Беларусь, ЕАЭС, экономика, промышленность, развитие, интеграция, Евразийский Союз, Минск

Болевые точки Евразийского союза: взгляд из Беларуси

_ Валентин Старичёнок, к. исторических н., доцент БГПУ. Минск, 25 августа 2016 г.

Евразийская экономическая интеграция, начиная с создания Таможенного союза в 2010 г., двигалась с опережением графика на фоне более чем полувекового строительства Евросоюза. Текущие экономические сложности дают хороший повод проанализировать уязвимые точки Евразийского союза. Три ключевые риска евразийской интеграции и способы их купировать.

Существование у ЕАЭС болевых точек очевидно. Назовем их дисбалансами, учет которых позволит выстраивать более ясную стратегию развития Евразийского союза.

Первый дисбаланс – несоразмерность участников ЕАЭС

Главную скрипку здесь играет Россия, которая связывает через свою территорию остальные государства. Отсюда постоянные ссылки на «имперские» амбиции, которые выражают определенные круги и в Беларуси, и в России, и в Казахстане, и на Западе.

Эти круги пытаются создать видимость, что союзники РФ – это либо нахлебники, либо объекты колониальной экспансии «империи». Если эти вбросы будут превалировать в информационном пространстве, то поставят под угрозу не только имидж союза, но и его существование.

Бьет по его имиджу и название белорусского государства, которое одни называют Белоруссией, другие – Беларусь. Подобные «мелочи» (и в сущности не принципиальные для развития экономики вопросы) могут превратиться в серьезный козырь в информационной войне против ЕАЭС. Союзников легко упрекнуть в том, что даже на уровне названия они не достигают согласия.

Посмотрим, что представляли собой страны, которым предстояло войти в ЕАЭС в 2015 г. Взгляд на численность населения (тыс. человек), ВВП (в текущих ценах; млрд долл. США), ВВП на душу населения (в текущих ценах; долл. США) позволяет увидеть диспропорцию и установить «сильных» и «слабых» игроков в альянсе (см. таблицу 1). Как видно, Беларусь занимает срединную позицию.

Таблица 1. Страны ЕАЭС: сравнительная характеристика

Армения

Беларусь

Казахстан

Кыргызстан

Россия

Население

2976

9466

16910

5607

143500

Объем ВВП

10,4

71,0

224,4

7,2

2096,8

ВВП на душу населения

3505

7499

13172

1263

14612

Источник: Беларусь и страны мира: статистический сборник. – Минск: Национальный статистический комитет Республики Беларусь, 2014. – 385 с. 

Несоразмерность членов ЕАЭС подтверждает анализ импорта – экспорта. В качестве примера возьмем Беларусь. Куда она сбывает свои товары и откуда привозит? Вот данные на 2014 г., опубликованные Национальным статистическим комитетом Республики Беларусь. В общей сложности РБ экспортировала товаров на $36 млрд, импортировала на $40,5 млрд (таблица 2).

Таблица 2. Соотношение экспорта и импорта Беларуси в страны ЕАЭС (2014 г.)

Страны ЕАЭС

Экспорт из Беларуси

Импорт в Беларусь

млн долларов

% к общему объему экспорта

млн долларов

% к общему объему импорта

Армения

29,2

0,08

9,4

0,02

Казахстан

879,4

2,44

87,4

0,22

Кыргызстан

88,8

0,25

6,5

0,02

Россия

15181

42,08

22190,2

54,79

Источник: Внешняя торговля Республики Беларусь: статистический сборник. – Минск: Национальный статистический комитет Республики Беларусь, 2015. – 321 с.

Не произошло существенных изменений и в 2015 г., разве что вследствие экономического кризиса сократился товарооборот в его стоимостном выражении. Доля трех игроков (Армении, Казахстана и Кыргызстана) в товарообороте Беларуси по-прежнему невелика. Но в торговле с этими тремя странами Беларусь имеет положительное сальдо, что является хорошим показателем (см. таблицу 3).

Таблица 3. Соотношение экспорта и импорта Беларуси в страны ЕАЭС (2015 г.)

Страны ЕАЭС

Экспорт из Беларуси

(млн долларов)

Импорт в Беларусь

(млн долларов)

Сальдо

(млн долларов)

Армения

27,8

7,6

20,1

Казахстан

524,7

51,6

473,1

Кыргызстан

55,4

4,0

51,4

Россия

10 389,1

17 144,2

— 6 755,1

Источник: Экспорт и импорт товаров со странами ЕАЭС в 2015 году.

Независимо от происходящих на международной арене изменений, Беларусь продолжает взятый еще в 1990-х гг. курс на интеграцию. Занимая активную позицию в ЕАЭС и настаивая на углублении экономической интеграции, Минск тем самым подчеркивает собственную геополитическую субъектность. Одновременно Беларусь демонстрирует последовательность ранее взятого курса, делая ставку на надежность и устойчивость отношений со странами, перед которыми у нее имеются обязательства. В то же время Беларусь активно работает не только по направлению ЕАЭС. Товары из Беларуси продаются в Украину (11,26% от экспорта 2014 г.), Великобританию (8,12%) и Германию (4,58%). Особое внимание уделяется экономическому сотрудничеству с КНР, хотя доля Поднебесной не так уж и велика в структуре белорусского экспорта (1,77%) и импорта (5,86%).

Проблема несоразмерности может быть частично решена путем «уравновешивания» ЕАЭС другими партнерами, – более сопоставимыми с Россией. Кто это может быть? Вряд ли в Евразийский союз войдут страны ЕС, Китай или Япония. Что касается других игроков, то ситуация на международной арене крайне непредсказуемая. Кто мог несколькими месяцами ранее предугадать, что российско-турецкие отношения резко потеплеют, а напряженность между Анкарой и Западом начнет зашкаливать?

Сегодня говорить о Турции как о члене ЕАЭС явно преждевременно. Зато можно рассматривать Иран в качестве участника евразийской интеграции.

Объединение двух ресурсно-обеспеченных держав в одно экономическое пространство в разы усилит союз, а отношения внутри него станут более сбалансированными. Несомненно, Иран придаст объединению новое качество и поставит точку в разговорах о том, что ЕАЭС является реликтом советской эпохи или запоздалой реставрацией прошлого. Не говоря уже о «воротах» на Ближний Восток, которые откроются благодаря Персии.

Второй дисбаланс – импорт и экспорт в ЕАЭС

Страны ЕАЭС рассматриваются Западом прежде всего как источник энергоресурсов, свободной территории и рынков сбыта. Запад же для стран ЕАЭС – нередко источник передовых технологий и пример экономической организации. В такой ситуации ЕАЭС видится его противникам не равноправным партнером, а «больным человеком» Евразии. Поэтому члены ЕАЭС должны концентрироваться не на том, что у них есть (например, ресурсы), а на том, чего у них нет: эффективном и рациональном хозяйствовании, которое обеспечивает правильное распределение доходов, в том числе от имеющихся ресурсов. Взглянем на Беларусь и посмотрим на часть из тех товаров, которые она ввезла в 2014 г. из Германии. Это станки, которые составляют лишь небольшую часть в импорте из Германии.

Таблица 3. Станки, которые импортировала Беларусь из Германии в 2014 г.

Наименование купленных станков

Стоимость купленных станков (тыс. долл. США)

Станки агрегатные для обработки металла

20 352,6

Станки токарные

6589,1

Станки металлорежущие

11 553,9

Станки обдирочно-шлифовальные, заточные, хонинговальные

11 292,8

Станки продольно-строгальные, протяжные, зуборезные

8 389,9

Станки для обработки металлов объемной штамповкой

10 601,5

Станки для обработки дерева, пробки, пластмасс или аналогичных материалов

19 472,7

Источник: Внешняя торговля Республики Беларусь: статистический сборник / Национальный статистический комитет Республики Беларусь. – Минск, 2015. – С.227.

Только на немецкие станки потрачено порядка $90 млн, что покрывает сумму экспорта Беларуси в Кыргызстан. Если мы посмотрим на товарную структуру белорусского экспорта и импорта в 2015 г., то увидим, что доля машин, оборудования и транспортных средств в экспорте составляет 13,8%. Это приличный показатель, но доля их импорта гораздо больше – 23,6%. Налицо зависимость от импорта.

Вот что констатируется в разделе «Состояние и перспективы развития отрасли машиностроения в ЕАЭС» из книги «Промышленная политика ЕАЭС»: «Рынок ЕАЭС занимает 7-е место по объемам потребления металлообрабатывающей промышленности. Рост потребления идет за счет импорта, производство находится в стагнации. 90% станков импортируется…. С 2015 по 2020 г. в государствах – членах ЕАЭС на развитие машиностроительных производств предусмотрено выделение средств из госбюджетов на сумму порядка $32 млрд, из них на закупку станочного оборудования планируется направлять ежегодно до $2 млрд».

Почему же не развивать отрасли станкостроения и машиностроения, используя уже подготовленных в белорусских и российских вузах инженеров и имеющуюся инфраструктуру? Давно известна истина: правит тот, кто владеет средствами производства, а не тот, кто их покупает. Поэтому ЕАЭС, если хочет быть полноценным экономическим союзом, должен создавать товары и оборудование, предназначенные для производства других товаров и в максимальной степени обеспечивать ими себя.

В условиях глобализации важная тема – развитие транснациональных корпораций (ТНК) в ЕАЭС, выводящих на рынок конкурентоспособную продукцию: различные машины, информационную продукцию и услуги, бытовую технику и т.д.

 В последнее время происходит слияние крупнейших российских производств в мощные корпорации: Объединенная авиастроительная корпорация, Объединенная судостроительная корпорация, государственная корпорация «Ростех» и т.д.

Почему не пойти по тому же пути в ЕАЭС? Было бы конструктивно произвести слияние аналогичных производств, но на взаимовыгодных и приемлемых условиях и с гарантиями сохранения конкретных предприятий на местах. Тогда члены ЕАЭС могут объединить усилия и продвигать собственные проекты. В этом смысле можно поучиться у Запада, который активно строит свои заводы в других странах и использует дешевую рабочую силу для снижения себестоимости продукции.

Нет ничего невозможного в том, чтобы заимствовать конструктивный опыт менеджмента и рациональной экономической организации. Не исключено, что себестоимость продукции в разы снизится, если крупные предприятия будут делать закупки комплектующих у непосредственных производителей этих комплектующих, а не у многочисленных посредников, кормящихся за счет госпредприятий.

Завод может размещать на своем сайте бюллетень с перечнем отдельных комплектующих и цен, за которые они были куплены. Тогда продавец, готовый предложить более дешевый товар и заинтересованный в постоянном сотрудничестве с предприятием, сам выйдет на контакт с его менеджерами.

Несомненно, реалии работы заводов не так просты, и подобные нововведения должны проводить в жизнь специалисты, хорошо знакомые со  спецификой работы на местах. Возможно, кто-то скажет, что этого сделать нельзя из-за коммерческой тайны. Но не скрываются ли за этим желание «спрятать» безграмотный менеджмент или коррупционные схемы?

Третий дисбаланс — имиджевый

Россия, будучи ключевым игроком в ЕАЭС, пока не выступает эталоном, каковым для многих граждан государств-участников евразийской интеграции являются страны Запада. Если какие-то государства тянутся к ЕС, то делают это в силу объективных причин, и, прежде всего, потому что хотят приобщиться к европейскому «экономическому раю». И желающих жить в Евросоюзе предостаточно, о чем свидетельствуют опросы общественного мнения.

С другой стороны, в российских городах-миллионниках накоплены огромные ресурсы, и они являются местами «паломничества» для желающих заработать граждан стран постсоветского пространства. Но важно ставить вопрос о том, как сделать все города ЕАЭС местами благоустроенности и уюта? Здесь стоит учесть и тот факт, что далеко не всегда «экономический рай» ЕС измеряется в конкретных подсчетах граждан.

Финансовый кризис еврозоны, миграционный удар по странам ЕС сокращают перспективы «большой карьеры» для приезжих. Однако престиж Евросоюза на символическом уровне по-прежнему сохраняет немалую притягательность для жителей других регионов.

Не улучшают имидж Евразийского союза и постоянно фигурирующие в СМИ темы коррупции, проблем регионов, социальной незащищенности населения. Таким образом, жизнеспособность ЕАЭС, да и любого другого интеграционного проекта, определяется одновременно и его экономической мощью, и возможностью обеспечить такой порядок, который позволит всем жителям на пространстве Евразии чувствовать себя уютно и комфортно.

Источник: http://eurasia.expert/

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *