%d0%b4%d0%b0%d0%bd%d0%bb%d0%b5%d0%b2%d1%81%d0%ba%d0%b8%d0%b9-%d0%b5%d0%b2%d1%80%d0%b0%d0%b7%d0%b8%d0%b9%d1%81%d1%82%d0%b2%d0%be-%d0%b5%d0%b2%d1%80%d0%b0%d0%b7%d0%b8%d0%b9%d1%86%d1%8b-%d0%b5%d0%b0

Россия и Европа: грани сотрудничества в понимании Данилевского

_ В.В. Огнева, Орловская региональная академия государственной службы. Белгород, 2007 г.

Вдумаемся в то, что почти двести лет не утихают споры о месте России в современном мире, выборе ее пути, принадлежности к Европе. В свое время сторонник европеизации П.Я. Чаадаев призывал даже перейти из православия в католицизм, с тем, чтобы войти в круг цивилизованного мира. Многие из его сподвижников западников признавали единство пути России и Запада. Они полагали, что Россия развивается в целом по обще- мировым законам, однако по объективным причинам отсталости она должна догонять европейские страны. Ф.И. Тютчев, известный русский дипломат и поэт, социальный мыслитель, выступал за восстановление геополитического проекта Петра Великого «Россия + Европа». Кстати сказать, Петр I был одним из первых российских лидеров, осознавших необходимость вестернизации страны. Впоследствии на такой путь встали, как известно, Япония, Турция, другие государства.

Иных позиций придерживались славянофилы. Идеологи этого течения, в частности, А. Хомяков, И. и К. Аксаковы, И. и П. Киреевские и др. были убеждены, что Россия должна идти по своему особому, самобытному пути. В середине 19 века идея о том, что каждый народ имеет присущую только ему особенность, которую ему надлежит сохранять и развивать, чтобы выполнить свою историческую миссию, стала ведущей парадигмой славянофильства. Классические положения данной концепции развивали многие русские мыслители, среди которых достойное место принадлежит Н.Я. Данилевскому.

Сама творческая деятельность Н.Я. Данилевского весьма многогранна. Она представлена несколькими направлениями: естественно-научное (его основной труд – «Дарвинизм»); политико-экономическое (известная работа – «О низком курсе наших денег» — как это современно, не правда, ли?); историко-политическое, или геополитическое (нашумевшее оригинальное сочинение – «Россия и Европа»).

Вопросы, которые ставит публицист и социолог Н.Данилевский в труде «Россия и Европа», представляли интерес не только для его современников. Они не утратили своей важности и тогда, когда в результате Первой и Второй мировых войн перекраивалась гео- политическая карта Европы и соответственно менялось положение России в мире. Они, как оказалось, актуальны и в начале XXI столетия в связи с формированием мощных Соединенных штатов Европы. Такое устойчиво сохраняющееся значение идей Н.Я. Данилевского объясняется во многом тем, что главная канва его книги — судьба России, ее место в мировом сообществе стран и народов.

Историю России патриот Данилевский рассматривает на протяжении двухсот лет в контексте сложных, противоречивых, весьма нестабильных отношений с европейскими державами. Он обращает внимание на то, что любые социальные преобразования в стране окажутся безуспешными, а то и разрушительными, если они будут осуществляться по сомнительным рецептам, вопреки национальным интересам, под давлением извне. Н.Я. Данилевский приходит к следующему выводу: «для всякого славянина: русского, чеха, серба, хорвата, словенца, словака, болгара (желал бы прибавить, и поляка), после Бога и Его святой Церкви идея Славянства должна быть высшею идеей, выше свободы, выше науки, выше просвещения, выше всякого земного блага», ибо эти блага — «суть результаты народной самостоятельности»1.

Рассматривая основной вопрос — об отношениях России со странами Европы – Н.Я. Данилевский отмечал, что это сотрудничество никогда не отличалось стабильностью. Более того, зачастую оно было не выгодно для России ввиду несовпадений геополитических интересов.

Он обращает внимание на то, что русское государство пережило нашествие с востока, отражало нападения с юга, но основная опасность, на его взгляд, угрожала России с Запада. Лозунг «Натиск на Восток» в самом деле был брэндом политических сил ряда европейских стран и возводился в ранг их государственной политики. Он начал воплощаться еще германскими племенами, вытеснившими славян из Померании, Пруссии, долин Одера, Эльбы и Дуная. Затем на Русь нападали ливонцы, шведы, литовцы, поляки, французы, немцы. В 1854 — 1855 гг. Россия подверглась агрессии со стороны целой коалиции европейских государств. Как известно, Англия, Франция, Неаполитанское королевство, поддержали Турцию в Крымской войне. Анализируя эти факты, Н.Я. Данилевский приходит к непростому, довольно жесткому выводу: «Европа враждебна России». Ссылаясь на исторический опыт, он предостерегает от политической и культурной экспансии Запада и возражает против системы так называемого политического равновесия как принципа межгосударственных отношений ведущих европейских стран.

По его мнению, политическое равновесие было выгодно европейским государствам, которые всегда договорятся между собой в действиях против России, поскольку в принятии политических решений они всегда руководствуются «двойными стандартами». И напротив, эта система не выгодна, не приемлема для России и славянских стран. Гарантией безопасности России, всего славянского мира, по убеждению Н.Я. Данилевского, может быть недопущение альянса Англии, Франции, Германии и Австрии. Их объединение, по мнению ученого, представляет опасность для русских и славян.

Не случайно поэтому Н.Я. Данилевский искренне настаивал на необходимости создания Всеславянской федерации, добровольного объединения славянских государств, в основе которого лежат взаимовыгодные условия партнерства и согласованные интересы. Он считал, что процесс консолидации славян должна возглавить Россия, русский народ, обладающий мощной государственностью. Но объединение славян должно свершиться, как ему представлялось, таким образом, чтобы «славянские ручьи не сливались в русском море», т.е. все славяне должны сохранить свое национальное своеобразие, политическую и культурную независимость. Это создаст России особое положение: она станет не в ряду европейских государств, а рядом с целой Европой.

Вне всякого сомнения, идеи Н.Я. Данилевского представляют научный интерес и могут быть использованы в процессе формирования современного геополитического мышления российского общества. Ведь исторические ситуации в какой-то степени воспроизводятся на новых этапах развития. Так, например, в четвертый раз объединяется Германия. В то же время, как и несколько веков назад, разобщен и втянут в глубокие противоречия славянский мир. Россия в очередной раз пытается войти в «Европейский дом».

При этом спор о том Россия – это Европа или Азия отступает на второй план. В самом деле, глядя на нашу страну из Стамбула или Пекина, мы видим, прежде всего, росийскую западность. А при взгляде из Парижа или Лондона в ней обнаруживаются элементы восточности. Но в диалоге с Китаем или Индией она мобилизует свои евразийские или даже азиатские начала. Мы не можем, наверное, в полной мере стать Западом, как и не можем быть Востоком. Россия – это, как отмечал Л. Гумилев, плавильный котел многочисленных этнических групп, их традиций и ценностей. Не случайно поэтому Россия сохраняет статус моста, специфическогопространства между Востоком и Западом. Это пространство, однако, в достаточной степени модернизировано; в него в определенной мере интегрированы славянские, тюркские, угро-финские и другие народы посредством модернизаторской роли русского народа как народа европейского.

Русские читают тех же классиков европейской литературы, которых штудируют студенты Западной и Центральной Европы. Образованные россияне слушают ту же музыку; наслаждаются теми же шедеврами искусства, что и европейцы. Несмотря на свои исконно православные религиозные корни, Россия является не менее светским государством, чем другие европейские страны. Кроме того, не существует некоей единой европейской культуры. Есть великое множество европейских народных и национальных культур. Следовательно, нет причин полагать, что русская культура менее европейская, чем, скажем, французская или польская.

Тем не менее, российскому государству и обществу следует, видимо, определиться, ка далеко нам заходить в отношениях с Европой, тем более объединенной. Ведь наша страна слишком велика географически, по численности населения и по экономическому потенциалу, чтобы могла вписаться в эту геоэкономическую и геополитическую структуру. Да и надо ли России связывать себя уже сложившимися в рамках Евросоюза правилами игры. Тем более, что нам приходится иметь дело не только с европейским экономическим и политическим пространством, но и выходить за его пределы, сотрудничая со странами АТР, Южной Азии, Ближнего Востока. Поэтому, как представляется, целесообразны поиски устраивающих нас форм отношений с Европейским Союзом. Тем более мы видим, что Европой создаются весьма благоприятные условия для интегрирования стран ЦВЕ в ЕС, а в перспективе Сербии, Хорватии, Черногории, Македонии (все это славянские государства) и минимальные условия для сближения с РФ2. Значит, главный интерес Европы в России – наши энерго, топливные, интеллектуальные, а в перспективе и трудовые ресурсы. Получается, что сильная, самодостаточная Россия для ЕС вряд ли востребована. Складывается такое впечатление, что для Европы важно, чтобы на европейском направлении у России было как можно меньше союзников. Это касается стран СНГ. Как известно, Европарламент обнадежил Украину заключить в 2008 г. соглашение об ассоциации свободной торговли при условии выполнения следующих обязательств со своей и украинской стороны:

  • облегчение условий для украинского экспорта (около 40 % которого уже сегодня направляется в Евросоюз) путем принятия более гибких антидемпинговых мер и повышения импортных квот;
  • содействие приведению законодательства в соответствии с правовыми рамками Европейского союза, что позволит экономике в большей степени сблизиться с европейским внутренним рынком и поможет получению Украиной статуса страны с рыночной экономикой и ускорению переговоров о ее вступлении в ВТО, что приведет в дальнейшем к созданию зоны свободной торговли Украина – ЕС;
  • оказание Украине стартовой поддержки, например, в рамках содействия проектам в области окружающей среды и транспорта (ISРА) и развития сельского хозяйства (SAPARD). Дальнейшее вовлечение в другие программы — в частности, в сфере образования, науки и культуры;
  • обеспечение надежной защиты границ от нелегальной миграции и международной преступности как предпосылка упрощения визового режима;
  • привлечение Украины к урегулированию региональных кризисов и конфликтов в рамках общей внешней политики и политики безопасности (Евросоюз в первую очередь ожидает от Киева участия в разрешении конфликта вокруг Приднестровья).

Что касается Белоруссии, то Еврокомиссия и Европарламент неоднократно обращались к А. Лукашенко с предложением включить страну в зону действия Европейской политики соседства и совместно выработать план действий, который бы соответствовал ее специфическим условиям и содержал дифференцированные программы сотрудничества. Однако эти идеи потеряли актуальность в связи действиями белорусской стороны, что не мешает, впрочем, ЕС уточнять стратегию двойного диалога с Республикой Беларусь, прежде всего через белорусскую оппозицию.

К сожалению, в этих непростых условиях не только Всеславянский, но даже и союз России и Белоруссии становится призрачным.

В Евросоюзе держат под особым контролем ситуацию в СНГ. При этом Россия по- лагает, что между ЕС и СНГ было бы целесообразно заключить рамочное соглашение и развивать сотрудничество по всем направлениям. Евросоюз же предпочитает строить двусторонние связи с отдельными государствами СНГ, пытаясь играть на их надеждах вступить когда-нибудь в ЕС. Ведь достоверно известно, что высокопоставленные чиновники ЕС предпринимали усилия, направленные на срыв создания Единого экономического пространства (ЕЭП) Белоруссии, Казахстана, России и Украины. Еще в 2003 году комиссар по вопросам расширения ЕС Г. Ферхойген заявлял, что членство Украины в ЕЭП может негативно повлиять на отношения этой страны с ЕС, и выразил надежду на то, что Киев сохранит «евроинтеграционный курс».

Совершенно очевидно, что отношение Евросоюза к интеграционным процессам в СНГ излишне политизировано3. В связи с этим России целесообразно было бы выработать более четкую линию поведения с ЕС по примеру последнего. Как известно, в 2003 г. Евросоюз заявил о создании Зоны добрососедства, в которую, по некоторым данным, войдут не участвующие в ЕС европейские страны, Северная Африка и Россия. Институциональная основа, перспективы дееспособности такого формирования пока не ясны, но на одном из саммитов Россия — ЕС в 2003 г. в Санкт-Петербурге было объявлено о четырех направлениях сотрудничества России и Европы: в сфере экономики; науки, техники и образования; внешней политики; в сфере борьбы с преступностью. И здесь, очевидно, мы должны быть весьма прагматичны, строя свои отношения с объединенным континентом по указанным направлениям, тем более, что, как показала жизнь, принятые решения во многом остались декларативными.

Европа, как известно, стремится расширять свое присутствие на российских транзитных магистралях, в первую очередь воздушных, что отвечало бы нашим экономическим интересам. С этой целью Комиссия европейских сообществ (КЕС) настаивает на отмене выплат европейскими компаниями компенсационных платежей за пролеты по транссибирскому коридору, предлагает России концепцию «открытого неба». Если это состоится, то будет создан важнейший прецедент, который позволит странам ЕС наращивать масштаб перевозок через территорию России и оттеснит российских авиаперевозчиков, не возмещая им их финансовые потери. Учитывая это, принятие решений по данному вопросу, может исходить, как представляется, прежде всего, из соображений экономической целесообразности.

К сожалению, современные «западники» забыли, что их предки мечтали о просвещенной России. Они нисколько не умаляли ее государственного величия. Новые же «западники» от современных «либералов» ради того, чтобы быть Европой, согласны на роль ее задворка. У старых «западников» сознание отсталости России от Запада не переходило в сознание ее неполноценности. Россия была в чем-то отсталой, но любимой для них страной. Сейчас у «западников» отсталость отождествляется с неприязнью ко всему отечественному. Стоит ли удивляться, что нынешний западник в качестве ответной реакции порождает к себе рост ксенофобии, обостренное чувство неприязни к тому, что исходит от Запада. При этом удивительно, что не Запад провоцирует это чувство, а делают это неистовые ревнители Запада в современной России.

Мы должны отдавать отчет, что когда мы говорим, что наш путь должен быть западным, мы лишь подразумеваем, что для нас важно усвоение апробированных жизнью демократических элементов западной экономики, политики, образования, культуры и что в какой-то мере за двести лет послепетровской модернизации мы этот путь уже прошли. Примеряя на себе сегодня западные тоги, нам надлежало бы помнить о том, что кроме «европейскости» и «азиатскости» в России остается больше всего русскости.

Примечания:

  1. Данилевский, Н.Я. Россия и Европа. — 1995. — С. 110.
  2. Бордачев, Т. Кризис развития Европейского союза и России // Свободная Европа. – 2006. — №1. – С. 134-144; Караганов, С. XXI век и интересы России // Свободная Европа. – 2004. — № 3. – С. 3-22.
  3. Караганов, С. Европейская стратегия России: новый старт // Россия в глобальной политике. – 2005. — № 2. – С. 172-184; Баталов, Э. Какая Россия нужна западу // Свободная Европа. – 2005. — № 4. – С. 5-20.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *