Татьяна Валовая, ЕЭК, МГИМО, ЕДРФ, Евразийский Союз, ЕАЭС, евразийцы, евразийство

Зачем нам Евразийский союз?

_ Татьяна Валовая, д. экономических н., член Коллегии (Министр) Евразийской экономической комиссии по основным направлениям интеграции и макроэкономике.  Бишкек, 16 марта 2017 г. Беседовал Алексей Чеботарёв.

Премьер-министр Дмитрий Медведев призвал страны — члены Евразийского экономического союза (ЕАЭС) не тормозить процессы интеграции и напомнил им о скидках на газ для членов объединения. О том, как идёт работа по созданию экономического союза и кому нужна евразийская интеграция.

— Татьяна Дмитриевна, ЕАЭС ведь чисто политическое образование, не так ли?

— ЕАЭС — только об экономике. Для политического взаимодействия у России есть совершенно другие форматы — это и двусторонние отношения с другими государствами, и Союзное государство с Белоруссией, и СНГ, и ОДКБ.

— Разве союз с этими странами выгоден России с точки зрения экономики?

— России безусловно выгоден. России нужен большой общий рынок товаров и услуг. Мы поставляем на него не только нефть и газ, но и машины, оборудование, продукты, металлы, и у нас огромное положительное сальдо во внешней торговле (экс­порт больше импорта. — Ред.).

Но интеграция выгодна всем по-разному. В Казахстане, например, ни в советское время, ни после не было автомобиле­строения. Но как только запустили ЕАЭС, в стране появились автомобильные кластеры, рассчитанные на общий рынок сообщества. Кроме того, поставки казахстанских товаров в Австрию и Италию с момента создания Союза резко возросли благодаря тому, что транспортные тарифы снизились и стали едиными. Введение единой системы фитосанитарного контроля позволило многим государст­вам Союза увеличить экспорт. У Белоруссии более половины экспорта — в страны ЕАЭС. Киргизский экспорт вырос на 4,4%. Армения нарастила продажи своих товаров за рубеж на 53%, причём в Киргизию — в 2,8 раза…

В общем, ЕАЭС всем странам выгоден, но есть и общий эффект — геоэкономический. Без своего объединения мы бы вошли в глобальную экономику по чужим правилам в чужих объединениях.

— Вы же представитель России — что вам до выгод Армении и Киргизии?

— Меня Россия номинировала на должность в ЕЭК, на этом мои связи с Российской Федерацией закончились. За все эти годы мне никто не звонил и не говорил, как голосовать. Я — наднациональный чиновник.

— А гражданам стран-участниц какая польза от Союза?

— Граждане государств ЕАЭС могут работать в любой стране Союза на равных основаниях. Гарантировано взаимное признание дипломов, за исключением юридических, педагогических и медицинских — дипломы этих специальностей надо подтверждать. Также среди наших достижений — безвизовый въезд и отсутствие таможенного контроля. В конце прошлого года Россия приняла очень важное решение о допуске легально работающих в РФ граждан стран Союза к системе обязательного медстрахования. Идёт работа по договору о пенсионном обеспечении и признании при выходе на пенсию стажа работы в другой стране Союза.

— Только работать едут не в Казахстан, а в Россию. Нужны ли нам миллионы гастарбайтеров? 

— Наличие миграционного потенциала у соседей для российской экономики большой плюс. Потому что число рабочих в России снижается, население стареет. Другое дело, что многие трудовые мигранты работают нелегально и за гроши. Многие старались остаться в России всеми правдами и неправдами. Новые соглашения ЕАЭС снижают риск вынужденной эмиграции: гражданин Киргизии приедет, поработает год-два и уедет спокойно. Он не будет пытаться получить гражданство, потому что сможет вернуться.

— И за это платит Россия, отдавая сырьё за бесценок? Премьер вот недавно напомнил о скидках на газ…

— ЕАЭС не требует от России каких-либо дотаций или скидок. Все «особые договорённости» двухсторонние, вне рамок ЕАЭС.

— Партнёры разве защищают границы нашего таможенного пространства от контрафакта? 

— Членов ЕАЭС не обязывали поддерживать эмбарго. Обычно бизнес пытается на таких ограничениях заработать. Когда мы с этим столкнулись, поняли, что не хватает механизмов взаимодействия между надзорными ведомствами. Должна быть совместная система контроля. Допустим, лосось поступает в Белоруссию. Мы должны видеть, на какой стадии и при какой обработке он становится белорусским продуктом.

— Сейчас у нас с Белоруссией отношения разладились — всё, мы больше не будем спонсировать белорусский социализм?

— У нас нет системы дотирования какой-либо экономики. Противоречия с Белоруссией — дело нормальное, потому что эта страна больше всего интегрирована в евразийское экономическое пространство.

— А что потеряла Украина из-за отказа от ЕАЭС?

— В 2003 г. именно Украина инициировала создание группы по разработке единого экономического пространства. Первые меморандумы ЕАЭС мы подписали с украинцами. Но после майдана Украина с нами не взаимодейст­вует, её товарооборот со странами ЕАЭС сокращается. При этом падает и её товарооборот с Евросоюзом.

— Каким должен быть Союз в идеале?

— Я убеждена, что модель Евросоюза — оптимальная, конечно, с поправками. Например, единая валюта нам пока не нужна. Участ­ники евроинтеграции добавили к экономике много политики. Наверное, это нам тоже не нужно. Наша главная цель — создание к 2025 г. единого экономического пространства без изъятий и ограничений. Это решит многие проблемы. Так, будет единый рынок нефти и газа — не будет и споров между Россией и Белоруссией.

— Вы хотите сказать, что все противоречия у Белоруссии и России только из-за нефти и газа?

— Может, и будут какие-то противоречия, но все наши противоречия только двигают вперёд интеграцию.

Источник: http://www.aif.ru/

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *