евразийство, Дальний Восток, Евразия, Россия, ЕАЭС, интеграция

Идея евразийства услышана

_ Андрей Борисов, государственный советник Республики Саха (Якутия), известный деятель культуры, народный артист России, экс-министр культуры и духовного развития Якутии. Якутск, 8 сентября 2016 г. Беседовала Влада Веревкина.

– Андрей Саввич, скажите, что, по Вашему мнению, сегодня представляет собой российский Дальний Восток?

– В первую очередь, Дальний Восток сегодня – это разнообразие анклавов, каждый их которых представляет собой отдельный удивительный мир. Причем разнообразны они как с точки зрения природы, так и с точки зрения истории и культуры. В то же время Дальний Восток – это, конечно, богатство недр. Один только арктический шельф Дальнего Востока что стоит. Смело можно утверждать, что на территории Дальнего Востока можно развернуть таких масштабов недропользование и промышленность, что за ним будет будущее России. И в настоящее время дальневосточники более, чем уверены, что именно не что иное, как Дальний Восток спасет Россию. И это более, чем справедливая уверенность. Можно сказать даже более: Россия не то, что не может спастись без Дальнего Востока, наша страна не будет Россией как таковой без него. Конечно, при этом следует отдавать себе отчет в том, что и у Дальнего Востока есть свои «проблемные» территории. И в первую очередь это – северные территории. Крайне уязвимые в силу своей совсем малой заселенности. При этом развитие дальневосточного Севера представляется тем более необходимым, но и важным, так именно от него, а не как принято считать, от Азии, зависит безопасность России. Также, помимо сказанного, хочется отметить, что Дальний Восток – это, своего рода, окно России в Азиатско-Тихоокеанский регион.

– На Ваш взгляд, что является главным в развитии Дальнего Востока?

– О каком бы развитии речь ни шла, оно представляется невозможным без людей. То есть для того, чтобы Дальний Восток получил должное развитие, он должен быть в полной мере заселен, причем не китайцами, а российскими народами. Ну или как минимум, чтобы на нем были закреплены народы, исторически проживающие на его территории. Ведь в настоящее время довольно активно проявляется тенденция их оттока с Дальнего Востока. А добыча полезных ископаемых и производство, на которых сейчас так сильно акцентирует внимание власть, разовьется сразу же вслед за появлением населения на Дальнем Востоке в достаточном количестве. Если же Дальний Восток не начнет активно заселяться, то, как говорится – «свято место пусто не бывает» – его заселят другие страны, и уже в соответствии со своими целями. И здесь сразу же надо отметить, что заселение той или иной территории, а, то есть, и Дальнего Востока, влечет за собой не только то что, она больше не будет пустовать, а еще и отношение людей, в корне отличающееся от отношения вахтовика, которое, по сути, кроме как грабительским назвать нельзя.

– Вы упомянули про китайцев. Скажите, а в настоящее время в целом каково влияние Китая на Дальний Восток? Есть ли какие-то угрозы с его стороны?

– Я отчетливо вижу, как последние 10 лет потихоньку распространяется диффузия Китая на Дальнем Востоке. То есть на нашу территорию через ту же самую торговлю проникает другая культура, психология, атмосфера – отличная от местной. Как таковой официальной политики проникновения на Дальний Восток Китай не проводит, но жизнь-то идёт своим ходом. Яркий пример проникновения Китая на Дальний Восток – это тот эффект, который производит их проект «Великий Шелковый путь». Так как он – это не просто транспортные коридоры. Он представляет собой гораздо большее – включая в себя не только экономический и торговый посыл, но также исторический и культурный. То есть, по сути дела, полный набор, который нужен для оказания комплексного воздействия на территорию своей реализации. И на Дальний Восток в том числе. Поэтому совершенно неудивительно, что, как только идея данного проекта была объявлена, за ней потянулись те же самые казахи, киргизы. Не исключение – и население Дальнего Востока. Так, к примеру, среди моих знакомых очень много людей, которые уже сейчас активно занимаются написанием разнообразных художественных произведений, так или иначе связанных с идеей «Великого Шелкового пути». И представляется вполне реальным, что также, как в свое время Россию пронзила либеральная философия Запада, через какие-то 25 лет то же самое сделает с Россией, и в первую очередь с ее Дальним Востоком, китайская философия.

– Скажите, а каково, на Ваш взгляд, место Якутии на Дальнем Востоке?

– Как я уже говорил, Дальний Восток в целом – это ворота России в Азиатско-Тихоокеанский регион. И Якутия – это первое и самое важное звено в них. Так как вспомните – та же самая великая экспедиция Беринга в свое время проходила именно через Якутию. И само по себе освоение Дальнего Востока начиналось именно с Якутии. А это говорит о том, что как тогда, так и сейчас Якутия – этакий центровой регион Дальнего Востока. Оно и естественно: настолько объёмных имеющихся у неё запасов нефти, газа и других ресурсов больше нет нигде. При этом у нее – огромная по протяженности береговая территория, составляющая почти одну треть всей российской береговой территории. Помимо того, Якутия – одна из главных составляющих Северного Морского пути, который представляется очень мощным каналом, если полностью развернется.

– Каким Вам представляется Дальний Восток через 50 лет?

– Еще некоторое время назад не было уверенности, что данный период много бы дал этому региону России, так как надо брать во внимание его суровый климат и инфраструктурные проблемы. Однако в последние годы вся та деятельность, которая на нем сегодня развернута, внушает оптимизм. Сейчас за год происходит то, что без такого пристального внимания длилось бы 50 лет, и такая работа безусловно принесет свои плоды уже в ближайшей перспективе. При этом нужно понимать, что свое развитие главным образом получат территории, близкие к Тихому океану. И, само собой, Якутия – так как именно она представляет собой не иначе как кладовую в рамках развития Дальнего Востока. Якутия становится опорой для всего Дальнего Востока благодаря активно развивающимся ее проектам, связанным с разного рода полезными ископаемыми, и в том числе такими необычными как уран и сурьма.

– Вы уже довольно давно являетесь сторонником идеи Евразийства. Расскажите, в чем ценность евразийца как такового?

– В сочетании европейского образования, образа жизни и азиатской культуры. Будущее у России возможно только при условии, если построением жизни в ней будет заниматься не кто иной, как евразиец. И здесь следует отметить, что, к сожалению, евразийство как таковое развито в России только за Уралом – в Азии. Конечно, такая дифференциация вызвана объективным факторами – тем, что люди за Уралом проживают непосредственно на Азиатской территории, и тем, что тут влияние европоцентризма ослаблено. Именно эти два фактора позволяют людям за Уралом чувствовать себя в полной мере евразийцами. Что же касается европейской части России, то здесь евразийство не то, что не развито – о нем имеются разве что смутные, теоретизированные и оторванные от реальности представления. А именно развитие здесь идеи евразийства и последующее воплощение её в жизнь смогут привести к тому, что евразийство в конце концов займёт в России достойное место. Надежды на это есть. Озвученные совсем недавно заявления и прошедшие на Восточном экономическом форуме встречи говорят о том, что идея евразийства была в максимальной степени донесена до всех его участников, а ими – услышана.

Источник: https://www.eastrussia.ru/

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *