%d1%81%d0%b4%d0%b5%d0%bb%d0%b0%d0%bd%d0%be-%d0%b2-%d0%b5%d0%b0%d1%8d%d1%81-9

Обзор евразийской экономической интеграции. 1 — 19 сентября 2016 г.

Олег Невзоров, руководитель Самарского отделения ЕДРФ, эксперт ЕДРФ по евразийской экономической интеграции. Самара, 19 сентября 2016 г.

1 сентября 2016 г. было анонсировано, что тема сотрудничества стран Евразийского союза и Азиатско-тихоокеанского региона будет ключевой темой Восточного экономического форума (ВЭФ). «Чтобы вывести сотрудничество на новый уровень, необходимо ставить вопрос о повышении взаимосвязанности экономик расширенного региона — Большой Евразии. Недостаточно просто создавать торговые режимы, чтобы они заработали, нужны инфраструктура, B2B связи, доступ к информации. Мы считаем, что необходимо активно привлекать к сотрудничеству партнеров из других стран к проектам стран ЕАЭС, например, в контексте развития евразийских технологических платформ. И ВЭФ — превосходная площадка для такого диалога», — отметила Вероника Никишина, министр по торговле Евразийской экономической комиссии. У Евразийского союза уже сегодня достаточно широкая повестка сотрудничества со странами АТР. Например, через 2 недели вступит в силу соглашение о свободной торговле с Вьетнамом. Не так давно коллегия ЕЭК одобрила предложение начать совместное исследование по изучению целесообразности переговоров о зоне свободной торговли с Сингапуром. Союз активно взаимодействует с КНР по сопряжению интеграционной и торгово-политической повестки Евразийского союза с китайскими инициативами по развитию торгово-экономического сотрудничества в регионе.

2 сентября 2016 г. в ходе II Восточного экономического форума первый вице-премьер правительства Игорь Шувалов сделал заявление, что ряд бывших республик СССР рассматривают возможность присоединения к Евразийскому экономическому союзу. Вице-премьер подчеркнул, что сейчас мировые страны ищут новые пути развития посредством интеграции. Шувалов также добавил, что формат ЕАЭС является открытым. Кроме того, перспективным его называл председатель КНР Си Цзиньпинь. «У нас есть понимание, что некоторые страны могут подключиться из бывших советских республик, и они в том или ином формате говорят открыто, что при решении определенных проблем они станут членами союза», — сказал Шувалов.

5 сентября 2016 г. директор департамента промышленной политики ЕЭК Николай Кушнарев сообщил, что на товарах, производимых в странах Евразийского экономического союза, появится надпись: «Сделано в ЕАЭС». По его словам, переход от позиции «сделано в России», «сделано в Беларуси» или любой другой стране ЕАЭС к позиции «сделано в Евразийском экономическом союзе», — важный этап интеграционного сотрудничества. Новая маркировка может стартовать уже в 2017 году. А сейчас идет разработка механизма «подсчета» технологических операций при выполнении совместно произведенной продукции. В результате предприятия смогут получать преференции при государственных закупках и продвижении товаров на рынки третьих стран. А это два эффективных инструмента господдержки, сильнейший стимул к кооперации для сотен предприятий стран союза. Что касается России, то для такого рода льгот необходимые критерии уже утверждены правительством РФ. Российские промышленные товары, соответствующие им, уже имеют преимущественный доступ к госзакупкам. Например, с января 2014 года в России ограничены госзакупки импортной продукции оборонной отрасли, машиностроения, медицинских изделий, лекарств, программного обеспечения. Введение понятия «евразийский товар», с одной стороны, упростит поддержку промышленности ЕАЭС, с другой, — станет мощным инструментом продвижения промышленных товаров на общем рынке, с третьей, — простимулирует спрос на продукцию с маркировкой «Сделано в ЕАЭС».

7 августа 2016 г. началась работа по созданию проекта распоряжения Высшего Евразийского Совета «О формировании приоритетных евразийских технологических платформ». Они включают в себя космические и геоинформационные технологии, биомедицину, суперкомпьютеры, фотонику, светодиоды, технологии добычи твердых полезных ископаемых, технологии экологического развития, ЕвразиюБио, технологии пищевой и перерабатывающей промышленности АПК, сельское хозяйство, текстильную и легкую промышленность. Евразийские технологические платформы (ЕТП) определены в Евразийском экономическом союзе в качестве ведущего инструмента (механизма) формирования инновационной экономики будущего, создания в пяти его странах центров компетенций, стимулирования постоянного технологического обновления, повышения глобальной конкурентоспособности промышленности.

Фактически ЕТП являются механизмом кооперации в научно-технической, инновационной и производственной сферах и создают условия для сотрудничества между ведущими организациями бизнеса, науки, государства, общественными организациями союзных стран. Сейчас определено 11 технологических платформ по 8 приоритетным технологическим направлениям. Они объединяют более 400 ведущих национальных научных и промышленных организаций Союза. В планах этих организаций — реализация порядка 140 совместных инновационных кооперационных проектов в наиболее перспективных отраслях. В 2017 году она планирует создать технологические платформы по таким направлениям, как электроника и технологии машиностроения, технологии металлургии и новые материалы, химия и нефтехимия, энергетика, технологии транспорта, ядерные и радиационные технологии.

13 сентября 2016 г.  в рамках Евразийского форума развивающих рынков, проходящего в Астане (Казахстан) председатель Правления Евразийского банка развития (ЕАБР) Дмитрий Панкин, открывая сессию «Центральная Азия 2050» сделал заявление,  что долгосрочные прогнозы экономического развития центральноазиатских стран сегодня подвержены ряду рисков. Как отметил Дмитрий Панкин, экономика Центральной Азии достаточно мала: совокупный ВВП пяти стран составляет всего 290 млрд долл. — менее половины процента от мировой экономики. В настоящее время экспортеры нефти и газа (Казахстан и Туркменистан) и труда (Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан) уязвимы по отношению к внешним шокам. Долгосрочное падение цен на сырьевые товары, глобальный финансовый кризис, стагнация российской экономики – все эти факторы также оказывают прямое влияние на экономику Центральной Азии, пояснил спикер. Глава ЕАБР обратил внимание аудитории и на зависимость региона от Китая: в течение последних 20 лет китайский фактор был движущей силой экономического роста в Центральной Азии. Спикер выразил озабоченность тем, что возможный спад китайских инвестиций и потребительского спроса потянут экономику Центральной Азии за собою вниз. Вопрос региональной интеграции был и ключевой темой дискуссии в рамках круглого стола, который также состоялся в рамках Евразийского форума развивающих рынков. В ходе развернувшейся дискуссии Дмитрий Панкин отметил, что на текущий момент существуют два проекта интеграции в Центральной Азии (частично конкурирующих, частично дополняющих друг друга) — Евразийский экономический союз с ведущей ролью России и китайская инициатива экономического пояса Шелкового пути. Есть и всеобъемлющая идея «Большой Евразии», озвученная президентом РФ Владимиром Путиным и призывающая к большей экономической интеграции между Евразийским Союзом, странами Восточной Азии и странами-членами АСЕАН, добавил Глава ЕАБР. В заключении Дмитрий Панкин выразил мнение о перспективности работы по множеству двусторонних и многосторонних соглашений по вопросам общих интересов — свободной торговли, развития инфраструктуры, нормативной конвергенции, борьбе с трансграничными угрозами (такими как эпидемий и экологические угрозы), управление водными ресурсами и т.д.

14 сентября 2016 г. ЕЭК одобрила вопрос о совместных прогнозах развития агропромышленного комплекса, а также сводных прогнозах спроса и предложения стран Евразийского экономического союза по основным видам сельскохозяйственной продукции и продовольствия на 2016-2017 годы. По данным, прогнозы будут рассмотрены на очередном заседании совета комиссии. В соответствии с подготовленным документом рост сельскохозяйственного производства в прогнозном периоде составит 8%, экспорта — 19%, взаимной торговли — 15%. Средний показатель уровня самообеспеченности основными продовольственными товарами в 2017 году увеличится до 94%.

15 сентября 2016 г. заместитель главы министерства внешней торговли Чили Андрес Ребольедо анонсировал, что в конце сентября посетит Россию для переговоров о зоне свободной торговли с Евразийским экономическим союзом. Во время Международного экономического форума, который проходил в июне 2015 года в Санкт-Петербурге, руководство Чили подписало с ЕАЭС меморандум о продвижении экономических связей. Отдельно планируется обсудить стратегическое сотрудничество ЕАЭС со странами Латинской Америки.

16 сентября 2016 г. подтверждено официально, что Проект Таможенного кодекса Евразийского экономического союза  будет согласован в установленные сроки. «Мы думаем, что в те сроки, которые поставили нам премьер-министры наших стран, процедура согласования всех нюансов будет завершена, и нормативный акт, очень нужный для всех стран Таможенного союза, выйдет в свет», — сообщил председатель Государственного таможенного комитета Беларуси Юрий Сенько по итогам заседания Совета руководителей таможенных служб государств-участников СНГ.

19 сентября 2016 г. анонсировано, что денежно-кредитные режимы в странах Евразийского экономического союза в будущем могут заметно измениться, в частности, возможна их более тесная координация. Об этом говорится в совместном докладе Евразийской экономической комиссии и Евразийского банка развития «Система анализа и макроэкономического прогнозирования Евразийского экономического союза». По словам специалистов ЕАБР, для этого потребуется внести изменения в курсовые блоки всех стран: уравнения обменного курса будут отражать большую взаимную привязку, а уравнения НППС— использоваться для назначения краткосрочных процентных ставок в отдельных экономиках. Как вариант, другие страны ЕАЭС могут принять решение о внедрении режима таргетирования инфляции, используемого Банком России, Центральным банком Армении и (в некоторой степени) Национальным банком Казахстана. В этом случае процентные и курсовые блоки необходимо будет модифицировать с учетом повышения гибкости обменных курсов и усиления роли ожидаемой инфляции в правилах денежно- кредитной политики..