Питерим Сорокин, евразийство, ЕДРФ, Кофнер, Евразия, Россия, русские

Евразийство П.А. Сорокина: горизонт этнософии

_ Юрий Попков, д. философских н., заведующий сектором этносоциальных исследований Института философии и права СО РАН; Евгений Тюгашев, к. философских н., доцент кафедры теории и истории государства и права Новосибирского национального исследовательского государственного университета. Сборник «Евразийство: теоретический потенциал и практические». Барнаул, 2016 г.

С учетом распространенности евразийских мотивов в российской культуре представляет интерес проявление евразийского умонастроения в творчестве П.А. Сорокина. Исследователи уже высказывались по этому вопросу. Так, по мнению М.В. Бадмаевой, близкими к евразийскому учению являются следующие идеи П.А. Сорокина [1].

Во-первых, интегрализм, синтетическая установка мышления.

Во-вторых, евразийский интеграционизм, поскольку в русской культуре П.А. Сорокин видел «полноводную реку», в которую вливаются и органически сливаются многочисленные ручейки европейских и азиатских культур.

В-третьих, идея творческого взаимодействия и конвергенции Запада и Востока. Но если П.А. Сорокин рассматривал слияние Запада (в лице США) и Востока (в лице СССР) и формирование смешанного социокультурного типа как актуальную перспективу, то евразийцы прослеживали опыт такого слияния в историческом пространстве Евразии от эллинизма и Византии до российской цивилизации.

В-четвертых, известно, что евразийцы выдвинули учение о многонародной евразийской нации. П.А. Сорокин исходя из принципа «единство в разнообразии» также указывал на расовое и этническое разнообразие русской нации.

В-пятых, социокультурным разнообразием обусловлены отмечаемые П.А. Сорокиным такие черты русской нации, как широта кругозора, беспредельная терпимость, уважение нравов и традиций других народов, восприимчивость культуры других народов мира. Евразийцы обращали внимание не только на широту русской натуры, но и на ее континентальный размах.

Таким образом, взгляды П.А. Сорокина и положения евразийства во многом близки. Особенностью евразийства П.А. Сорокина является исходная этнософская позиция: евразийская культура фиксируется через ее проявления в жизни русской нации. Для классического евразийства исходной была геософская позиция, позволявшая объяснить общие черты в национальной жизни исходя из общности ландшафта.

Истоки евразийской этнософии мы находим в ранних этнографических наблюдениях П.А. Сорокина за жизнью коми-зырян. Он указывал на смешение в антропологическом типе коми альпийских, нордических и отчасти азиатских черт [2, с. 94]. С евразийской точки зрения представляет интерес описание П.А. Сорокиным ландшафта, месторазвития культуры коми. Таким родным ландшафтом является лес: «Подобно маленьким островкам в море, затерялись в этих лесных массивах села и деревушки коми народа» [2, с. 12]. Лес сравнивается с морем и океаном. Напомним, что П.Н. Савицкий характеризовал Евразию как «континент-океан». Окружающий лесной мир воспринимался как стихия: «Я счастлив, что имел возможность жить и расти в этой природной стихии до того, как ее разрушили индустриализация и урбанизация» [3, с. 13]. Обращение к образу стихии является знаковым, так как для отечественной историософии – и для евразийства в особенности – понятие стихии является социокультурным эквивалентом европейских понятий «архе» и «элемент» [4].

Таким образом, П.А. Сорокин фиксирует сложный комплекс образов, который роднит его с евразийской мыслью. Этот комплекс достаточно оригинален и заметно отличается от формата классического евразийства: вместо стихии степи – стихия леса.

При описании русской нации П.А. Сорокин выделил те черты, которые выражают ее евразийский облик. Прежде всего он характеризует месторазвитие русской нации как широкую, открытую евроазиатская равнину, не имеющую естественных границ, защищающих население от захватчиков. Это определяет, на его взгляд, государственную самоорганизацию русской нации в форме великой державы, окруженной государствами-сателлитами, буферными государствами и сферами влияния. Такая держава, подчеркивал П.А. Сорокин, должна иметь «сильное правительство, армию чиновников и бюрократов, могучую военную силу, культ “великой империи” и т.п.» [5, с. 134]. Заметим, что это принципиальный для евразийства тезис.

П.Н. Савицкий рассматривал «государство-материк» Евразию как среду наибольшего развития этатизма с присущей ему концентрацией народных сил под руководством центральной власти [6, с. 104]. Евразийский этатизм утверждает первенство общего дела перед личной корыстью и позволяет разрешать большие задачи. Так, и П.А. Сорокин подчеркивает, что такие крупные континентальные державы, как Россия и США, имеющие в своем распоряжении необходимые ресурсы, могут позволить себе реализацию масштабных творческих проектов [5, с. 135]. По его мнению, в целом континентальный характер психологически способствует широкому умственному кругозору, большим перспективам, свободе от узкого педантизма малых государств [5, с. 134].

Примером оригинального континентального творчества П.А. Сорокин считал «советский режим». Если первые евразийцы акцентировали элемент подражательности Западу в цивилизационном опыте России-Евразии и творческие потенции усматривали главным образом в собственно евразийском движении, то П.А. Сорокин, наоборот, полагал, что Россия является творческой страной и, несмотря на отдельные периоды упадка культурного творчества, в этой области к середине ХХ в. шла в ногу с Западом и Востоком [7].

Континентальность страны, согласно П.А. Сорокину, определяет ее географическое, этническое и культурное разнообразие [5, с. 134]. Это разнообразие, как уже говорилось, определяет, на его взгляд, более широкий кругозор русской нации и делает ее более восприимчивой к другим культурам.

По оценке П.А. Сорокина, принцип «единства в разнообразии» успешно применялся в русской национальной политике.

Во-первых, это выражалось в сравнительно мирной экспансии русской нации в формах добровольного присоединения, мирной колонизации малонаселенных пространств. П.А. Сорокин отмечает в целом менее воинствующий характер русской нации по сравнению с большинством европейских наций, а также оборонительный характер большинства войн России [5, с. 135–136].

Интересно, что М.Ю. Шишин как свойства подлинного евразийства отмечает миролюбие, неагрессивное отношение к соседям и представителям иного этноса. Исток этих свойств он видит в кирилло-мефодиевской традиции миролюбия и миротворчества [8, с. 103].

Во-вторых, П.А. Сорокин указывает на многоплановую комплементарность этнических групп в составе русской нации. В результате каждая из «многочисленных национальностей и рас вносит свой особый вклад в общую культуру нации» [5, c. 137].

В-третьих, П.А. Сорокин подчеркивает, что с легендарного призвания варягов «верхи» русской культуры в значительной части формировались из лиц нерусского происхождения. «Если какая-либо национальность и подвергалась дискриминации в своем представительстве в высших классах, – писал он, – так это определенно были великороссы, малороссы и белорусы…» [5, с. 139].

Подобно Н.С. Трубецкому, П.А. Сорокин указывает на существенные этнические различия между «верхами» и «низами» русской культуры. Но в этом он видит стихийно установившуюся цивилизационную норму. Любопытно, что по данным социологических опросов, как отмечают А.В. Иванов и И.В. Фотиева, именно среди русских – по сравнению с другими этносами Евразии – наиболее высок процент тех, кто предпочитает видеть на руководящих государственных постах не представителей своего этноса, а порядочных и умных людей любой национальной принадлежности [9, с. 23]. Поэтому за видимой противоположностью позиций «верхов» и «низов» можно обнаружить общность традиции российско-евразийского интернационализма.

Евразийское прочтение наследия П.А. Сорокина позволяет обратить внимание на следующие аспекты евразийской культуры, которые не были акцентированы в творчестве первых евразийцев:

– способность к оригинальному социокультурному творчеству;

– ее миротворческий характер, приоритет мира над фронтиром;

– ее государственно-политическая самоорганизация в форме державы;

– евразийский интернационализм, ориентированный на интеграцию комплементарных этнокультур и гармонизацию межнациональных отношений.

Библиографический список:

  1. Бадмаева М.В. Питирим Сорокин и философия евразийства // Питирим Сорокин и парадигмы глобального развития XXI века (к 125-летию со дня рождения). Сыктывкар, 2014.
  2. Сорокин П.А. Современные зыряне // Наследие. 2011. № 1.
  3. Сорокин Π.Α. Общедоступный учебник социологии. Статьи разных лет. М., 1994.
  4. Тюгашев Е.А. Евразийство: социокультурное эхо ионийской философии // Евразийство: теоретический потенциал и практические приложения. Барнаул, 2014.
  5. Сорокин П.А. Общие черты и различия между Россией и США // Социологические исследования. 1993. № 8.
  6. Савицкий П.Н. Континент Евразия. М., 1997.
  7. Сорокин П.А. Основные черты русской нации в XX столетии // О России и русской философской культуре. М., 1996.
  8. Шишин М.Ю. Кирилло-мефодиевская традиция как один из ключевых элементов евразийской доктрины // Евразийство: теоретический потенциал и практические приложения. Барнаул, 2014.
  9. Иванов А.В., Фотиева И.В. Евразийская идея и ее современные критики // Евразийство: теоретический потенциал и практические приложения. Барнаул, 2014.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *