Европа, евразийство, евразийцы, Евразийский Союз, ЕС, трансатлантизм

Эксперты предложили ЕС «поглотить» евразийскую интеграцию

_ Вячеслав Сутырин к. политических н., главный редактор аналитического портала «Евразия.Эксперт», директор по исследованиям Центра перспектив интеграции. Минск, 27 июля 2016 г.

В июне 2016 г. Европейский совет по международным связям (ECFR) выпустил аналитический доклад над названием: «Поглощай и завоевывай: подход ЕС к российской и китайской интеграциям в Евразии». Документ, подготовленный на основе опроса экспертов, не имеет прямого отношения к выработке политики Брюсселя, однако позволяет составить впечатление об аргументах и дискуссиях, ведущихся в ЕС по поводу евразийской интеграции. Предлагаем Вашему вниманию выжимку основных положений документа.

В предисловии авторы отмечают, что Экономический пояс Шелкового пути (ЭПШП) и Евразийский экономический союз «пока во многом не замечены в Европе», но эти проекты окажут «прямое воздействие на ЕС». Традиционно для западной риторики подчеркивается роль «малых стран», которые «приветствуют конкуренцию между двумя проектами [ЭПШП и ЕАЭС] как гарантию своей независимости и видят в ЕС силу, способную ограничить Россию и Китай». Предлагается, что ЕС сможет «поглотить оба проекта, встроив их в «открытый порядок».

О взгляде ЕС на китайский Шелковый путь

Авторы доклада отмечают, что пока о китайском проекте немного конкретных сведений. Структура управления проектом представлена так: «…инициатива [ЭПШП] реализуется «сверху» Госсоветом и министерствами через местные администрации и госкомпании, с привлечением нескольких частных компаний, а также академических и общественных институтов (университеты и «мозговые центры»)».

Выражается сомнение в том, что декларируемые объемы инвестиций реализуются, однако подчеркивается: «связанные с ЭПШП китайские фонды могут обеспечить ежегодное финансирование как Всемирный банк и Азиатский банк развития вместе взятые, в пределах $20 млрд в год».

Ссылаясь на китайского эксперта Ванга Джиси, докладчики подчеркивают:  «Мотивировка [Китая] для реализации ЭПШП лежит в сфере экономических и стратегических целей, подталкивая госаппарат Китая смотреть за пределы борьбы с Соединенными штатами в Восточной Азии».

Сопряжение ЕАЭС и ЭПШП

Авторы доклада уделяют отдельное внимание сигналам о сближении двух интеграционных проектов, а также анализу противоречий между Россией и Китаем. Отмечается, что сотрудничество с китайским ЭПШП «может усилить транспортную компоненту в ЕАЭС,товары могут идти из Китая в Европу через ЕАЭС всего через два пункта досмотра. Но чтобы извлечь настоящие выгоды из интеграции страны ЕАЭС нуждаются в модернизации и диверсификации. Транзитные коридоры автоматически не помогут».

Говоря о состыковке ЕАЭС и ЭПШП, эксперты подчеркивают возможность «разделения труда» Китая и России в Центральной Азии: «Подъем Китая как экономической державы снимет часть озабоченностей меньших стран политическим и экономическим присутствием Москвы… Благодаря советскому прошлому Россия имеет значительную мягкую силу в регионе. Москва надеется, что Китай, не желая принимать ответственность донора безопасности, посчитает подобное распределение ниш взаимовыгодным».

С точки зрения докладчиков, Москва сначала настороженно отнеслась к ЭПШП, но конфликт с Западом изменил ситуацию. Отдельное внимание обращается на факт официальной договоренности Китая и России о сопряжении ЭПШП и ЕАЭС, принятие соответствующего решения главами государств ЕАЭС, что закрепило переговорный мандат за Евразийской экономической комиссией.

Очевидно, ход и результаты переговоров между Евразийской экономической комиссией и Китаем будут внимательно мониториться в Евросоюзе, и в Брюсселе будут сделаны выводы.

Основные противоречия эксперты видят в том, что открытие рынков между ЕАЭС и Китаем будет сдерживать развитие промышленности в Евразийском союзе. «ЕЭАС с высокими внешними тарифами нацелен на стимулирование внутренней, а не внешней торговли», — заключают авторы доклада, подчеркивая, что Китай согласился отложить соглашения о зоне свободной торговли с ЕАЭС на отдаленное будущее. Однако «Москва по-прежнему опасается, что дешевые китайские товары могут попасть на рынки через границы Центральной Азии, угрожая развитию производственных мощностей внутри ЕАЭС». Еще одним противоречием авторы доклада считают «более жесткие» стандарты в ЕАЭС, чем в Китае, что может привести к спорам.

Авторы доклада признают, что «ЭПШП и ЕАЭС не являются строго взаимодополняющими, равно как и прямо конкурирующими» проектами. «Россия и Китай имеют волю и интерес к состыковке проектов, равно как и различные интересы, стили [взаимодействия] и возможности, которые будут разъединять их». В докладе предлагается воспринимать эти новые реалии «как вызов, но в то же время и возможность для ЕС».

Сотрудничество ЕС и ЕАЭС

В докладе рассматриваются возможности и препятствия сотрудничества между ЕАЭС и ЕС. Авторы ссылаются на идею Евразийского банка развития, ранее предложившего взаимодействие ЕС и ЕАЭС по схеме торгово-экономического партнерства, подобного существующему между Канадой и ЕС и обеспечивающего безвизовое перемещение и обмен технологиями. Реализацию этой идей эксперты связывают с укреплением «внутренней интеграции в ЕАЭС».

В докладе обозначаются преграды для взаимодействия ЕС с ЕАЭС:

1) «ЕАЭС в настоящее время не функционирует как полноценный таможенный союз. Его торговые отношения не управляются единым многосторонним органом, которому подчиняются все государства-участники», — подчеркивают авторы доклада. В качестве примера приводятся контрсанкции России, к которым не присоединились другие участники ЕАЭС. Несмотря на очевидную пропагандистскую природу данного примера (если бы участники присоеднились к контрсанкциям Москву немедленно бы обвинили на Западе в давлении на партнеров), следует согласиться, что внутри ЕАЭС по-прежнему сохраняются изъятия в торговле и некоторые барьеры на границах. Однако основные решения Евразийской экономической комиссии принимаются к исполнению, хотя время от времени и возникают споры – как и в любом объединении.

2) «Сотрудничество ЕАЭС и ЕС остается заложником геополитических противоречий», в частности, недостаточного прогресса по Минску-2. Это официальная позиция ЕС, но увязка стратегических вопросов сотрудничества с выполнением соглашения, стороной которого Москва не является, вызывает сомнения в принципиальной готовности ЕС к сотрудничеству.

Докладчики далее подчеркивают, что «придание со стороны ЕС легитимности ЕАЭС» может «подстегнуть инстинкты Москвы к насильственному расширению» союза. Если убрать экспрессивную лексику, то речь идет об опасении экспертов, что сотрудничество ЕС с ЕАЭС может привести к расширению последнего, воспринимающегося в экспертной среде ЕС как конкурентный проект.

Что эксперты рекомендуют ЕС?

«Европа может и должна взаимодействовать с ЭПШП и ЕАЭС, используя рычаг собственного рынка, мягкой силы и опыта, чтобы формировать [их развитие] и поглотить их. Принципиальный отказ от сотрудничества или оппозиция подстегнут сотрудничество [России и Китая]», — подчеркивают авторы доклада.

«ЕС заинтересован в том, чтобы поддерживать конкуренцию между Россией и Китаем в Евразии… Европа – и Запад и в целом – будут и в будущем стремиться задавать глобальные универсальные правила игры в политике и экономике. Отношения России и Китая, далекие от идеальных, могут сделать достижение этой цели проблематичным в будущем».

«Для поддержания российско-китайской конкуренции ЕС должен обеспечить себе собственное место и роль в Евразии», — подчеркивают авторы доклада. Предлагается использовать для этой цели доступ к европейскому рынку и услуги по «защите» от российского или китайского влияния. Влияние ЕС предлагается использовать для создания рамочных правил в ЕАЭС и ЭПШП, в частности, улучшения пограничного контроля, снижения коррупции и т.п.

Взаимодействие ЕС с ЭПШП и ЕАЭС авторы доклада предлагают осуществлять в следующих приоритетных отраслях: энергетика, инфраструктура, безопасность и миграция.

Следует отметить, что ни ЕАЭС, ни ЭПШП не нацелены непосредственно на решение проблем безопасности и миграции – для этого на евразийском пространстве созданы другие объединения – ОДКБ, ШОС – но они не упоминаются докладчиками.

Брюсселю предлагаются следующие конкретные шаги:

  • Обеспечить принятие Всеобъемлющего инвестиционного соглашения ЕС-Китай.
  • Разработать транспортную стратегию Европа-Евразия с целью координации региональных проектов.
  • Поддерживать проекты с китайским участием с целью снижения российского влияния в Евразии (например, транспортный коридор Китай-Казахстан-Азербайджан-Грузия-Турция в обход России).
  • Создать рабочую группу ЕС-ЕАЭС по торговому сотрудничеству, обеспечив координацию в сферах технических торговых барьеров, санитарных и фитосанитарных вопросов, таможни.
  • Добиться, чтобы энергетические коридоры в Евразии не контролировались одной единственной страной.

Источник: http://eurasia.expert/

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *