Европа, Евразия, Византия, идентичность, евразийство, Рерих

Обзор: Этно-культурная идентичность в Европе и Евразии

_ Дмитрий Шкаев. Обзор на рабочую тетрадь ЕДРФ «Этно-культурная идентичность в Европе и Евразии: падение Запада и консервативное возрождение России» (англ. Ethno-Cultural Identity in Europe and Eurasia. The Decline of the West and Russia in Conservative Resurrection. Vienna, November 2016.).* Москва, 10 июня 2017 г.

Третий выпуск рабочих тетрадей Евразийского Движения Российской Федерации (ЕДРФ), известного благодаря попыткам синтезировать классический и современный взгляды на евразийство, представляет собой сборник разноплановых аналитических статей. Опубликован ряд евразийских и европейских авторов, включая Президента России Владимира Путина, а также молодых ученых из Мюнхена, Потсдама, Вены, Берлина, Оренбурга, Казани и Москвы.

Издание представляет интерес, прежде всего, как отражение пророссийских и проевразийских взглядов, набирающих в европейских научной, исследовательской и общественно-политической средах все большую популярность. А также как источник информации об ошибках политики мультикультурализма и недавно возникшем, но пока малоизученном Идентаристском движении Европы, плюсы и минусы которого пытаются раскрыть авторы материалов в сравнении с успехами евразийской идеологии.

Сборник открывается преамбулой (с. 5-7), основанной на материалах круглого стола «Этно-культурная идентичность в Европе и Евразии» 31 октября 2016 г. Мероприятие было организовано в Москве молодыми учеными, журналистами и активистами гражданского общества из России, Германии, Нидерландов и Турции. Вступительная статья в общих чертах отражает ход выступлений и дискуссии на круглом столе. Риторика спикеров была сфокусирована на поддержке проекта евразийской интеграции и констатации факта усиливающейся роли России в процессах этно-культурного взаимодействия в Европе и Евразии.

Далее публикуется англоязычная версия выступления Владимира Путина (с. 8-17) на заседании Валдайского клуба, проходившего в Нижнем Новгороде в сентябре 2013 г. Заголовок данной статьи можно перевести как «Сохранение национальных идентичностей». По словам Путина, российская история должна стать основой национальной идентичности. В то же время, необходимо уйти от тенденциозных оценок тех или иных исторических событий. «Практика показала, что новая национальная идея не рождается и не развивается, самоустранение государства и общества не срабатывает» (с. 9). При этом российское руководство считает естественным и правильным отстаивать традиционные христианские и моральные ценности. По мнению Президента России, без ценностей, заложенных в христианстве и других мировых религиях, без формировавшихся тысячелетиями норм морали и нравственности люди неизбежно утратят человеческое достоинство. Поэтому в сердце отечественной философии должно быть моральное, духовное и интеллектуальное развитие человека.

Путин выступает за использование советского опыта поддержки малых народов для сохранения их национальной идентичности. А также считает, что «ставя под вопрос нашу многонациональность, начиная эксплуатировать тему русского, татарского, кавказского, сибирского и <…> другого национализма и сепаратизма, мы встаем на пути своего генетического кода, <…> начинаем уничтожать сами себя» (с. 10). По мнению Президента России, «… история без изъятий должна стать частью российской идентичности. Без признания этого невозможно взаимное доверие и движение общества вперёд» (с. 11).

Далее Владимир Путин ссылается на слова Константина Леонтьева, который считал, что Россия «…всегда развивалась как «цветущая сложность», как государство-цивилизация, скреплённая русским народом, русским языком, русской культурой, Русской православной церковью и другими традиционными религиями России» (с. 14). «Христианство, ислам, буддизм, иудаизм, другие религии – неотъемлемая часть идентичности и исторического наследия России в настоящей жизни её граждан» (там же).

В заключение Путин рассуждает о Евразийском союзе как о проекте сохранения идентичности народов, исторического евразийского пространства в новом веке и в новом мире. «Евразийская интеграция также будет строиться на принципе многообразия. Это объединение, в котором каждый сохранит своё лицо, свою самобытность и политическую субъектность» (с. 16).

Следующий материал сборника – «Идеология Идентаристскрого движения Европы» (с. 18-19) – прозвучавший на вышеуказанном круглом столе доклад Михаэля Пфлюгфельдера, журналиста RT Deutsch. Пфлюгфельдер характеризует идентаризм как панъевропейское общественно-политическое движение, ориентированное на сохранение этно-культурного многообразия европейских идентичностей. Сегодня идеология европейского идентаризма основана на концепциях этноплюрализма и мультиполярности, восприятии этно-культурной идентичности на региональном, национальном и цивилизационном уровнях, «Четвертой политической теории» и холистической демократии (с. 18). По словам Пфлюгфельдера, идентаристы негативно настроены по отношению к процессам исламизации Европы и неконтролируемой миграции. И хотя идентаризм, по мнению автора, мог бы отчасти сопоставляться с евразийством, он на сегодняшний день не обладает достаточной идеологической автономией от американского внешнеполитического влияния.

Далее публикуется интервью с Мартином Зелльнером (с. 20-26), политическим активистом и главой Идентаристского движения Австрии. Отвечая на вопросы, Зелльнер подчеркивает, что под идентаризмом понимается, прежде всего, фундаментальный жизненный стиль в борьбе за сохранение этно-культурной идентичности. При этом Зелльнер отрицает, что идентаристы разделяют взгляды национал-социалистов, фашистов, расистов и антисемитов. Политический активист отмечает, что приоритетом австрийских идентаристов является борьба с неконтролируемой миграцией. «Европейский союз – не наша Европа» (с. 21), — так, по словам Зелльнера, звучит лозунг Идентаристского движения. «Термин «Великое замещение» означает вытеснение автохтонной локальной популяции некоренными национальностями» (с. 22). Эти и другие понятия входят в основу «Четвертой политической теории», пришедшей на смену либерализму, индивидуализму и национализму. Сама же «этнокультурная идентичность проявляется на трех уровнях: региональном, национальном и цивилизационном» (с. 24) и на всех трех уровнях идентаристы ставят своей целью борьбу как с исламизацией, так и с американизацией Европы. А в основании идеологии идентаризма, по мнению Зелльнера, лежат этнический плюрализм, многополярность и многообразие наций и культур.

Ян Шнайдер в статье «Культурный марксизм и падение Запада» (с. 27-34) обращается к периоду «первой» Холодной войны, отмечая, что результатом проникновения идей интернационализма в культуру и общество стало «формирование глобального рыночной системы и взаимопроникновение культур» (с. 27). Автор рассуждает о влиянии «левого» и «правого» толка в национальной экономике, отводя первому из них заметную роль в поддержке государственного регулирования – с точки зрения западного дискурса (с. 28). Правые же, в свою очередь, фокусировались на территории или населении, таким образом, воплощая идею государственности (там же).

Исторически совпадая, в эпоху перемен страны социалистического блока находились под влиянием либерализма и глобализма, а Европейский союз формировался в курсе сверхнациональной реорганизации стран-участниц. Антигосударственная природа идеологии свободного рынка проявилась не в период Тэтчер или Рейгана, а под влиянием левых сил, перехвативших инициативу правых, для достижения собственных целей (с. 29). К. Маркс утверждал, что система свободной торговли вызывает социальную революцию. В связи с этим, по мнению Шнайдера, СССР традиционно критикуется не столько как препятствие на пути к открытому рынку (в духе Троцкого), сколько как плацдарм реакционеров марксистского толка.

Не секрет, что с 1980-х многие политики рассматривали идеологию глобализма в качестве инструмента демонтажа существующей государственной системы. В подтверждение этих слов Шнайдер, сжимая содержательную часть, цитирует французского министра экономики и финансов Алена Мадлена: «Либерализм – это философия суверенитета индивидуума, а не государства» (там же), и эта констатация впоследствии вызывает экстраполяцию рыночной идеологии на достижение целей постнационального общества. Нельзя забывать и о том, что многие из нынешних политических лидеров Европы сыграли существенную роль в студенческих волнениях 1960-х. Ряд фактов, по мнению Шнайдера, напоминает нам, как велико оставалось влияние марксистской идеологии на западный мир в период Холодной войны. Однако, в то же самое время некоторые европейцы, будучи марксистами, не предотвратили возникновение антисоветской идеологии. В частности, западные троцкисты выступали оппозиционерами не по отношению к идеям Маркса, а по отношению к советскому режиму, в связи с чем Запад выиграл, демонстрируя интернациональные и прогрессивные взгляды (там же).

В конечном итоге марксизм мигрирует из экономики в сферу культуры. Корни культурного марксизма приводят к основателям Франкфурсткой школы и Антонио Грамси, определенным образом соединяя в себе идеологию Маркса и Фрейда (с. 30). Параллели между экономическим и культурным марксизмом, которые создали предпосылки к возникновению данного направления в философии, по мнению автора, очевидны. Шнайдер полагает, что главной из них является тоталитарная идеология. И хотя сегодня традиционный экономический марксизм уже не играет прежней роли, его элементы служат основой для новых культурных интерпретаций. При этом многие из целей культурного марксизма уже успешно достигнуты (с. 33).

По словам автора, предсказанный Франкфуртской школой культурный марксизм простимулировал невероятно популярные и разрушительные концепции «позитивной дискриминации», «мультикультурализма» и «многообразия», которых на сегодняшний день избежать не удается. Изначально экономическая доктрина приводит к фундаментальным изменениям общества. Шнайдер видит в этих процессах не просто глобальное развитие рыночных отношений или культурные изменения, но, прежде всего, трансформацию общества и семьи в нем (с. 34).

Далее редакция ЕДРФ публикует англоязычные материалы российских авторов, отражающие евразийский подход к проблемам, заданным тоном сборника. Данные тексты ориентированы, прежде всего, на зарубежного читателя.

Руководитель Оренбургского отделения Евразийского движения России Антон Железняк в статье «Паневразийский патриотизм и концепция «цветущей сложности» в идеологии евразийства» (с. 35-38), прежде всего, раскрывает содержание понятий, отраженных в заголовке его материала.

Описывая паневразийский патриотизм, Железняк обращается к идеям классического евразийства, в то же самое время утверждая, что «развитие идеи паневразийского патриотизма ведет к созданию своего рода евразийской идентичности, близкой к концепции советского человека, но построенной на совершенно иной платформе, <… коль скоро …>, по Николаю Трубецкому, марксистская идеология смогла объединить народы СССР лишь на время…» (с. 36). Железняк противопоставляет паневразийские национализм и патриотизм. И хотя последний термин не распространен в привычном лексиконе, по существу, он широко используется, подразумевая межнациональный и межрелигиозный диалог во благо свободы и независимости, гуманизма, межэтнического мира, гармонии и союза культур (там же).

Вслед за Президентом России, обращаясь к высказываю философа К. Леонтьева, автор статьи видит в концепции «цветущей сложности» объяснение органически сформировавшейся полиэтничной среды российского государства, которую локально нарушает националистическая и популистская риторика (с. 37). Говоря об этом, Железняк противопоставляет «цветущую сложность» европейской концепции мультикультурализма.

Железняк видит широкие возможности для развития концепции «цветущей сложности» в противовес унифицирующему трансатлантическому влиянию как диалога сообществ и «дружбы народов».

Поддерживая тон сборника, руководитель Татарстанского отделения Евразийского движения России Фархад Гумаров в статье «Сравнительный анализ этно-культурной идентичности в современном Татарстане и Турции» (с. 39-43) подчеркивает, что «…политический климат региона изобилует слоганами и процессами возрождения татарской нации, языка, культуры и религии, что, в определенной степени, обуславливает республиканский вектор политического развития» (с. 40). На региональном уровне также продолжаются процессы межкультурного взаимодействия татар, русских и других этносов, а власти провозглашают народы Республики Татарстан частью общероссийской национальной идентичности. При этом сильное в период империи и ранее влияние тюркизма, ныне уже не играет определяющей роли в сознании жителей Татарстана.

В свою очередь, Турция, располагаясь на перекрестке Востока и Запада, обладает тремя уровнями идентичности: этнической, национальной и религиозной. Турецкая идентичность возникает в единстве и борьбе противоположностей, ее сущность – в синтезе секулярности и ислама суннитского толка, западного стиля жизни и традиционных ценностей (с. 41). По мнению Гумарова, Турция демонстрирует свою принадлежность к евразийскому региону и, согласно терминологии американского политолога Н.Дж. Спайкмэна, может быть отнесена к периферии Евразийского союза (с. 43).

Составитель сборника, лидер Евразийского движения России Юрий Кофнер представляет авторский обзор эссе «Золотой грунд Евразии. Новая Холодная война и Третий Рим», опубликованного в начале 2015 г. в Лейпциге немецким политологом греческого происхождения Димитриосом Кисоудисом.

Кофнер описывает 114-страничное эссе как новый этап в изучении Четвертой политической теории, отделяющий мифы от реальности. Кисоудис исследует идеологические противоречия, отказываясь от штампов и расширяя привычные границы понимания западного капитализма и советского социализма. При этом ученый пытается понять, что определяет особенности нового идеологического противостояния между Евразийским и Трансатлантическим сообществами на самом деле. Согласно Кисоудису, настоящая причина деградации западного общества была предопределена постмодернизмом, поскольку реальное противостояние имеет место между теми, кто поддерживает традиционные ценности и теми, кто отстаивает идеи постмодернизма (с. 46).

Кофнер рекомендует работу Киссоудиса как источник для изучения Четвертой политической теории, а также авторитарного либерализма как реализации философии евразийства, отражающей роль России в сохранении традиционных ценностей и культурного, экономического и политического разнообразия (с. 49).

Сборник завершается сведениями об авторах и издателе.

* Ethno-Cultural Identity in Europe and Eurasia. The Decline of the West and Russia in Conservative Resurrection. Eurasian Movement of the Russian Federation. Working Paper №3. Vienna.: November 2016. — 54 p.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *