Элементы идентичность

Евразийская утопия и новая идентичность России

_ Галина Пономарева, МГУ имени М.В.Ломоносова. Сборник материалов международной научно-практической конференции «Евразийство: от диалога к взаимодействию». Москва, 2014 г.

В своих работах Н.С.Трубецкой много внимания уделял исследованию факторов, позволяющих России сохранить свою культурную идентичность при самых неблагоприятных внешних «вызовах» и обеспечивающих относительную стабильность её геополитического позиционирования.

Одной из главных проблем в данном контексте становится проблема наследования. Под наследованием Н.С. Трубецкой понимал избирательную активность поколений, нацеленную на самопознание и сохранение культурной тождественности. Условием этого процесса является сознательное ограничение заимствований и «преемств». Согласно Н.С. Трубецкому, культурные заимствования происходят в соответствии с особым «каноном синтеза», под влиянием которого элементы национальной и иноземной культур сочетаются строго определённым образом. Современные «вызовы» требуют от России дистанцирования от ценностей западной цивилизации за счет устремлённости к «евразийскости».

Н.С. Трубецкой полагал, что при смене направления культурного движения наблюдается возрастание системности и организационного единства русской «культуроличности». Это предполагает качественное изменение структурных элементов, непосредственно влияющих на специфику и целостность культурного организма (расширение антропогеографического пространства, занимаемого культурой; гармонизация отношений «верхов» и «низов»; изменение государственных институтов; эволюция национального самосознания; развитие идеократического комплекса).

Выработка новой идентичности Русского мира связывается Н.С. Трубецким с эволюцией «правящего отбора», с появлением новой «идеи-правительницы» и выработкой «полуазиатского» типа культурного самосознания в границах СССР. «Новая территориальность», обеспеченная СССР (государственным образованием принципиально нового типа) позволяет России обрести искомый статус «России-Евразии», «страны-материка». Приращение креативного потенциала Русского мира за счет Азии гарантирует её подлинную «симфоничность» и семантическую сложность, развиваемую на основе «тактики братания», котoрая противостоит пришедшим с Запада стандартам культурной унификации.

Согласно Н.С. Трубецкому, главное средство обретения Россией евразийской идентичности — поиск новой «доминантной идеи», нового национального мифа, способного обеспечить «евразийскую полиэтничность». Этой цели подчиняются многие культурно значимые процессы, в том числе: изменение формы правления за счет утверждения «народоправства»; качественное перерождение «правящего отбора», нацеленного на жертвенное служение евразийской идее; утверждение личностных оснований культуры в противовес коллективистским или социально-классовым.

«Идеократия», «демотическое правление», «народоправство», «евразийская федерация», «евразийский национализм» становятся теми «евразийскими концептами», опираясь на которые, по мнению Н.С. Трубецкого, можно было говорить о средствах, обеспечивающих искомую смену культурной идентичности, реальное движение в сторону евразийской открытости и «истинной безграничности».

Гетерогенность Русского мира оценивается Н.С. Трубецким как необходимое условие культурной продуктивности и эффективной самореализации, когда нарастание культурного разнообразия рассматривается в качестве необходимого и достаточного фактора достижения социокультурного состояния нового типа. Указанный тип социокультурного состояния соответствует «замкнуто-разомкнутой» форме территориальности и сопровождает появление на евразийском пространстве нового типа «граничности», когда Россия становится способной ситуационно устанавливать степень своей изоляции в зависимости от характера внешних угроз западного или восточного мира.

Результатом изменения позиционирования России в пространстве международных коммуникаций оказывается утверждение идеи «Государства-правды», воплощающей глубинный миф русской культуры и обеспечивающей возврат к её подлинной идентичности как «всемирности».

Согласно Н.С. Трубецкому, становясь в евразийской перспективе «миром миров», Россия впервые в истории выступает как культурный прототип и воплощение надэтнической, метакультурной идентичности, связанной с нарастанием в её культуре меры «вселенской полноты и всечеловечности».

Таким образом, проблемы самоопределения России в новых условиях решаются Н.С. Трубецким не с точки зрения сохранения традиционных стандартов её культурной идентичности, но с точки зрения резкого расширения границ её культурной самотождественности до вселенских масштабов.

Мировоззренческий потенциал евразийской утопии до сих пор имеет большое значение. Она не только позволяла рассматривать исторические судьбы России как потенциально перспективные, но и давала возможность воспринимать слом традиционных мировоззренческих конструкций не как фатальный процесс саморазрушения русской культуры, но как обретение ею новой подлинности в ситуации повышенных социальных и геополитических рисков.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *