broadway-1

Метафизика бездомности: сумерки однополярного мира

_ Марина Матвеева, член Оренбургского отделения ЕДРФ. Оренбург, 29 июля 2016 г.

Еще в прошлом веке Мартин Хайдеггер обозначил бытие человека в современном экзистенциалом мире как «жуть» (Un-heimlichkeit),  характеризуемым  с помощью термина «das Un-zuhause», перевод которого гласит – «Не­­ – свой дом», «Не – обжитое место». [1] Но обоснование метафизики бездомности, в связи с последними событиями (постлиберализм, изменение ценностного мировоззрения, постколониальность, потребительство, сетевое информационное общество, и др.) особенно остро обнаружило себя в последние десятилетия.  Безусловно, это связано с  процессами планетаризма, мондиализма, а еще конкретнее с  процессами глобализации.

Унификация и стандартизация, как следствие глобализационных процессов, нивелируют культурную идентичность человека, как гражданина своей страны, как жителя своего дома, тем самым культивируя феномен отчуждения в совершенно иные формы. Например, религиозность, духовное богатство, на протяжении всей истории человечества, являлось трансцендентным домом. Монотеизм, как сущность традиционной религиозности, явно антилиберален, и подвержен либеральной эрозии. С точки зрения либералов данное явление есть проявление опасного религиозного фундаментализма, религиозной экспроприации истины, но именно принцип монотеизма придает сакральную глубину и не дает разрушиться системе всех коллективных ценностей. В контексте «либеральной» религиозности, таким образом, прослеживается деструктивная комбинаторика человеческого пристанища.

М. Хайдеггер отмечал, что «язык есть дом бытия». Жизнь, дарованная отчизной, колыбелью, должна быть укорена в топосе родины, с помощью языка, сохраняемым традицией и национальной поэзией. На сегодняшний день английский язык стал агентом гегемонизации Запада. Сакральный горизонт родного языка, воспитанного традицией и культурой,  утрачивает свое значение.

Гегемония Запада – явление, с которым не согласны многие, но оно, так или иначе, подспудно закреплено в современной ситуации. Новейшая военно-техническая сфера, постлиберальная демократия, экономика, политика, культура – в наше время берут свое «начало» в американском доме, тем самым нивелируя национальные устои не-американских цивилизаций и наций. Либералы именуют это глобализацией, опуская более конкретное понятие – однополярный мир, так как считают ситуацию «бесполярной».

Сегодня почти все исследователи соглашаются с однополярностью мира во главе с Западом, но на каких китах держится эта парадигмальная установка? Победа США в Первой Холодной войне и универсальная угроза международного терроризма (напомним, что терроризм возведен Америкой после сентябрьских событий 2001 года в проблему №1 для геополитики и безопасности в мире) – всего лишь мифы фундирующие односторонние интересы.  Существуют несколько измерений однополярного момента, это: геополитическое (военное преимущество США); идеологическое (установка исключительно на распространение постлиберальной демократии); экономическое; технологическое; аксиологическое (гендерная политика). По мнению автора, активно прогрессируя, данная система все же подходит к концу. Дом современного человека должен быть  местом, где традиция вступает в союз с просвещением в решительном отторжении западноеропейского постмодерна со всей купой его догм и гегемонистских практик. В пути фундаментальной девестернизации  каждая цивилизация пробудит свои незыблемые основы – человека, смысла, философии, права, ценности и т.д.  И тогда, в контексте данного топоса жизни, будет создан плюриверсальный диалог культур, геополитический, социальный, экономический, межконфессиональный и т.д.

Современный мир находится в точке бифуркации, о чем рапортуют все исследователи.  К чему ведут сумерки однополярного мира? К «рассвету» неоязыческой античности или к «ночи» нового религиозно-одухотворенного средневековья? [2] К конечной утрате топоса жизни, или проще – дома? К новому рождению матери-земли из хаоса? Плюриверсум показывает лишь горизонт человеческой свободы, но едва ли сможет стать путеводной звездой. На наш взгляд евразийство, в контексте Евразии, и Четвертая политическая теория, в более широком смысле – там самая путеводная звезда современности! Надежда на многополярность и плюриверсум, в контексте Четвертой политической теории, как экзистенциального убежища современного человека, еще жива, так как «свет и во тьме светит, и тьма не объяла его». [3]

Примечения:

  1. нем. Martin Heiddeger. Sein und Zeit. Tübingen 2006.
  2. Бердяев Н.А. Новое Средневековье. Берлин, 5 июля 1924 г. // http://eurasian-movement.ru/archives/20060
  3. Евангелие от Иоанна. 1:5.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *