евразийство, экономика, Москва-Сити, духовность, Евразия, евразийцы, РПЦ, Православие

Евразийство и возвращение духовности

_ Олег Бережанов, активист ЕДРФ. Ярославль, 28 августа 2016 г.

В философии евразийства немало внимания уделяется вопросам  духовности, которой так не хватает нашему обществу в целом и многим его представителям в частности. Выбор профессии у молодого человека часто связан с её высокой оплатой, желанием уехать жить за границу. Даже выбор супруга нередко является прагматичным расчётом. При отсутствии желаемого уровня жизни (а желаемый — благодаря господствующей в обществе философии потребительства) нередко возникает зависть к тем, у кого дела внешне обстоят получше. Такая картина характерна для либерально-буржуазной модели общества. К сожалению, модель эта проникла и на евразийское пространство, поэтому в наших странах элементы её присутствуют. Материальное стало многократно выше духовного.

Но не всегда материальные ценности на евразийском пространстве были выше духовных. В российском премодерне люди верили в Бога и считали царя его помазанником. Однако, затем значительная часть народа была закрепощена. А элита возвысилась и всё дальше отодвигалась от простых людей, увлекаясь новомодными западными течениями полит-философской мысли (либерализмом, социализмом, фашизмом). Царь переставал восприниматься как земной наместник Бога. Как итог — всё это вылилось в кровавые события первой четверти XX века.

Несмотря на материалистический взгляд на окружающий мир вера в советском обществе модерна осталась. Только это была вера не в Бога, а в светлое завтра. Молодые энтузиасты строили заводы, проводили электричество, поднимали целину. Народы были братскими, общенациональными победами и достижениями гордились все. Но прошло время и вера в светлое завтра начала угасать. Политика очернения предыдущего руководства, затем стагнация в развитии, потом и вовсе резкая смена курса, привели к распаду страны.

И вот в постмодерне под демократическими лозунгами пришла другая жизнь в евразийские страны. При отсутствии веры в Бога, за неимением грандиозных проектов, в светлое будущее которых можно было бы верить, на свет практически повсеместно на евразийском пространстве явился другой ориентир — западная религия денег.

Поклонение «золотому тельцу» действительно стало превращаться в некое подобие религии. Тут и там можно встретить семинары по привлечению финансовых потоков, книги с денежными заговорами, тренинги, где предлагаются создавать алтари для монет. Даже сами материальные ценности, которые можно было купить за деньги стали терять свою значимость. Философия потребительства ознаменовывается постоянным приобретением новых, часто ненужных товаров и услуг. Неудивительно, что настоящие духовные ценности на фоне всего этого как-то ушли на задний план.

Конечно, сам по себе финансовый достаток — вещь положительная.  Когда он имеется, есть возможность заниматься многими полезными делами. Но думы о деньгах и потреблении, как об основной и наиболее значимой ценности порождает антисоциальное отношение людей друг к другу.

Решает ли религия вопрос духовности? Ведь нередко её (в частности, РПЦ) критикуют, в том числе и из-за грехов определенных ее представителей. То у патриарха дорогие часы обнаружат, то священники рассекают по улицам на иномарках. А простой народ на храм деньги жертвует, свечи покупает. Но обычно критики к этому простому народу особо не относятся. Несмотря на имеющиеся проблемы, это всё частные случаи. И это не должно компрометировать традиционные религии в целом. Религия, точнее вера, должна раскрывать в человеке духовность. Не отрицая материального блага, человеку нужно вступить на духовный путь, заглянуть в себя и попытаться несколько в ином  ракурсе — через вечное — оценивать свои поступки, свои желания и стремления.

Это, конечно, не значит, что нужно действовать радикально, уйти в монастырь, отправиться учиться в семинарию или медресе, а о материальных ценностях даже не вспоминать. Но впустить в жизнь свою и своей семьи духовность, совершать нравственные поступки может даже самый убеждённый атеист. Усыновить ребёнка из детского дома, накормить бездомного, купить продукты в магазине старушке-пенсионерке, приютить с улицы кота или собаку, организовать субботник, посадить деревья в саду и много чего ещё. Всё это доступно любому человеку, вставшему на духовный путь. И это духовное начало должно стать отличительной чертой современной евразийской идеологии. Иначе, если мы будем уделять внимание интеграции только в финансово-экономических вопросах, игнорируя культуру и религию, то в конечном счёте можем повторить все ошибки постмодернистского Европейского союза, которые приводят к трагичным последствиям.