Сувчинский, евразийство, Православие, ЕДРФ, христианство, Евразийский Союз

Письмо Петра Сувчинского Николаю Бердяеву (1924)

_ Петр Сувчинский. Письмо русскому философу Николаю Бердяеву. Евразийское книгоиздательство Берлин, 24 апреля 1924 г.

Дорогой Николай Александрович.

На Ваше письмо, в котором по существу объединены основные тезисы антиевразийства — постараюсь ответить Вам тоже письменно. Вы назвали меня «вредным человеком». Надеюсь и вполне уверен, что этот не особенно лестный эпитет относится ко мне поскольку я евразиец. Итак, Вы считаете наше течение «вредным». Понятие вредности может иметь лишь конкретный смысл, а так как сущность евразийства состоит в настоящее время в утверждении целостного идейно-волевого миросозерцания, коренящегося в стихии Православия, в русской исторической и бытовой органике и в национально-государственной традиции — то, следовательно, Вы считаете усиление именно этих названных элементов фактом нежелательным и даже «вредным». Нужно оставить в стороне вопрос о техническом несовершенстве обслуживания евразийцами этих своих трех начал; тем более что из всего смысла Вашего письма вытекает, что максимальное совершенство техники — в данном случае было бы максимальным вредом!

Однако существуют для Вас какие-то иные пока еще не выявленные начала, которые Вы противопоставляете началам евразийства. Стараясь их уловить и усилить тезисы и формулировки Вашего письма — я к величайшему удивлению пришел к тому, что сущность Вашей концепции, из которой и вытекает Ваша критика евразийства состоит: 1) в интерконфессиональной, общехристианской абстракции — схеме, 2) в безликом космополитизме (если национализм — «язычество» [1]) и 3) в развеществленной цивилизации (если быт — «язычество»). Зная Ваше миросозерцание — меня до крайности удивили эти обертоны Вашего письма. Думаю, что они исходят из источника, лежащего в глубине, а не на поверхности полемики и обличения. Неужели в действительности такова Ваша концепция христианского мира? Я полагаю, что все ценности, которые Вы квалифицируете, как «языческие» — на самом деле moduz vivendi u ezsendi [2] христианской истории, реальные ценности греховного мира.

Пожалуй трудно ответить на вопрос о подлинном отношении Вашей философемы к действительному христианству. Но не грозят ли на Вашем пути прямые соблазны иконоборческого докетизма, ведь и христианский быт — икона и в пределе всегда имеет житие; это не эстетический подход, ибо почитание икон Вы же не назовете этетизмом и de facto коренящегося в нем…. старого русского либерализма. Есть какая-то удивительная и устрашающая логика в том, что Вы признаете «положительное значение» за самым ужасным деянием революции. Ведь замысел уничтожения русского быта — идеологически и тактически связан, с одной стороны — с официальными кощунствами, поруганием мощей и проч., и, с другой, — с принципиальным русофобством и устранением самого имени России (СССР). — Неужели это все еще не ясно всем.

Мне вообще не понятна враждебность к быту иначе как под углом установки на развеществленную нирвану. Последняя представляется мне, как полная антитеза христианству и подлинному аскетизму (тьма кромешная!). Хула на всякую плоть, в том числе на быт, столь характерная для латинства — есть один из путей к нирване. К ней же ведет и заболевание эмоциональным эсхатологизмом, выражающееся в романтических, литературных концепциях «катастрофы», наряду с полным нежеланием поднять на свои плечи действительную тяжесть борьбы и активного противостояния злу…

Конечно необходимо знать все формы христианского исповедничества, но эпоха в которую мы живем, выдвигает в первую очередь не столько интимные формы индивидуального подвижничества (питающиеся во многих случаях из родников подлинной вселенскости — св. Франциск, св. Тереза), сколько проблем общего направления конфессиональных магистралей. Последние, к сожалению, идут не только параллельно и перекрещиваются, но и прямо противопоставлены друг другу. Реальная и сознательная противопоставленность латинства — православию представляются в наше время фактом такого же ответственного смысла, как и противопоставление революции — России. И никакие благодатные образы католических святых не могут компенсировать тот аспект латинства, с которым в сущности теперь и встречаются православные русские и с которым мы и боремся. Не время заниматься идиллиями, когда надо иметь смелость констатировать те дефформации и искажения в области вечных ценностей — к которым приводит современная римская религиозно-национальная абулия (нехотение). Кроме того, идилия нередко прикрывает приятие того, что далеко не идилично!

В некоторых случаях мне кажется, что мы стали ныне лицом к лицу к новому виду религиозно-политического толстовства, окрашенного только в тона православия и церковности. Что же касается Вашего обвинения нас в сектанстве и замкнутости, то, простите, здесь я вижу уже непосредственное выражение тех мыслей и той конфессиональной концепции, которые вообще готовы считать само русское православие в его предельном выражении — либо сектой, либо «провинцией».

Русская интеллигенция настолько радикально порвала свои связи с православием и его реальным субстратом — русской народно-национальной стихией, что утратила всякую возможность усвоить подлинную его вселенскость. Заболев сектанством — она уже не в силах увидеть все существо русского православия и не может войти в русло его бытия. Может быть, безпомощное сознание своей сектантской отъединенности и заставляет в наше время многих русских обращаться к Риму.

Если характерным признаком евразийства и является нечто, называемое Вами «замкнутостью», то это не что иное, как обусловленная современностью концентрация сил. Слишком уж много русская интеллигенция блуждала в разных исканиях, не умея и не желая соединиться на главном и едином.

Времен и сроков мы не знаем, а жизнь предъявляет требования конкретного оформления и реальной работы. Полное отсутствие в нас тяготения к преждевременному эсхатологизму (который в глубине своей всегда утопичен и нигилистичен), при сознании всей серьезности и трагизма нашей эпохи — лучше чем что-либо другое страхует нас от обвинения в нигилизме. Боюсь, что Вы смешиваете понятие русского бунтарства и нигилизма. Правда, нигилизм пользовался бунтарством, как средством и ныне уничтожая в России быт и религию — пожинает плоды использованной им бунтарской стихии. Но что касается интеллигентского нигилизма, то его застывшие, школьно-резонерские схемы равно противоположны как бунтарской вольнице, так и русскому благочестию. Ближе к нигилизму именно те, у которых миросозерцание либо не воплотилось вовсе, либо находится в состоянии развоплощения. К таковым мы себя причислить не можем.

Вы обвиняете евразийство в фанатизме, но неужели Вам, как религиозному человеку не ясно, что так называемый фанатизм является неотъемлемым качеством всякой живой и действенной религиозности.

Конечно, нужны встречи представителей различных исповеданий для взаимного ознакомления, но это должно происходить в здоровых тонах, лишенных всякой эмоциональности. Мне кажется, что случай со Ставровским в указанном смысле вряд ли может быть благоприятным предзнаменованием (тон Ставровского я конечно осуждаю).

Но прежде чем изучать иные конфессии — нужно узнать свое православие. Думаю, что невежество в этой области столь же велико. И пожалуй еще недавно можно было скорее найти русского интеллигента «чувствующего», нежели знающего что либо о преподобном Серафиме.

Я не верю, чтобы Вы могли серьезно и искренно отнести безсмысленный и аррогантный [3] факт билетов на счет православного быта. Видимо Ваше острое отрицательное отношение к обоим фактам (т.е. к евразийству и к билетам) позволило Вам отождествить два явления, не имеющие между собой ничего общего. Это ясно само собой.

Так как Вы находите, что вопреки моей «вредности» со мной все таки возможно личное общение, то я надеюсь при свидании еще расширить мою реабилитацию евразийства, хотя признаюсь, что все наши разговоры, бывшие до сих пор дают мне мало надежды, что Вы нас поймете и оправдаете.

Искренне преданный П. Сувчинский.

Примечания:

  1. Выражения Н.А. Бердяева.
  2. образ жизни и способ бытия (лат.).

  3. надменный (фр.).

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *