P_5665532_0__500303195

Возможные перспективы по соглашению о сотрудничестве между Китаем и ЕАЭС

_ Елена Кузьмина, к. полит. н., заведующая сектором экономического развития пост советских стран Института экономики РАН, член Экспертного совета ЕДРФ. Москва, 29 июня 2016 г.

Впервые о Соглашении о торгово-экономическом сотрудничестве между Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС) и Китайской Народной Республикой заговорили в мае 2015 г., когда член Коллегии по торговле ЕАЭС А. Слепнев и министр коммерции Китая Гао Хучен объявили о начале переговоров. Совместное заявление было подписано 8 мая 2015 г. в Москве. По словам А. Слепнева, соглашение «будет создавать благоприятные условия на долгосрочную перспективу для развития проектов кооперации, для привлечения инвестиций в производственный и транспортный сектора, инфраструктуру и сферу услуг».

15 июня 2016 г. министр иностранных дел РФ Сергей Лавров, выступая перед депутатами Госдумы, заявил: «Достигнута принципиальная договоренность о поиске путей сопряжения планов развития ЕАЭС и проекта «Экономического пояса Шелкового пути», ведутся переговоры о создании Зон свободной торговли с целым рядом государств из самых разных районов мира». А на пленарном заседании ПМЭФ-2016 17 июня В. Путинпредложил создать большое Евразийское партнерство с участием Китая, Индии, Пакистана, Ирана, стран СНГ и других государств.

Такой поворот России на Восток, хотя и основывается на экономическом прагматизме,по мнению экспертов, выходит далеко за его рамки. На сегодняшний день единое Евразийское пространство — Китай с Юго-Восточной Азией и Россия с Евразийским союзом, а так¬же Индия, Ближний Восток и Африка, которые во все большей степени ориентированы на Евразию, — выдавливает экономику ранее всемогущего трио в составе США, Европы и Японии. Соединенные Штаты отчаянно сопротивляются этому процессу в попытке со¬хранить свое господство в Евразии и, следовательно, в мировой политике и экономике.

Однако фактически параллельно с поворотом России на Восток произошло и движение Китая на За¬пад через возрождение Шелкового пути («Один пояс — один путь»). Для Китая это было продиктовано политикой США в регионе, в частности, поворотом США в сторону Восточной Азии и подписанием договора о ТТП с определенным антикитайским подтекстом, а также действиями США по подписанию ТТПП с ЕС для того, чтобы сократить возможности России в торговле с Европой.

Стала меняться геоэкономическая структура мира, что заставило Россию и Китай искать новые пути встраивания в формирующийся экономический порядок. Это привело к укреплению взаимоотношений между двумя странами и попыткам скоординировать свои интеграционные программы. В мае 2015 г. была подписанадекларация о сопряжении Евразийского экономического союза и Экономического пояса Шелкового пути.

По мнению большинства политиков и экспертов, ШОС — наиболее оптимальная площадка для сопряжения двух проектов и создания более широкого евразийского торгово-экономического пространства. В ШОС входят большинство государств, которые участвуют непосредственно или косвенно в обеих структурах. За счет государств-наблюдателей (Афганистан, Индия, Иран, Монголия и Пакистан), партнеров по диалогу с ШОС (Шри-Ланка, Турция, Азербайджан, Камбоджа, Непал), а также государств, вступающих в ШОС в ближайшей перспективе (Индия и Пакистан), расширяются экономические возможности всех участников процесса.

Хотя процессы экономического взаимодействия в ШОС развивались не столь эффективно, как хотелось бы, но частично существует база для расширения и углубления сотрудничества. Кроме того, быстро меняющиеся геоэкономические реалии и ситуация в мировой экономике заставляют евразийские страны рассматривать новые возможности региональных группировок и их переформатирование под меняющиеся условия.

Именно эти факторы способствовали изменению парадигмы экономического взаимодействия и согласию на создание ЗСТ в рамках ШОС. Такую инициативу выдвинул в декабре 2015 г. Н. Назарбаев. Она была поддержана и Россией, и Китаем. Президент России В. Путин в послании Федеральному собранию в декабре 2015 г. выступил за создание экономического партнерства стран ЕАЭС, ШОС и АСЕАН. Глава Госсовета КНР Ли Кэцян на заседании Совета глав правительств государств — членов ШОС в декабре 2015 г. также призвал разработать конкретные меры по созданию ЗСТ в рамках ШОС и ускорить к 2020 г. обмен товарами и услугами. По заявлению первого замминистра экономического развития А. Лихачева в марте 2016 г., началась интенсивная работа в этом направлении: «Фактически мы сейчас будем готовить подходы к некоему экономическому континентальному партнерству, всеобъемлющему договору в рамках ШОС».

Министр экономического развития России А. Улюкаев сообщил, что к июлю 2016 г. будет разработан вариант концепции и «дорожная карта». Они будут представлены на рассмотрение странам ШОС, «чтобы дать нашим политическим руководителям принять соответствующие решения». Однако называть точных сроков создания Зоны свободной торговли А. Улюкаев не стал. Оно и понятно, поскольку даже для подписания «дорожной карты» по продвижению к соглашению по ЗСТ необходимо учесть очень противоречивые интересы сразу шести стран, а в перспективе и более. В июне 2016 г. на саммите в Ташкенте лидеры ШОС лишь договорились помогать друг другу в случае экономического кризиса и не допускать замедления экономического роста. Для того чтобы ускорить развитие инфраструктуры, В. Путин предложил странам, не входящим в Евразийский экономический союз, подключиться к сопряжению ЕАЭС и ЭПШП, что, по его мнению, должно стать прологом к формированию большого евразийского партнерства.

Предполагается, что документ может быть подписан в октябре 2016 г. Пока он находится в разработке, и известно только, что он будет включать вопросы свободы движения товаров, содействия товарообороту, движению капиталов, инвестиций, комфортной среды для увеличения доли в национальных валютах и преференциального доступа к российскому рынку услуг.

Оценивая предполагаемый формат документа, нужно отметить следующее. Во-первых, это формат несколько шире, чем классическая ЗСТ. Во-вторых, Россия и Китай — лидеры партнерства, поэтому успех во многом будет зависеть от уровня и формата российско-китайских двусторонних отношений. Приоритетность стратегического партнерства России и Китая подтверждают, в частности, документы, подписанные в двустороннем и многостороннем порядке во время саммитов БРИКС и ШОС в июле 2015 г. в Уфе, а также в июне 2016 г. в ходе официального визита В. Путина в Пекин.

На саммите в Уфе в 2015 г. были приняты решения, которые в ближайшей перспективе изменят не только ШОС. Принятие Индии и Пакистана в Организацию приведет не только к ее расширению, но и позволит сделать ее платформой, предлагающей евразийскую альтернативу усилиям США и консолидированного Запада сохранить свое лидирующее положение в первую очередь в мировой экономике. В связи с этим нельзя не согласиться с мнением А. Лукина, что «в то время как ЕАЭС стремится придумать экономическую альтернативу ЕС, ШОС могла бы предложить политическую и идеологическую альтернативу».

Перспективы экономического взаимодействия стран — членов ШОС были очерчены в принятой на саммите «Стратегии развития Шанхайской организации сотрудничества до 2025 г.». В документе признано, что именно экономическое сотрудничество — важный элемент обеспечения стабильности на пространстве ШОС, одним из инструментов достижения устойчивости Организации на длительную перспективу. Особо отмечено, что государства-члены будут оказывать взаимное содействие в деле интеграции в мировую экономику, способствовать минимизации для национальных экономик негативных последствий глобализации и кризисных явлений в международных экономических процессах.

Было зафиксировано, что в рамках ШОС будет продолжена работа по созданию Банка развития ШОС [1] и Фонда развития (Специального счета) ШОС [2]. Уже 15 декабря 2015 г. было принято Решение Совета глав правительств государств — членов ШОС «О дальнейшей работе по созданию Банка развития Шанхайской организации сотрудничества и Фонда развития (Специального счета) Шанхайской организации сотрудничества» и подходах по созданию этих финансовых механизмов. Однако пока идет обсуждение формата этих структур.

В приоритеты вынесено активное участие Делового совета ШОС и Межбанковского объединения ШОС в отборе и реализации проектов торгово-экономического сотрудничества, прежде всего в инновационных сферах экономики. Для укрепления взаимовыгодного сотрудничества в банковско-финансовой сфере предполагается не только обмен опытом и информацией, но и формирование благоприятных условий для развития рынка финансовых услуг и привлечения инвестиций, совершенствования платежно-расчетных и иных финансово-экономических отношений.

Государства-члены будут содействовать развитию взаимовыгодного сотрудничества в инновационной сфере, в том числе по линии малого и среднего бизнеса, осуществлению приграничных и межрегиональных проектов, созданию совместных производств.

Будут приняты меры по реализации транзитного потенциала ШОС, формированию региональных транспортных и транзитных коридоров. Важным направлением совместной работы станет взаимодействие в области модернизации инфраструктуры и логистики. Этот вопрос становится особо актуальным в свете принятия Китаем инициативы ЭПШП, включающую транспортную составляющую, и его сопряжения с ЕАЭС. В рамках данной инициативы предусматривается строительство трех железнодорожных коридоров (северного, проходящего через территорию России, центрального и южного через Центральную Азию). Для государств — членов ЕАЭС объем грузовых перевозок к 2020 г. может достигнуть 490 млн т, что в 4 раза выше показателей 2000 г. Развитие транспортной инфраструктуры — ключевые сферы, обусловливающие углубление экономической интеграции [3]. Однако транспортный аспект взаимодействия в ЕАЭС является проблемным, что вызвано отсутствием общей транспортной стратегии и плана развития инфраструктуры, основанной на соблюдении интересов всех участников Союза [4].

В ШОС приоритет отдан железнодорожному и автомобильному транспорту. Железнодорожная инфраструктура формируется на основе двусторонних соглашений, разрабатываемых при поддержке Делового совета ШОС. На сегодняшний день реализуются такие перспективные многосторонние проекты, как «Москва–Казань», которая включена в проект Евразийского высокоскоростного транспортного коридора «Москва–Пекин»,Приморье-1, Приморье-2. Большое внимание уделяется развитию Транссибу и БАМу как альтернативам маршруту по Евразийскому трансконтинентальному пути (Ляньюньган–Алашанькоу–Роттердам), однако в современных условиях эффективность российских проектов проблематична.

По территории Казахстана проходит два международных железнодорожных транспортных коридора. Первый — «Хоргос–Жетыген» [5], который должен увеличить по¬ток китайских товаров через Казахстан на 5,6 млн т в год. Благодаря этой ветке расстояние от КНР до южных ре¬гионов Казахстана сократилось более чем на 500 км [6]. Международный центр приграничной торговли «Хоргос» в конце 2012 г. начал принимать посетителей. Второй — «Узень — государственная граница Туркменистана» [7] обеспечивает выход Казахстана через Иран к морским портам Персидского залива. Но¬вый маршрут сократит дорогу с севера на юг более чем на 600 км; сейчас он позволяет Китаю возить свои грузы в южном направлении.

В Программе торгово-экономического сотрудничества зафиксированы и совместные автотранспортные проекты — строительство, реконструкция и реабилитация автомобильных дорог «Волгоград–Шо–Сарыташ–Иркештам–Кашгар» и «Братство–Душанбе–Джиргиталь–Карамык–Иркештам–Кашгар», также строятся международные центры логистики вдоль маршрута Е-40 [8].

Таким образом, сегодня идет активное взаимодействие государств ШОС в транспортно-логистической сфере, но общей программы развития транспортной инфраструктуры нет.

Государства — члены ШОС продолжат развивать сотрудничество в сфере энергетики, в том числе в области использования возобновляемых и альтернативных источников энергии. Еще в 2013 г. начал свою работу Энергетический клуб ШОС [9], созданный по инициативе России. Сегодня на полях ШОС обсуждается вопрос перехода в расчетах за нефть и газ от доллара к валютам стран — членов ШОС. Тем более что российский премьер-министр Д. Медведев на встрече в декабре 2015 г. в очередной раз предлагал увеличить долю национальных валют во взаимной торговле.

Одним из приоритетных направлений сотрудничества признано сельское хозяйство, где особое внимание будет уделяться совместным высокотехнологичным проектам по производству и переработке аграрной продукции, внедрению инновационных технологий в области сельского хозяйства и продовольственном секторе.

Важным направлением сотрудничества будет оставаться таможенная сфера. Это касается защиты прав интеллектуальной собственности; обмена информацией о перемещаемых через таможенную границу товарах и транспортных средствах, взаимодействия в области развития и применения системы управления рисками; борьбы с таможенными правонарушениями; подготовки специалистов таможенных служб по программам профессионального образования, переподготовки кадров и повышения квалификации.

В апреле 2016 г. председатель Госдумы С. Нарышкин заявил: «В перспективе мы хотели бы создать Зону свободной торговли как со странами Шанхайской организации сотрудничества, так и со странами АСЕАН, другими странами Азии. И на этой базе — максимально развить производственную кооперацию, в том числе высокотехнологичную». В конце 2015 г. глава российского правительства Д. Медведев предложил начать консультации Евразийского экономического союза и Шанхайской организации сотрудничества со странами Ассоциации государств Юго-Восточной Азии по формированию возможных экономических партнерств.

Безусловно, ЕАЭС очень заинтересован в расширении экономических связей, но они должны быть взаимовыгодными. По мнению аналитиков, создание ЗСТ может дать экономический эффект, равный примерно 20% от общего ВВП ЕАЭС. Это очень существенно, учитывая, что рост экономики объединения в последние три года составлял менее 1%. Общий торговый оборот между ШОС и ЕАЭС составляет менее 150 млрд долл. в год, тогда как потенциально он может составить свыше 600 млрд долл.

Причем такое сотрудничество необходимо всем участникам процесса. Китаю сейчас нужны интеграционные связи с крупными экономиками, так как полагаться только на дешевую рабочую силу и большой профицит внешней торговли уже не представляется возможным. Для Казахстана и России создание ЗСТ может привести к снижению цен на импортные товары и сокращению инфляционного давления, что особенно актуально на фоне серьезной девальвации их национальных валют. От ЗСТ явно выиграют производители сырья и продовольствия, и она стимулирует приход китайских инвесторов.

Вместе с тем остаются опасения ряда стран о затруднении при сохранении своих национальных рынков при таком варианте развития ситуации. Хотя страны Центральной Азии вполне могут использовать свою многовекторную политику и для лавирования между крупными экономиками и в таком формате. ЗСТ ЕАЭС — ШОС несет риски усиления конкуренции с китайскими товаропроизводителями. В то же время в ЕЭК есть понимание, что Китай — весьма непростой торговый партнер, который жестко отстаивает свои финансово-экономические интересы. И продукция из КНР уже не раз становилась объектом антидемпинговых расследований ЕЭК. Российские производители не смогут конкурировать в производстве мебели, одежды, посуды, обуви.

Обычно ЗСТ наиболее выгодна для экономик с сильными производящими секторами. Китай в этом плане — абсолютный мировой лидер. А вот Россия диверсифицировать свою экономику стала лишь в последние полтора года. Уже сегодня на мировом рынке востребованы не только российские энергоносители, но и промышленные микропроцессоры, протезы суставов и даже стиральные машины. Доля несырьевых доходов в общей выручке России от внешнеторговых операций за 2015 г. увеличилась на 3%. Однако на фоне китайских показателей эти успехи — не более чем первые шаги.

Как мы видим, расширение континентального экономического партнерства и создание ЗСТ несут странам как позитивные, так и негативные последствия. Поэтому страны, с одной стороны, заинтересованы в углублении сотрудничества и подписании договора о ЗСТ в рамках ШОС, а с другой — они будут пытаться еще на уровне переговорного процесса как можно больше защитить свои внутренние рынки. Это может привести торможению создания реально работающей ЗСТ.

Вместе с тем избрание ШОС как базовой организации для сопряжения двух проектов, а значит, углубления сотрудничества является наиболее эффективным. Поскольку в его рамках есть возможности не только улучшения условий взаимной торговли, но и расширения взаимодействия во многих отраслях экономики. Первоначально речь идет о транспортной инфраструктуре, энергетических проектах и сотрудничестве в сельском хозяйстве и производстве продуктов питания, в чем заинтересованы все страны-члены. Однако не менее важное значение придается и производственной сфере. При расширении взаимодействия государствам также придется значительно расширить законодательную базу ШОС и скоординировать ее, насколько это возможно, с национальными законодательствами. Это работа на достаточно длительную перспективу.

Примечания:

1. С инициативой создания Банка развития стран — членов организации в 2010 г. выступил Китай. Банк будет ориентирован на финансирование межгосударственных инфраструктурных проектов и внешнеторговых операций.

2. Создать Фонд развития ШОС предложил в 2013 г. президент РФ В. Путин.

3. Винокуров Е.Ю., Джадралиев М.А., Щербанин Ю.А. Международные транспортные коридоры ЕврАзЭС: быстрее, дешевле, больше / Отраслевой обзор. Евразийский банк развития. М.: ЕБР, 2009. С. 8.

4. Евстафьев Д., Привалов К. Евразия: новые горизонты интеграции. Экономический очерк. М:, 2015. С.11

5. Протяженность — 298,4 км.

6. Можарова В. Транспорт в Казахстане: современная ситуация, проблемы и перспективы развития. Алматы: КИСИ, 2011. С. 11.

7. Протяженность –146 км.

8. E40 — около 8000 км, соединяющий французский г. Кале через Бельгию, Германию, Польшу, Украину, Россию, Казахстан, Узбекистан, Туркмению и Кыргызстан с казахстанским городом Риддер на казахстанско-российской границей.

9. Меморандум о создании этой организации наряду с РФ и КНР подписали Афганистан, Белоруссия, Монголия, Индия, Казахстан, Таджикистан, Турция и Шри-Ланка.

Источник: http://russiancouncil.ru/

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *