многополярность, Большая Евразия, Китай, ЕАЭС, Евразийский Союз, евразийство

Евразийство: опорная конструкция нового миропорядка

_ Яков Бергер, д.исторических н., главный научный сотрудник Центра изучения стратегических проблем СВА и ШОС ИДВ РАН, эксперт РСМД. 11 мая 2016 г.

Сегодня человечество вновь сталкивается с вызовами и угрозами его дальнейшему развитию и самому существованию. Поэтому оно более чем когда-либо нуждается в обоснованных, всесторонне взвешенных оценках возможностей парировать эти вызовы и угрозы и в идеях, позволяющих избавиться от них. Именно такой анализ и такие идеи содержит книга М.Л. Титаренко и В.Е. Петровского «Россия, Китай и новый мировой порядок. Теория и практика» (Москва, 2016).

Если попытаться определить подход авторов к рассматриваемым проблемам и главный вектор их рекомендаций посредством одного понятия, то таковым окажется понятие «синтез» во всех его разнообразных коннотациях.

Используемая в книге методология является по своему существу синтетической. Она соединяет философско-теоретическое осмысление мировых проблем с политологическим исследованием процессов становления нового мирового порядка, его институтов и норм.

Синтез цивилизаций рассматривается как непременная основа построения нового, более справедливого и гармоничного мироустройства, который не приемлет деления наций на цивилизованные (западные) и нецивилизованные (все остальные). Новый порядок призван исключить господство одних наций над другими и защитить суверенное право наций самим определять свою судьбу, свое социальное, политическое, экономическое устройство. Он стоит на страже духовных устоев и культурного достояния всего человечества.

Синтез восточной и западной цивилизаций рассматривается авторами в разных ракурсах. Касаясь соотношения традиций и модернизации, они замечают, что в ходе синтеза не только традиционное трансформируется под воздействием современного, но идет и встречный процесс — «современное» также видоизменяется, определенным образом приспосабливается к традиционному. В этом процессе сохраняется самобытность каждого народа и одновременно происходит созидание новых общечеловеческих принципов бытия.

Важнейшее место в становлении системы нового глобального мироустройства должна занять, по мнению авторов, концепция евразийства. Ей отводится роль «идейного стратегического стержня российской духовной самоидентичности», которая в свою очередь создает основу межнациональных отношений в России, определяет ее отношения со странами Евразии и АТР и процесс евразийской интеграции.

Выступая последовательными сторонниками евразийства, авторы решительно противостоят евроцентризму. Его истоки, с их точки зрения, восходят еще к политике Петра I, толкавшего Россию в Европу. Приоритет евроцентризма укрепляли в советское время и призывы бороться с «азиатчиной». В результате, полагают авторы, принижалось значение исконно русских, славянских корней и компонентов российской цивилизации.

Евроцентризм негативно влияет на целый ряд аспектов экономической и культурной политики России. Однобокий евроцентристский курс, как утверждается в книге, привел к чрезмерной концентрации в западной части страны средств и стратегических целей развития, превратил Москву в финансового сверхмонополиста. Огромные восточные регионы, богатые ресурсами, стали де-факто своеобразной квазиколонией европейской части России. Сырьевая направленность экономики здесь доминирует. Под давлением вестернизации национальные черты русской культуры и культуры других национальностей стирались и растворялись в чуждых традициях, в чуждой и низкопробной западной масс-культуре.

Выправление этого пагубного крена началось с премьерства Е. Примакова и продолжилось в период президентства В. Путина. Равновесие восточного и западного азимутов внешней и внутренней политики России должно, по мысли авторов, подкрепляться балансом жесткого политического моноцентризма с экономическим и культурным полицентризмом, учитывающим громадные масштабы российской территории, своеобразие и самобытность регионов.

Исследуя процессы формирования современного миропорядка в Азии, авторы уделяют особое внимание российско-китайским отношениям. В них они видят воплощение новой модели международных отношений для XXI в. В книге подробно рассматриваются все основные виды и направления стратегического партнерства России и КНР: двустороннее и многостороннее, торговое и инвестиционное, энергетическое и транспортное, высокотехнологичное и гуманитарное.

Богатый опыт всестороннего сотрудничества России и Китая служит, как показано в книге, хорошей основой для их активного участия в институтах глобального управления. Авторы раскрывают как общее, так и особенное в подходах обеих держав к их реформированию. При этом расхождения оказываются менее существенными по сравнению с взаимодополняющими тенденциями.

Возрастающая полицентричность мира ведет к децентрализации глобальной системы управления. Важные ее рычаги и средства в большей мере перемещаются на региональный уровень. Этот процесс отвечает многообразию мира, его неоднородности и многоукладности. Ответственность за дела в регионах все чаще и увереннее берут на себя новые центры экономического роста и политического влияния.

В книге обстоятельно рассматривается роль России и КНР в системах РИК и БРИКС. Трехсторонний формат обсуждения и согласования позиций России, Индии и Китая, как отмечают авторы, выходит далеко за рамки отношений между ними. Три страны придерживаются близких взглядов на узловые вопросы глобального развития, на многие региональные проблемы. Сотрудничество в «тройке» становится, таким образом, важным двигателем становления нового, более демократичного миропорядка.

Формированию полицентричной системы мироустройства содействует и более широкая структура — БРИКС, которая также квалифицируется как диалоговая. Этот формат позволяет умножить усилия по решению глобальных и национальных задач экономического и социального развития. Страны БРИКС выработали комплекс инициатив и конкретных предложений по реформированию международной финансово-экономической архитектуры, отвечающих коренным интересам огромного большинства человечества.

Государства-участники БРИКС стремятся решать международные проблемы в тесном взаимодействии с экономически развитыми странами. Они поддерживают усилия «Группы двадцати» как важного механизма международного экономического сотрудничества, позволяющего смягчать разного рода глобальные дисбалансы. Авторы рассматривают БРИКС как формирующуюся структуру нового глобального управления. В ее рамках можно обсуждать гораздо более широкий круг вопросов, чем, например, в Совете Безопасности ООН, и находить ответы на многие экономические и экологические вызовы. Поэтому создание БРИКС считается одним из наиболее значимых геополитических событий начала XXI в.

Однако БРИКС — это далеко еще не сложившийся формат взаимодействия. Интересы и цели стран-участниц данного объединения не всегда и не во всем совпадают. Хотя между отдельными странами остаются еще достаточно серьезные противоречия, это не должно мешать сотрудничеству в сферах совпадающих интересов.

Деятельность Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) рассматривается в свете перспектив безопасности и сотрудничества прежде всего в регионах Центральной и Южной Азии, а также на прилегающих территориях. Авторы считают в целом ситуацию в регионе Центральной Азии стабильной, но при этом отмечают, что она достаточно сложна и отнюдь не гарантирована от вызовов и угроз как со стороны внутреннего экстремизма и религиозного радикализма, так и со стороны внерегиональных сил (в первую очередь США и их союзников). Стремясь получить доступ к богатому энергетическому потенциалу региона, эти силы продвигают сценарии «цветных революций», направленных на смещение существующих режимов и экспорт западных стандартов и ценностей. Важнейшее значение для дальнейшего повышения дееспособности и эффективности ШОС в обеспечении региональной безопасности имеет, как отмечается в книге, взаимодействие России и Китая, равно как и их сотрудничество с другими странами региона.

Делая акцент на укреплении сотрудничества как между странами-участницами, так и между Организацией и другими межгосударственными объединениями, авторы не обходят вопрос наличия проблем и противоречий внутри ШОС. В частности, они выявились при обсуждении китайской идеи создания зоны свободной торговли ШОС (позднее — Фонда развития и Банка развития ШОС) и альтернативной российско-казахстанской инициативы по созданию Банка развития ШОС путем расширения возможностей уже существующего Евразийского банка развития со штаб-квартирой в Алматы.

Авторы не исключают такой вариант развития событий, при котором перспективы региональной безопасности в зоне ответственности ШОС будут определяться стратегическим балансом «распределения ролей» России и Китая: Россия будет уделять преимущественное внимание вопросам безопасности, а КНР — вопросам экономического развития, торговли и взаимных инвестиций.

В книге значительное внимание уделено возможностям и препятствиям на пути сопряжения интеграционных процессов в Европе, Евразии и АТР. Китайский проект «Экономического пояса Шелкового пути» (ЭПШП) рассматривается с разных сторон: в соотношении с евразийской интеграцией; вместе с предложениями по созданию Трансъевразийского пояса развития (ТЕПР); в связи с планами развития Крыма как ключевого звена ЭПШП; в контексте идей по строительству китайско-монголо-российского экономического коридора («Степной Шелковый путь»); в связи с национальными задачами России по подъему Восточной Сибири и Дальнего Востока; в плане обеспечения региональной безопасности. Успех проекта ЭПШП, который представляется судьбоносным для геоэкономической и геополитической ситуации в Евразии, зависит в конечном счете, как убеждены авторы, от способности России и Китая координировать свои усилия и укреплять сотрудничество. Подчеркивается также исключительно большое значение своевременного подключения России к создаваемым Китаем многосторонним институтам регионального развития.

В заключительной главе книги рассматриваются концепции безопасности, вызовы и угрозы региональной безопасности, а также модели региональной безопасности в Евразии и АТР.

В АТР имеются разные структуры международного взаимодействия, однако рамочного механизма для обсуждения всего спектра вопросов безопасности и сотрудничества в Азии пока нет. В рамках такого форума можно было бы обсуждать (по примеру СБСЕ/ОБСЕ) проблемы по трем «корзинам»: военная безопасность; экономическое сотрудничество; права человека и гуманитарное сотрудничество. Авторы полагают, что европейская модель «мирного сосуществования» с использованием принципов и механизмов СБСЕ/ОБСЕ может оказаться весьма востребованной и уместной в Северо-Восточной Азии и АТР.

Российская дипломатия, подчеркивается в книге, настойчиво стремится к продвижению инициатив, нацеленных на создание в АТР всеобъемлющей системы международной безопасности. Такая система должна включать урегулирование региональных конфликтов, предотвращение распространения ОМУ, сокращение вооруженных сил и вооружений, уменьшение военно-морской активности на Тихом океане, принятие мер транспарентности и военного доверия.

С точки зрения авторов, многосторонний переговорно-консультационный механизм в АТР мог бы выглядеть как периодические встречи (в разных форматах и на разных уровнях) представителей внешнеполитических ведомств, экспертного сообщества и гражданского общества заинтересованных стран. На этих встречах можно было бы обсуждать вопросы политики, безопасности, торгово-экономического, научно-технического и культурно-гуманитарного сотрудничества. Вырабатываемые на основе неформальных дискуссий договоренности могут впоследствии составить основу формальных решений, принимаемых правительствами стран-участниц.

Как следует из приведенного выше компендиума, рецензируемый труд вносит весомый вклад в осмысление теории и практики процессов, разворачивающихся в настоящее время в современном мире — как на глобальном, так и на региональном уровне. Отправная точка размышлений о направленности этих процессов — убежденность в принципиальной общности исходных ценностных устремлений человечества при всем его цивилизационном, социальном, политическом, культурном разнообразии. Наличие такой общности служит фундаментом представлений о необходимости и возможности построения нового, более справедливого, более демократичного, более открытого мирового порядка.

В книге убедительно доказано, что в силу целого ряда факторов решающую роль в реализации этих идей могут сыграть Россия и Китай. Исследуя форматы взаимодействия двух стран (как между собой, так и с окружающим миром), авторы видят в каждом из них огромный потенциал для построения глобальных и региональных систем, способных стать опорными конструкциями нового миропорядка.

Источник: http://russiancouncil.ru/

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *