Джамахирия, экономика, солидаризм, солидарность, 4ПТ, евразийство

Евразийство и Джамахирия. Экономический аспект.

_  Юрий Кофнер, председатель Евразийского Движения России. Александров, 24 июля 2016 г.

Продолжая наш сравнительный анализ джамахирии, рассмотрим теперь ее экономический аспект, изложенный во второй части Зеленой книги, и сопоставим его с евразийской концепции солидаризма [1].

Каддафи выражает мнение, что без адекватного (полного) удовлетворения естественных личных материальных и духовных потребностей человек не в состоянии в полной мере реализовать свою политическую свободу, так как он вынужден думать прежде всего о покрытии своих материальных (в первой очереди) и духовных нужд. А бедный слой вовсе вынужден думать лишь о том, как бы выжить. В признании этого простого факта он вторит проекту «Экономического билля о правах» [2], который  хотел ввести в США незадолго до своей смерти президент Т.Д. Рузвельт. Однако в своих выводах о том, как решить эту проблему, Зеленая книга конечно более радикальна и идет гораздо дальше, чем банальное признание «естественных социально-экономических прав человека».

В книге все время идет речь о построении счастливого «социалистического» общества, однако уместнее было бы использовать слово «солидарное», потому, что модель, предложенная Муаммаром аль-Каддафи, отвечает двум принципам, характерным для экономической концепции солидаризма. Во-первых, он предлагает множественность форм собственности и смешанную модель экономики, сочетающую частную, товарищескую и государственную формы собственности. Во-вторых, он отвергает принцип наемного труда. Все люди, участвующие в каком-бы то ни было производительном процессе, должны быть равными партнерами в производстве, т.е. со-владельцами активов производства.

То, что Каддафи должен был использовать слово «солидарное», видно также по тому, что он повергает критики теорию марксизма. Так, в социалистическом государстве (вроде СССР) по отношению к единственному работодателю – государству – трудящиеся также являются наемными работниками. Не имея личную долю в производстве (а лишь отдалено формальную), они будут работать пассивно и они не будут заинтересованы в повышении производительности труда. На фоне «брежневского застоя» Каддафи мог убедиться в правомерности своего наблюдения еще во время написания Зеленой книги.

Также он уловил факт переходности рабочего класса как существенного института в хозяйственных и политических процессах, что связано с развитием технологического уклада мира. Рабочий класс (и следовательно рабочие профсоюзы) будучи в начале 20-го века еще весомой политическая силой, все больше исчезает. Место многочисленных невежих рабочих занимают машины, компьютеры и обслуживающие их малочисленные высокопрофессиональные инженеры, ученые и менеджеры. Вместе с рабочим классом постепенно исчезает субъект политической теории коммунизма.

Для решения проблемы удовлетворения личных материальных и духовных потребностей, полковник Ливийской революции также провозглашает необходимость обеспечения каждого гражданина личной собственностью: жильем, пищей, одеждой, транспортным средством, бесплатной медициной и образованием, и т.д. Часть этого всего обеспечивается государством, другая часть – личным трудом в рамках солидарного со-владения орудиями труда. В любом случае, кроме наемного труда, Муаммар аль-Каддафи также отвергает аренду (например, аренду жилья), потому что она противоречит принципу хозяйственной свободы, основанной на принципе «личной и священной собственности», снимающей с человека материальные заботы и открывающей ему путь для иных, более высоких, мыслей.

Экономическая модель, предложенная в Зеленой книге, в целом близка к экономической доктрине солидаризма, изложенной трудах Евразийского Движения (как классического, так и современного), развиваемой последователями Четвертой политической теории в наше время. Хотя, есть и свои различия.

  1. Признается, что без социально-экономической свободы, т.е. без удовлетворенности основных материальных и духовных потребностей человека, не может быть и политической свободы в обществе. В евразийстве делается фундаментальный акцент на примате духовных ценностей над материальными, но в то же время признается необходимость первоначального обеспечения человека всеми базовыми материальными благами. Во второй (экономической) части Зеленой книги эти два начала как бы равны. Зато в первой (политической) и третьей (общественной) видно, что примат абсолютных (религиозных) ценностей стоит в джамахирии на первом месте.
  2. Провозглашается построение счастливого общества путем окончания «эксплуатации человека человеком», однако не как у коммунистов через насильственную национализацию по принципу «воруй у воров», а на основе а) солидарного со-владения средствами производства и смешанной модели экономики; б) запрета наемного труда; в) запрета аренды. Если первый пункт полностью соответствует духу и ноте солидаризма, то по остальным двум пунктам считаю, что потребуется больше экономических исследований, чтобы выяснить насколько и если вообще эти институты действительно противоречат социально-справедливому и эффективному (что, к сожалению, не мало важно в условиях глобальной конкуренции) хозяйственному развитию общества.

К сильным сторонам джамахирийской концепции экономики стоит отнести, во-первых, ее критика одновременно капиталистических и социалистических моделей экономки, и, предложенный в Зеленой книге новый «третий путь» солидаризма с учетом национальных особенностей (например, Каддафи посвящает отдельный раздел вопросу домашней прислуги, что является важным институтом в арабском обществе). Уверен, концепции со-владения производством, например путем солидарного акционирования или исламского банкинга, принадлежит будущее. Немало важным также является не только теоретический, но фактический задел на обеспечение ливийских граждан основными материальными благами на основе личной собственности или гособеспечения. Вот несколько фактов [3] о социальной обеспеченности ливийцев в 2010 году, т.е за год до натовской агрессии:

  • ВВП на душу населения – $14 192;
  • На каждого члена семьи государство выплачивает в год $1 000;
  • Пособие по безработице – $730;
  • Зарплата медсестры – $1 000;
  • За каждого новорожденного выплачивается $7 000;
  • Новобрачным дарится $64 000 на покупку квартиры;
  • На открытие личного дела единовременная матпомощь – $20 000;
  • Крупные подборы и налоги запрещены;
  • Образование и медицина бесплатные;
  • Образование и стажировка за рубежом – за счет государства;
  • Сеть магазинов для многодетных семей с символическими ценами на основные продукты питания;
  • За продажу продкутов с просроченным сроком годности – большие штрафы и задержание спецполицией;
  • Часть аптек – с бесплатным отпуском лекарств;
  • За подделку лекарств – смертная казнь;
  • Квартплата – отсутствует;
  • Плата за электроэнергию для населения – отсутствует;
  • Кредиты на покупку автомобиля и квартиры – беспроцентные;
  • Риелторские услуги запрещены;
  • Покупку автомобиля до 50% оплачивает государство, бойцам народного ополчения – 65%;
  • Бензин стоит дешевле воды. 1 литр бензина – $0,14

Здесь надо конечно признать, что названные поблажки, если они действительный были предоставлены в выше перечисленном виде, были возможны, как и в ОАЭ, только за счет высоких нефтедоходов при относительно небольшом населении. В Российской Федерации, даже с ее высокой наделенности природными богатствами, но при ее относительно немаленьком населении, или, тем более, в Европе, с ее невысокой сырьевой базой, но большим населением, такая модель стала бы вряд ли возможна. Кроме этого, к слабым сторонам экономического аспекта джамахирии стоит отнести принципиальные запреты на аренду и наемный труд (по духу эти запреты, наверное, правильны, но по факту нужно изучить каждую сферу (не-)применения аренды и найма в отдельности), а также проходящий сквозь вторую главу лозунг самоограничения. С моральной точки зрения лозунг этот конечно правильный (также, как и запреты на аренду и наемный труд), но на деле он не выдерживает жестокую реальность глобальной конкуренции. Экономическая модель, как материальная база государства, чтобы быть социально-справедливой, должна выжить в глобальной конкуренции. И чтобы выжить в ней, она должна быть эффективной, т.е. конкурентоспособной в международном разделении труда. Ливийская экономика до вторжения НАТО была самой развитой на всем африканском континенте, не все-таки еще сильно отставала от развитых стран мира.

Примечания:

  1. Кофнер Ю.Ю. Солидаризм — экономическая доктрина евразийства. Москва, 23 июля 2016 г. // http://eurasian-movement.ru/archives/21271
  2. на англ. Wikipedia. Second Bill of Rights.1944. // https://en.wikipedia.org/wiki/Second_Bill_of_Rights
  3. Каддафи М. Зеленая книга. Издательство «Концептуал». Москва, 2015 г.
  4. на англ. Garikai Chengu. Libya: From Africa’s Richest State Under Gaddafi, to Failed State After NATO Intervention. Global Research, February 22, 2015. // http://www.globalresearch.ca/libya-from-africas-richest-state-under-gaddafi-to-failed-state-after-nato-intervention/5408740

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *