ЭПШП, Китай, ЕАЭС, Экономический пояс Шелкового пути, безопасность, Евразия

Вопросы обеспечения безопасности при сопряжении ЕАЭС и ЭПШП

_ Ольга Подберезкина, к. политических н., директор научно-аналитического агентства «Наследие Отечества», эксперт ЕДРФ по транспортным коридорам и инфраструктурным проекта в Евразии. Москва, 29 апреля 2016 г.

Сегодня происходит формирование глобальных проектов двух экономических лидеров мира: «Транс-атлантического инвестиционного и торгового партнерства» и «Транс-тихоокеанского партнерства» США и китайской инициативы «Один пояс — один путь».  Россия не участвует в американских партнерствах, но Евразийский экономический союз (далее — ЕАЭС) было решено сопрягать с проектом инициативы «Один пояс — один путь» — Экономическим поясом Шелкового пути (далее — ЭПШП).

16 и 17 октября 2015 года на Саммите СНГ и Высшем госсовете ЕАЭС был принят документ о координации действий по вопросам сопряжения ЕАЭС и ЭПШП. Таким образом, страны ЕАЭС приняли решение участвовать в переговорном процессе с Китаем по сотрудничеству в рамках проекта ЭПШП с скоординированной позицией, что заставит больше учитывать наши интересы на переговорах, а также подтверждает приверженность стран ЕАЭС работать над созданием единого транспортного пространства.

Символично, что параллельно председатель Евразийской экономической комиссии отправил в Брюссель предложение о начале переговоров по координации действий между ЕАЭС и ЕС. Европейской комиссии потребовалось несколько месяцев, чтобы ответить отказом, назвав Евразийский экономический союз «незрелым интеграционным проектом со множеством противоречий». Несмотря на незаинтересованность ЕС в определении механизмов взаимодействия с ЕАЭС, в апреле текущего года Председатель Государственной думы Сергей Нарышкин заявил о начале переговоров по созданию ЗСТ Шанхайской организации сотрудничества (далее – ШОС) и высказал мнение,  что в случае создания ЗСТ Европейский Союз может заинтересоваться сотрудничеством.

Россия пытается найти формат сотрудничества с ЕС и его сопряжения с ЕАЭС, чтобы не оказаться зажатой между американским и китайским проектами. Также стремительно уходит время, которое можно потратить на укрепление институтов ЕАЭС и внутрихозяйственных связей наших стран, формирование общего образовательного и культурного пространства.

Возникают и серьезные вопросы по обеспечению безопасности на китайских коридорах развития Экономического пояса Шелкового пути, которые вызывают недоверие между Индией и Китаем и могут создать трудности в российско-китайских отношениях.

Один из коридоров ЭПШП  – китайско-пакистанская ветка объединит Морской Шелковый путь и Экономический пояс Шелкового пути в порту Гвадар в Пакинстане (его КНР арендовал на 49 лет). Долгое время Китай проводил осторожную внешнюю политику, но 13 марта текущего года было принято решение о размещении китайских войск в Пакистане для обеспечения безопасности коридора.  Для России такое решение Китая должно казаться тревожным, потому что есть вероятность, что данная модель обеспечения безопасности на коридоре будет перенесена и на другие коридоры в рамках проекта ЭПШП. Некоторые из этих коридоров развития предполагается, что будут проходить через территории Кыргызстана, Казахстана, Таджикистана и России.

В рамках реализации инициативы Морского Шелкового пути Китай строит военно-морскую базу в Джибути, которая, как предполагается, будет построена в Доралех (Doraleh) в нескольких км от самой большой военной базы американцев в Африке. В Джибути Китай также построит второй по величине аэропорт и сможет использовать дроны, также как французы и американцы. Через водное пространство Джибути проходит до 30% всей мировой торговли, а контроль над морским коридором в Европу — стратегическая цель Китая.

Недовольство обеспечением контроля над ключевым для китайских морских перевозок Южно-Китайским морем высказывает целый ряд стран Юго-Восточной Азии. Китай построил несколько взлетно-посадочных полос и искусственных островов на рифах, провел  «nine-dash line» — демаркационную линию девяти пунктиров. КНР не берет в расчет заявления Филиппин, Вьетнама и Индонезии о нарушении договоренностей об отказе от оккупации ненаселенных пунктов в море, как рифы и скалы.

Также вызывает обеспокоенность решение о строительстве в рамках развития российского международного транспортного коридора «Приморье – 2» подъездного пути для транзитных китайских грузов европейской (и китайской) ширины колеи – 1435 мм, а не российской – 1520 мм. Разница между российской и европейской шириной колеи должна препятствовать использованию противником российских железнодорожных магистралей. Возникает прецедент, по которому Центрально-азиатские страны, добивавшиеся из соображений обеспечения безопасности использования российского стандарта в китайских проектах на их территории, как Кыргызстан при строительстве Китаем железной дороги «Китай-Кыргызстан-Узбекистан», могут изменить свое решение, что повлечет ослабление российских позиций в Центральной Азии.

Третий вопрос, который обращает на себя внимание при сопряжении ЕАЭС и ЭПШП — это его оформление. В начале 2016 г. Министр по торговле ЕЭК Вероника Никишина сообщила, что соглашение о сопряжении между ЕАЭС и ЭПШП может состоять из соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве и определения конкретных проектов, формирования «дорожной карты» по проектам. Важно, чтобы заключению такого соглашения о торгово-экономическом сотрудничеством с Китаем предшествовала выработка консолидированной позиции стран ЕАЭС, которая максимально защитит экономические интересы стран и не навредит внутрихозяйственным отношениям.

Источник: http://viperson.ru/

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *