ЦЕИ, ЕДРФ, мозговые центры, кузницы мысли, think tank, ЕАЭС, интеграция

Вопросы взаимодействия мозговых центров стран ЕАЭС

_ Вардан Атоян, вице-председатель Экспертного совета Исследовательского центра «Амберд» Армянского государственного экономического университета (АГЭУ); доцент кафедры политологии АГЭУ. Москва, 8 апреля 2017 г.*

В быстротекущих процессах ХХI в. преимущества получают страны и структуры, способные своевременно реагировать на геополитические перемены, быстрее адаптироваться к новым вызовам и «правилам игры» на международной арене, а также адекватно оценивать и эффективно использовать свои военные, политические, экономические, информационные и интеллектуальные ресурсы.

В этом контексте важно отметить, что эффективное сотрудничество экспертного сообщества и экспертно-аналитических структур, или мозговых центров (МЦ), является одним из важнейших условий успешной многоуровневой интеграции стран ЕАЭС. Однако, несмотря на некоторый прогресс в других направлениях интеграции, данный процесс симметрично не проецируется на некоторые другие сферы, в частности на интенсификацию взаимодействия экспертно-аналитических структур стран — членов ЕАЭС.

Рассматривая данный вопрос отметим, что в странах ЕАЭС современная индустрия МЦ начала формироваться с начала 1990-х гг. прошлого столетия. На данный момент, несмотря на факт наличия некоторых вполне состоявшихся и авторитетных МЦ, которые выпускают высококачественную интеллектуальную продукцию, в целом сфера МЦ в странах ЕАЭС пока находится на стадии становления. Основываясь на ежегодном глобальном рейтинге МЦ мира за 2016 г. (опубликован в январе 2017 г.), который осуществляется в рамках программы «Мозговые центры и гражданское общество» университета Пенсильвании под руководством МЦ Дж. Макганнa, в странах — членах ЕАЭС действует 175 экспертно-аналитических структур. Из них 14 действуют в Армении, 21 — в Белоруссии, 8 — в Казахстане, 10 — в Киргизии и 122 — в России [1].

Несмотря на широкую известность данного рейтинга, особенно в западных экспертно-аналитических кругах, важно подчеркнуть, что вышеназванный глобальный рейтинг, мягко говоря, не вполне отражает реальную ситуацию в сфере МЦ стран ЕАЭС. Не вдаваясь в подробности использованной методологии, а также в объективность задействованных в процессе составления данного рейтинга экспертов, на примере Армении отметим, что такие известные МЦ, как Институт Кавказа, который является самым активным на медийном поле Армении, Исследовательский центр «Амберд», Научно-образовательный фонд «Нораванк», Армянский институт международных отношений и безопасности, вообще не упомянуты в данном докладе. Вместо вышеназванных экспертно-аналитических организаций в данном рейтинге фигурируют некоторые организации Армении, которые уже несколько лет не существуют или не проявляют активности.

Более того, указанное в докладе количество действующих в странах ЕАЭС МЦ тоже можно поставить под сомнение. Так, по экспертным подсчётам российских специалистов, в Армении действует 22, Киргизии — 8, Белоруссии — 25, в Казахстане — 21 МЦ [2]. По нашим же подсчётам, на данный момент только в Армении действует около 60 организаций, которые можно в большей или меньшей мере охарактеризовать как МЦ [3].

С другой стороны, изучая индустрию МЦ стран ЕАЭС можно заметить, что данный интеллектуальный ресурс неэффективно и недостаточно используется для продвижения евразийского интеграционного проекта. Наоборот, через многочисленные грантовые программы и другие инструменты влияния потенциалом МЦ пользуются другие внешние акторы и структуры для лоббирования своих интересов и продвижения своей политики по конкретным направлениям. Не секрет, что заказчиками и донорами МЦ стран ЕАЭС, с некоторыми исключениями, являются в основном западные фонды и структуры, что, несомненно, влияет на идеологическую направленность и задаёт тренды в экспертно-аналитической среде конкретного государства.

По мнению российских экспертов, общим для «фабрик мысли» Армении, Белоруссии, Казахстана и Киргизии являются такие направления деятельности, как экономические, политические и социологические исследования, научно-образовательная деятельность. Также важно отметить высокую представительность центров в каждой стране, специализирующихся на исследованиях по демократии и защите прав человека. Эти направления изучения представляются наиболее распространёнными для всех «мозговых центров» евразийского пространства. Учитывая высокое влияние зарубежных доноров, в частности в Киргизии, подобная тенденция, как полагают эксперты, может привести к ухудшению отношений Бишкека с РФ и в целом дестабилизировать ситуацию в среднеазиатской республике [4].

Очевидно, что изменения архитектуры международной безопасности, формирование нового многополярного мира, нарастание уровня неопределённости и непредсказуемости геополитических процессов и, в этом контексте, интенсификация интеллектуального противоборства, битва за сердца и умы народов, требуют более системного подхода в обеспечении функционирования критической информационной инфраструктуры в соответствии с национальными интересами государств и с приоритетами ЕАЭС. Несомненно, в XXI в. индустрия МЦ также является компонентом информационной инфраструктуры государства. Следовательно, степень влияния внешних акторов на сферу МЦ является важнейшим индикатором интеллектуального и информационного суверенитета конкретного государства. Здесь необходимо подчеркнуть, что вакуум, который может образоваться в результате отсутствия нацеленной, эффективной и системообразующей политики государства в данной сфере рано или поздно заполняется внешними акторами, которые начинают задавать вектор развития, идеологически направлять и формировать индустрию МЦ уже в соответствии со своими собственными национальными интересами и приоритетами. Можно с уверенностью сказать, что господство внешних акторов в индустрии МЦ государства равносильно контролю над СМИ. Более того, надо иметь в виду, что аналитический продукт МЦ влияет не только на широкую общественность, но и на лиц, принимающих решения (ЛПР), формируя тем самым мировоззрение и деятельность политической элиты.

В этом контексте знаковым примером является шум, поднятый несколько лет назад в США после обнародования результатов журналистского расследования сотрудников The New York Times. Участники расследования выяснили, что такие известные американские МЦ, как Центр глобального развития, Институт Брукингса, Центр страте

гических и международных исследований, Атлантический совет, получали десятки миллионов долларов от иностранных правительств, которые таким путём опосредованно лоббировали свои интересы в политическом истеблишменте США. Среди основных доноров оказались нефтедобывающие страны, в том числе Катар, ОАЭ, Норвегия. Журналисты высказывали обеспокоенность, поскольку, по их мнению, вышеназванные МЦ, пользуясь в американском политическом истеблишменте своей репутацией беспристрастных организаций, влияли на политиков США в целях проведения реформ, которые отвечали интересам их доноров. Более того, многие эксперты признались, что на них оказывали давление в целях исключить критику в своих докладах по отношению к правительствам, оказывающим им финансовую поддержку, а также для получения таких результатов исследований, которые бы понравились их донорам [5].

Как справедливо замечают российские эксперты, для постсоветского пространства в целом характерно отсутствие современной системы коммуникаций в сфере производства новых смыслов и идей, которые могли бы определить возможные направления развития не только евразийского проекта, но миропорядка в целом. Весьма рискованным для общественной мысли наших стран было бы пребывание во втором эшелоне мирового интеллектуального процесса. Недостаточное знакомство с западными теориями и практикой региональной интеграции ограничило бы возможности учёных из стран ЕАЭС подвергать их критическому анализу, а главное — создавать новые концепции региональной интеграции, соответствующие историческим реалиям и современным потребностям региона [6].

Очевидно, что вызовы, стоящие перед странами ЕАЭС, во многом схожие. В этом контексте более актуальной становится необходимость интенсификации и стимуляции процесса взаимодействия, двустороннего и многостороннего сотрудничества МЦ стран ЕАЭС в разработке и реализации совместных проектов на национальном и наднациональном уровнях. Консолидация усилий экспертного сообщества, включение носителей знаний, экспертно-аналитических структур в процесс принятия стратегических решений и синергия интеллектуального потенциала МЦ являются ключевыми факторами успешной интеграции стран ЕАЭС. Данный подход может сыграть неоценимую роль в разработке нестандартных, адекватных и своевременных ответов на общие вызовы нашего времени и повышении эффективности функционирования также других наднациональных структур на постсоветском пространстве, таких как СНГ и ОДКБ.

Однако наши наблюдения показывают, что сотрудничество между МЦ стран ЕАЭС пока довольно слабое и ограниченное. Плохо налажены двусторонние и многоcторонние связи, крайне недостаточны институционолизированные форматы общения между экспертами. Неудовлетворительно количество площадок, где представители МЦ могут встретиться и обсудить вопросы и насущные проблемы. В результате МЦ очень мало знaют о деятельности других аналогичных институтов в ЕАЭС. Тем не менее, нельзя не отметить, что работы в этом направлении ведутся и уже есть некоторые положительные результаты. В частности, действуют такие форматы и структуры, как, например, «Центр евразийских исследований» (ЦЕИ), «Евразийский экспертный клуб», «Российско-казахстанский экспертный IQ-клуб», «Евразийский Аналитический Клуб», «Евразийцы — новая волна», «Евразийское Движение Российской Федерации» (ЕДРФ), Экспертный клуб «Урал-Евразия», Центрально-Азиатский экспертный клуб «Евразийское развитие», Институт ЕврАзЭС и т. д. Необходимо выделить также деятельность Международного фонда гуманитарного сотрудничества государств — участников Содружества Независимых Государств и, конечно, Фонда поддержки публичной дипломатии имени А. М. Горчакова МИД РФ. Научно-образовательные программы, мероприятия, организованные и поддерживаемые Фондом Горчакова не только в самой России, но также в других странах, — одни из немногих эффективных площадок, где встречаются молодые представители МЦ стран ЕАЭС и других государств постсоветского пространства. Однако нужно также констатировать, что этих площадок недостаточно и следует работать над созданием новых форматов и структур для обеспечения регулярного взаимодействия представителей научно-экспертного сообщества.

Важно отметить, что ключевую роль МЦ в интеграционных процессах и продвижении конкретных инициатив осознали и уже несколько десятилетий успешно используют соответствующие структуры ЕС. На данный момент в ЕС действует широкая сеть экспертно-аналитических структур, создаются ассоциации, сетевые форматы сотрудничества, периодически организуются форумы, конференции, реализуются совместные исследовательские проекты, а многие МЦ ЕС включены в процесс принятия решений. Ещё в 1974 г. в Брюсселе была создана первая пан-европейская сеть МЦ, а именно Трансъевропейская ассоциация политических исследований (Trans-European Policy Studies Association — TEPSA). В 1996 г. появилась Комиссия Евро-Средиземноморских исследований (Euro-Mediterranian Study Commission — EuroMeSCo). Её цель — содействие исследованиям, обмен информацией и укрепление социальных контактов между членами организации. На данный момент членами организации являются 106 институтов, представляющих 32 страны. Другим хорошим примером является Сеть институтов европейской политики (European Policy Institutes Network — EPIN), а также созданная по инициативе последней Европейская сеть исследовательских институтов экономической политики (European Network of Economics Policy Research Institutes — ENEPRI), членами которой являются 25 МЦ. Данная организация координирует совместные исследования, следит за повышением осведомлённости общественности о европейском измерении проблем национальной экономической политики. Кроме этого, начиная с 2010 г. МЦ Евросоюза, работающие в Брюсселе, а также другие экспертно-аналитические организации из стран — членов ЕС, принимают участие в ежегодном Диалоге Мозговых центров (Think Tank Dialogue — TTD), где представители МЦ презентуют свои аналитические статьи и рекомендации в области политики высшим должностным лицам ЕС.

Перечисляя цели, которые указывают МЦ ЕС, исследователи данной сферы выделяют следующие:

  • улучшение процесса принятия решений путём практического применения результатов исследования, распространения передового опыта;
  • улучшение понимания, информированности гражданами политики ЕС, их включённости в политический процесс;
  • поддержка европейской интеграции в целом, помощь в продвижении интеграции в собственной стране;
  • продвижение общественных интересов; – помощь ЛПР, создание основы, форума для дискуссий с экспертами, обучения ЛПР;
  • предоставление услуг деловым сообществам, некоммерческим организациям, учебным заведениям [7].

В заключение отметим, что долгосрочная перспектива развития ЕАЭС зависит от эффективности взаимодействия всех субъектов, участвующих в процессе интеграции. Гарантия успеха, углубление и расширение подобных наднациональных проектов во многом зависит от привлекательности данной идеи, конкретных результатов и осознанного желания граждан, в том числе политических элит стран – членов Союза, в построении совместного будущего. В то же время исследования опыта многих стран и наднациональных структур свидетельствуют о высокой эффективности использования интеллектуальных ресурсов экспертно-аналитических организаций в разработке и реализации политики, в том числе в интеграционных процессах. Уровень интегрированности индустрии МЦ разных стран является одним из основных факторов успешного продвижения интеграционных процессов в остальных сферах.

Очевидно, что для стимуляции интеграционных процессов важно не только изучение и теоретическое знание международного передового опыта, но также создание механизмов внедрения данного опыта в практическую плоскость. В этом контексте в качестве первого шага по налаживанию сетевого и системного сотрудничества предлагаем с координационной помощью одного из авторитетных МЦ, как, например, Российского института стратегических исследований, и в рамках программ финансовой поддержки соответствующих фондов организовать глобальный форум МЦ стран ЕАЭС. Целями форума могут быть не только налаживание профессиональных контактов, обсуждение различных аспектов, проблем и возможностей по продвижению интеграционных процессов и другие вопросы, касающиеся дальнейшего развития ЕАЭС, но также разработка конкретных предложений по включению экспертно-аналитических структур в процесс принятие решений на национальном и наднациональном уровне. Для поддержания системного и институционального взаимодействия МЦ ЕАЭС представляется целесообразным во время данного форума обсудить возможность создания «Ассоциации мозговых центров стран ЕАЭС», на исполнительный орган которого можно будет возложить функцию организации ежегодного форума МЦ стран ЕАЭС. Кроме организации ежегодного форума, данная организация может создать и периодически обновлять базу данных с информацией о всех МЦ, действующих на территории стран ЕАЭС, анализировать деятельность, а также проводить региональный рейтинг МЦ стран ЕАЭС.

В качестве локального подхода следует также рассмотреть возможность создания сети представительств и филиалов известных и авторитетных МЦ в странах ЕАЭС. Данный подход давно используется известными западными МЦ, многие из которых открыли свои центры в разных странах мира. Знаковым среди них является пример американского Фонда Карнеги (Carnegie Endowment for International Peace), который имеет зарубежные центры в Москве (с 1994 г.), Пекине (с 2005 г.), Бейруте (с 2006 г.), Брюсселе (с 2007 г.) и Нью-Дели (с 2016 г.). Среди МЦ стран ЕАЭС успешным опытом создания региональных представительств выделяется Российский институт стратегических исследований, в структуре которого действует разветвленная сеть центров и представительств в различных регионах России и за рубежом. В этом контексте, при наличии соответствующих ресурсов, целесообразно расширить их сеть и создать подобные автономные исследовательские центры также в столицах государств ЕАЭС.

Литература:

  1. McGann J.G. 2016 Global Go To Think Tank Index Reports // University of Pennsylvania Scholarly Commons. 2017. URL: http://repository.upenn.edu/think_tanks/12/ (дата обращения: 14.02.2017). P. 28.
  2. Шамахов В.А., Вовенда А.В., Корягин П.А. Основные направления деятельности экспертно-аналитических центров (Think tanks) государств — партнёров по ЕАЭС // Управленческое консультирование. 2016. No 8 (92). С. 16.
  3. Атоян В.К. Индустрия «мозговых центров» Армении // Проблемы национальной стратегии. 2016. No 4 (37). С. 167.
  4. Шамахов В.А. и др. Указ. соч. С. 15–24
  5. Lipton E., Williams B., Confessore N. Foreign Powers Buy Influence at Think Tanks // The New York Times. 2014. September 6. URL: https://www.nytimes.com/2014/09/07/us/politics/foreign- powers-buy-influence-at-think-tanks.html?_r=0 (дата обращения: 14.02.2017).
  6. Буторина О.В., Захаров А.В. О научной основе Евразийского экономического союза // Евразийская экономическая интеграция. 2015. No 2 (27). С. 66–67.
  7. Северова М.С. Роль мозговых центров в системе принятия решений в ЕС // Вестник ЧитГУ. 2008. No 2 (47). С. 41–42.

* Евразийская интеграция: проблемы и перспективы. Сборник материалов круглого стола в рамках Международной школы молодых политологов «Интеграционные процессы на постсоветском пространстве: проблемы и перспективы» (Москва, 2–8 апреля 2017 г.) / Под ред. д-ра ист. наук О. В. Петровской, канд. ист. наук С. В. Тихоновой. Рос. ин-т стратег. исслед.; Межгосударств. фонд гуманитарного сотрудничества государств — участников СНГ. М.: РИСИ, 2017. 190 с.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *