варяг, русь, история, Россия, Византия, древняя, владимирская, киевская, евразийство, Евразия, ЕДРФ

Фильм «Викинг»: успех или провал?

Антон Денисов, к. исторических н. Минск, 1 февраля 2017 г.

В течение последней декады российский кинематограф стал гораздо чаще обращаться к исторической тематике. Широко анонсированный фильм «Викинг» режиссера Андрея Кравчука – не исключение. Какие смыслы зашифрованы в новую киноленту, почему Владимир иногда производит впечатление авантюриста и насколько исторически правдив «Викинг»?

Фильм «Викинг» установил кассовый рекорд среди российских кинолент, собрав ₽1 млрд за первые девять дней проката. По итогам двух недель показа его сборы превысили ₽1,2 млрд. В кинотеатрах Беларуси показ фильма был дополнительно продлен на неделю. Можно с уверенностью сказать, что картина достигла успеха. Однако многие сомневаются, что фильм сможет себя полностью окупить. Кроме того, большинство отзывов о «Викинге» носят скорее негативный характер.

При этом зрители и критики имеют дело не с очередной мелодрамой или комедией, снятой по накатанной глобалистской схеме, когда сюжет и поведение героев в Москве и Петербурге сложно отличить от сюжета в Нью-Йорке или Берлине.

«Викинг» − пример исторического кино, создатели которого хотели показать местные особенности и одновременно подчеркнуть общие с Западом и Востоком процессы строительства государств и народов: варварские вожди, принявшие христианство, междоусобные войны, освоение земель, создание древних княжеств.

«Земной» Владимир

По сюжету князь Владимир Святославич, будущий креститель Руси, предстает вместе с дружиной отнюдь не храбрым и мудрым вождем воинов, а таким же «земным» человеком со своими слабостями, как и те, кто его окружает. Он мнителен, подвержен страхам и суевериям, обнажает свой меч не только в битве, но и на «супружеском ложе»; им манипулируют.

Он грязен, жесток и впадает в экстаз под действием зелья. Под стать ему и остальные персонажи. Сначала он теряет брата Олега, затем захватывает Полоцк и забирает себе в жены Рогнеду; после он утверждается в Киеве, убив брата – Ярополка.

Долгожданное крещение происходит только после сражений с печенегами, претензий на брак с дочерью византийского императора и осады Корсуни.

Пожалуй, авторы слишком увлеклись контрастами между темной, языческой Русью и ее преображением после воцерковления, опять же, по «политическим» мотивам. «Ромеи» показаны чистоплотными и цивилизованными, хотя процесс утверждения православной церкви растянулся на несколько столетий. Преображается по ходу фильма и сам викинг. Картина наполнена яркими, но достаточно стандартными, набившими оскомину, спецэффектами, а кроме этого изобилует всевозможными клише.

На поводу у Запада?

Для начала стоит остановиться на названии фильма. Почему сценаристы пошли по пути предшественников и не назвали картину именем центрального действующего героя или главного исторического события? К примеру, «Александр. Невская битва» или «Ярослав. Тысячу лет назад» − сразу поясняет человеку неискушенному, в чем дело и чего следует ожидать от просмотра.

Безусловно, создатели пошли на маркетинговую уловку, ведь сама фигура викинга, древнего скандинавского мореплавателя и завоевателя, плотно вплелась в ткань западной популярной культуры. Здесь мы можем вспомнить знаменитого «Викинга» Роя Уильяма Нилла, снятого в 1926 г., относительно недавнюю авангардную ленту «Вознесение в Вальгаллу», или даже «монополизированного» Голливудом бога Тора скандинавской мифологии. Не стоит недооценивать популярный сериал «Викинги», параллели с которым будут неизбежны.

С другой стороны, это излишне явный кивок в сторону норманской теории, указывающей на то, что в основе становления Руси лежит экспансия норманнов, викингов из Скандинавии.

Она берет свое начало в основном источнике «Повести временных лет» и проходит через всю историю российского государства. Впрочем, в исторической науке присутствует и определенное количество контраргументов. Главный из них имеет не только научное, но и морально-этическое значение. Если государственность и цивилизацию славяне получили из «чужих рук», то не означает ли это их неполноценность? Но ведь и Иван Грозный имел богатое генеалогическое древо, формально являясь итало-греко-татаро-прибалто-скандинавом.

Отец Киевской Руси?

С личностью князя Владимира связано становление Киевской Руси, ее крещение по византийскому обряду. Киев – это мать городов русских. Эта фраза в свете украинских событий получает совершенно другое значение.

Иными словами – перед режиссером и его командой встала очень сложная задача. Справились ли они с ней? Отчасти им это удалось. Но лишь отчасти.

Авторам фильма было брошено немало упреков. Пожалуй, одним из самых громких можно назвать обвинение в слишком свободном обращении с историческим сюжетом.

Недовольство вызвала бутафорская и настоящая «грязь». Для одних ее слишком много, для других − мало. Однако споры о чистоплотности или «немытости» древних славян и скандинавов давно уже стали общим местом и напоминают извечный диспут о том, носили ли настоящие викинги шлемы с внушительного размера рогами или нет. С рогами конечно эффектней.

Профессиональным историкам понятно, что в так называемых исторических фильмах практически невозможно обнаружить хоть какую-то достоверность прошлого. В одних случаях – подводят декорации, наряды и антураж. В других, при детальном и щепетильном подходе к костюмам, оружию, постановкам батальных сцен, главные герои ведут себя абсолютно нелепо, говоря надуманные диалоги.

К примеру, любой, кто хоть немного изучал реалии XVI в, поднял бы на смех фильм Павла Лунгина «Царь», увидев сцену баталии на мосту, больше напоминающей деревенский мордобой. Ничего общего с летописями и открытиями археологов не имеет и американский блокбастер «Исход: цари и боги». Не за этим сейчас фильмы снимают.

Героизация определенных эпох, предпочтение тех или иных исторических личностей в фильмах или памятниках свидетельствует в первую очередь о том, что их поступки и образы отвечают настроениям современного общества и его руководства.

Что же до «грязи», то это тоже общий символ «темного» средневековья.  Точно так же тонны грязи выливал на актеров и Герман в «Трудно быть богом».

Для среднестатистического обывателя многотысячелетняя история родной страны не представляет слишком уж большого интереса и сводится к нескольким простым дихотомиям: язычество/христианство, царизм/коммунизм, до петровских реформ и после, советское/постсоветское. Прошлое человек всегда оценивает с высоты своего нынешнего положения, в том числе и бытового. Отсюда негатива не избежать.

То же самое можно сказать и о «жестокости», которой сопровождаются поступки как главных «положительных», так и всех прочих героев фильма. Насилие и кровь прошлого всегда оттеняют огрехи современной жизни.

Нарекания вызывает и работа актеров. Возможно, они покажутся справедливыми. Но здесь нужно сделать одно важное уточнение. Нужно уяснить, что в России давно уже пришло новое поколение режиссеров, сценаристов, актеров и операторов. Их творческое становление проходило в период 1990-начала 2000-х гг., когда на экраны один за другим выходили низкобюджетные картины. Кое-что они переняли из советского наследия, но в основном их окружала та реальность, которую описал ставший уже классиком Виктор Пелевин в «Generation „Пи“». Вправе ли мы требовать от этих людей невозможного?

Режиссер «Викинга» Андрей Кравчук прошел долгий путь от короткометражных лент через документалистику до сериалов и вышел, наконец, к широким формам – в первую очередь, это фильм «Адмирал».

Автор саундтрека Игорь Матвиенко прославился как создатель группы «Любэ» и «Иванушек International». У исполнителя главной роли Данилы Козловского за спиной как театральные подмостки, участие в некоммерческом кино, так и роли в топовых картинах.

Роль княгини Рагнеды исполняет уроженка Беларуси Александра Бортич. Ее звездный час связан с фильмом «Духless 2». Это факт, с которым многим еще предстоит смириться.

В картине символически присутствуют актеры из разных стран и культур. Такой ход от создателей фильма тоже неслучаен. Это подчеркивает не только европейский, но и более широкий, общеевразийский формат происходящего. Однако дальше этого авторы не пошли.

Сейчас главная претензия к актерам новой генерации заключается в том, что им часто не хватает мастерства перевоплощения, и перед камерой они всегда остаются сами собой. Хотя антураж и декорации должны этому способствовать. С другой стороны, режиссер отказался от «нового прочтения» самой постановки. В итоге шедевра не получилось.

Если уж экранизировать «Слово о полку Игореве», которое является литературным памятником эпического характера, то делать это следовало в виде новой интерпретации, стилизованной и современной. Прекрасным примером здесь может послужить «Макбет», снятый австралийцем Джастином Курзелем. Ведь Владимир, как и любая знаковая историческая личность, как выдающийся государственный деятель и полководец, очень благодатная фактура, которая заслуживает всестороннего воплощения на экране. А в «Викинге» мы порой наблюдаем барахтающегося в грязи авантюриста.

Повестка евразийского кинематографа

Российский кинематограф, равно как и кинематограф всего постсоветского пространства, нуждается в больших совместных кинопроектах, где могли бы быть задействованы наиболее талантливые и творческие мастера своего дела: режиссеры, продюсеры, сценаристы, композиторы и актеры.

Общая история полна сюжетов, которые могли бы объединить интересы всех стран и тем самым намного расширить рынок проката.

Историческое кино может воспитывать у разных народов как чувство ценности общего пути и взаимопонимание, так и стимулировать неприязнь к соседям и претензии на общее историческое наследие. К сожалению или к счастью, «Викинг» Кравчука не делает ни первого, ни второго.

Источник: http://eurasia.expert/

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *