США, что потребовало от США принятия срочных мер для обоснования своего главенства, потому что те преимущества, которые были у США и из-за которых они главенствовали над двумя другими геоэкономическими зонами, уже были не так востребованы в новых условиях.

Так как вновь образовавшиеся на развалинах СССР государства с рыночной экономикой, с капиталистическим способом производства, окрепнув (с учетом колоссальных природных богатств) в долгосрочном плане могут представлять собой серьезный дестабилизирующий фактор и способны стать еще одной геоэкономической зоной, но уже в капиталистической системе с тремя другими. Это поставило США в крайне опасную ситуацию по следующим причинам:

  • наличие у России, как и у США, ядерного оружия;
  • близость России к Европейской и Тихоокеанской зонам;
  • наличие у России минеральных ресурсов, которыми бедны Европейская и Тихоокеанская геоэкономические зоны;
  • возможность сотрудничать с Россией на равных, а не на условиях подчинения.

Все это нарушало сложившийся порядок и передвигало США с главенствующей роли на равноправные отношения со всеми остальными.

В связи с этим для США иметь сильное государство на евразийском континенте крайне опасно еще и потому, что у США при таком сценарии отбирается его главный рычаг – пугало всего капиталистического мира – «призрак коммунизма».

В ситуации перманентного разрушающего воздействия США на Россию, которого они, кстати, и не скрывают, для России остается единственный вариант, который позволит ей в долгосрочной перспективе оставаться единым государством, – это объединение со странами СНГ, тем более что многие из этих стран находятся в одинаковом положении: или они включатся в зону влияния уже существующих трех геоэкономических зон, или создадут свою собственную зону.

Создание собственной геоэкономической зоны позволит этим странам рассчитывать на более или менее справедливое отношение к себе, тогда как присоединение к уже существующим зонам приведет к тому, что им отведут роль сырьевого придатка или даже полуколониальной территории.

Формирование Евразийского экономического союза позволит создать на постсоветском пространстве новую, четвертую геоэкономическую зону, или, по–другому, новую автаркию, и обезопасить Россию от дальнейшей фрагментации. Без этой группировки Россия останется один на один со своими конкурентами, которые в разы сильнее в экономическом плане и которые ни при каких обстоятельствах не будут иметь с ней дело на равных условиях, учитывая опыт противостояния двух супердержав. Отстаивание российских интересов на территории СНГ – сложная задача, учитывая серьезные экономические проблемы некоторых стран, частую смену власти и, как следствие, смену вектора сотрудничества. Но, тем не менее, от того, сможет ли Россия продвинуть геоэкономический проект под названием «Евразийский экономический союз», будет зависеть ее судьба.

Чтобы предотвратить осуществление этого проекта, американская геоэкономическая зона направляет все возможные усилия, о чем без стеснения сообщила бывший госсекретарь США Хилари Клинтон. «Существует движение в сторону ресоветизации региона. Это не будет называться именно так. Это будет называться ТС, или Евразийским союзом и все в таком роде. Не будем заблуждаться на этот счет. Мы знаем, в чем заключается цель, и мы стараемся разработать эффективные способы того, как замедлить или предотвратить это»[4]. Вместе с тем, пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков заявил: «То, что мы наблюдаем на территории бывшего СССР, является новым типом интеграции, основанным только на экономической интеграции. Любой другой тип тесного взаимодействия невозможен в сегодняшнем мире»[6].

Полагаем, что интеграционный проект нужно продвигать, даже если в краткосрочной перспективе он не будет приносить экономических выгод, так как в дальнейшем этот интеграционный блок может привести к многократно превосходящим выгодам, за счет смены мирового экономического ландшафта и включения России в процесс перераспределения мирового дохода.

Следует отметить, что о необходимости создания в евразийском регионе особой цивилизационной зоны в свое время писал известный советский историк Л. Гумилев, а собственно о формировании геоэкономической зоны на постсоветском пространстве в своих трудах рассуждал философ и политолог А. Дугин.

Также необходимо отметить, что руководство России понимает сложившуюся ситуацию. Так, В. В. Путин в 2011 году в своем выступлении на форуме деловых кругов стран ТС заявил: «Это объединение должно стать одним из “полюсов” мировой экономики и изменить конфигурацию всего евразийского пространства»[5]. Еще В. В. Путин на этом форуме отметил, что «мы становимся более привлекательными для любых партнеров, а значит, можем поднимать требования на более высокую планку, прежде всего, руководствуясь интересами бизнеса тех стран, которые подпадают под наши общенациональные интересы»[5].  Реализация этих идей, как мы уже указывали, будет встречать серьезное сопротивление, что потребует от России сплоченности и настойчивости и проведенный анализ показывает, что без глубинного понимания процессов, происходящих в мире, построить устойчивую и эффективную интеграционную структуру невозможно, формальный подход к пониманию процессов, происходящих в окружающей действительности, ставит нас и то, что мы делаем, в зависимую позицию.

Библиографический список:

  1. Неклесса А. Геоэкономическая формула мироустройства // Развитие и экономика: альманах. 2013. № 7. С. 
  2. Кочетов Э. Г. Геоэкономика. Освоение мирового экономического пространства: учеб. для вузов. М.: Норма, 2012. С. 16.
  3. Геоэкономика  [Электронный ресурс]. URL: http://www.archipelag.ru/geoeconomics/ (дата обращения: 15.06.2014).
  4. Заявления Клинтон о противодействии интеграционным процессам вызывают сожаление – глава комитета Госдумы [Электронный ресурс]. URL: http://www.regnum.ru/news/1602266.html#ixzz2k3yCCOHZ (дата обращения: 15.06.2014).
  5. ЕЭП: стать «полюсом» мировой экономики [Электронный ресурс]. URL: http://news.mail.ru/politics/6325058/ (дата обращения: 15.06.2014).
  6. Russia today [Электронный ресурс]. URL: http://russian.rt.com/article/1787 (дата обращения: 15.06.2014).

Библиографический список:

  1. Бузгалин, А. Человек, рынок и капитал в экономике XXI века [Текст] / А. Бузгалин, А. Колганов // Вопросы экономики. – 2006. – № 3. – С. 125-144
  2. Гребнев, Л. От «человека в экономике» к «экономике в человеке» [Текст] / Л. Гребнев // Вопросы экономики. – 2006. – № 11. – С. 46-57
  3. Зикунова, И.В. Феномен предпринимательской активности в бизнес-цикле постиндустриального развития : монография [Текст] / И.В. Зикунова. – СПб. : Издательство политехнического университета, 2009. — 132 с.
  4. Иноземцев, В. Л. На рубеже эпох. Экономические тенденции и их неэкономические следствия [Текст] / В.Л. Иноземцев. — М. : Экономика, 2003. – 730  с.
  5. Иноземцев, В. Л. Парадоксы постиндустриальной экономики [Текст] / В. Л. Иноземцев // Мировая экономика и международные отношения. – 2000. – № 3. – С. 3-11
  6. Радаев, В. В. Экономическая социология. Курс лекций [Текст] : учеб. пособие / В. В. Радаев. М.: Аспект Пресс, 1998. – 368 с.
  7. Шумпетер, Й. А. Теория экономического развития. Капитализм, социализм и демократия [Текст] / Й. А. Шумпетер .– М. : Эксмо, 2007. – 864 с.
  8. Bureau of Economic Analysis. National Economic : URL : http://www.bea.gov/national (дата обращения08.2009)
  9. Burns R, Mitchell A. Measuring Business Cycles, 1946
  10. Business Dynamics Statistics: [Электронный ресурс ]URL : http://www.ces.census.gov (дата обращения08.2009)
  11. Innovative Transformation and Transformational Potential of Socio-Economic Systems / co-authors Dudin M.N., Ljasnikov N.V.,Kuznecov  A.V.Fedorova  I.J // Middle East Journal of Scientific Research.— 2013.— Vol. (17). — № 10.— P. 1434-1437
  12. The world experience of transformation of innovative approaches to assurance of financial stability of social economic systems / co-authors Dudin M.N., Prokof’ev M.N., FedorovaI,J, Frygin A.V. // Life Science Journal.— 2014.— № 11(9) — P. 370-373.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *