ЕАЭС, Россия, Евразийский союз, Евразия, евразийство, экономика, модернизация

Евразийская модель модернизации России

_ Ярослав Лисоволик, д. экономических н., член правления и главный экономист ЕАБР. Москва, 4 августа 2017 г.

Главной проблемой для России всегда было определение ориентиров, считали классики евразийства. Именно этого не хватает и сейчас для выстраивания парадигмы российской экономической политики.

Проблема отсутствия экономических ориентиров появилась не в последние годы. Возможно, она возникла после крушения в ходе кризиса 2008 года предыдущей парадигмы, заключавшейся в беспроблемной, казалось бы, интеграции России в мировые финансовые рынки и значительном росте производительности за счёт высоких цен на нефть.

Какой же путь выбрать теперь, в условиях резкого снижения цен на нефть? Дискредитировавшая себя ещё в 1990-е годы западная модель воспринимается широкими слоями населения с явной неприязнью, тогда как к азиатской модели с определённой долей недоверия относятся элиты. В 1990-е годы после распада СССР Россия опрометчиво кинулась налаживать экономическое сотрудничество с Европой. Не менее вынужденным и непродуманным представляется и недавний разворот России на восток. Стране нужна идея, на которую она могла бы опереться, чтобы преодолеть внутренние разногласия и интегрироваться в мировое пространство, не ограничиваясь при этом западной или восточной моделью, как это было на протяжении последних нескольких десятилетий.

Идейным оформлением такого подхода могла бы стать возникшая почти век назад теория евразийства, согласно которой в основе развития России должно лежать то, что отличает её от других стран, а именно – география, история, культурные и экономические особенности. Добиться успехов в области экономики Россия может за счёт своего географического положения между Европой и Азией по мере нарастания экономического взаимодействия между этими двумя центрами глобальной экономики. В современных условиях евразийская модель экономической интеграции могла бы иметь следующие характеристики:

Интеграция в мировую экономику: содействие сближению интеграционных проектов в Европе и Азии для увеличения объёмов торговли и инвестиций по всей Евразии. Россия может извлечь из этого наибольшую выгоду, играя роль посредника между быстроразвивающимися экономиками Китая, Японии, Кореи и АСЕАН с одной стороны, и Европы – с другой. В этом контексте импульсом для претворения в жизнь евразийского интеграционного проекта стал инициированный Китаем проект нового Шёлкового пути, который Россия планирует поддержать.

Евразийская интеграция в ближнем зарубежье: чем успешнее Россия будет продвигать идею углубления экономической интеграции на постсоветском пространстве, тем больше можно будет привлечь торговых и инвестиционных потоков в Евразию в целом. Развитие интеграции единого экономического пространства усилило бы его позиции при проведении переговоров с другими торговыми объединениями и позволило сыграть роль посредника между Европой и Азией на фоне развития экономического сотрудничества между ними.

«Открытый регионализм» и приоритет многостороннего регулирования мировой экономики: в противостоянии регионализма и многостороннего подхода России следует уделять больше внимания поддержке таких международных организаций, как ВТО, для укрепления международных норм регулирования, позволяющих ограничить преференции и дискриминацию в мировой экономике. Формирование торговых блоков в Евразии должно происходить в соответствии с провозглашенным ВТО принципом «открытого регионализма».

Азиатская промышленная политика: необходима политика, которая была бы основана не столько на импортозамещении и слабой валюте (к чему, в общем-то, сводится латиноамериканская модель промышленной политики), сколько на развитии экспорта. В этой области азиатская модель промышленной политики могла бы быть принята за основу. Взять, к примеру, Южную Корею, где период оказания господдержки компаниям был ограничен по времени и обусловлен достижением ими определенной доли на зарубежных рынках.

Европейские инструменты стабилизации: для обеспечения финансовой стабильности Россия могла бы перенять западную систему экономического регулирования, в особенности в области налогово-бюджетной и денежно-кредитной политики. В отношении денежно-кредитной политики это означает большее акцентирование на снижении уровня инфляции, а в области налогово-бюджетной политики Россия – введение максимальных пороговых показателей на нетопливный дефицит бюджета, а также на общий уровень госдолга.

Нефтегазовая отрасль: имеющиеся у России запасы нефти и газа можно было бы использовать для стимулирования конкуренции между Европой и Азией в том, что касается реализации торговых и инвестиционных проектов с Россией. Россия могла бы также воспользоваться своими богатыми запасами нефти и газа на Дальнем Востоке для развития конкуренции между Китаем, Японией и Южной Кореей за доступ к этим ресурсам в обмен на углубление экономического сотрудничества.

Евразийская модель модернизации России могла бы быть отчасти основана на накопленном в Азии опыте обеспечения высокого уровня экономического роста (в том числе за счёт промышленной политики), а отчасти на европейских наработках в области обеспечения стабильности финансовой системы и экономики в целом за счёт системы экономического регулирования.

Экономическая дипломатия России должна быть направлена на развитие конкуренции между европейскими и азиатскими поставщиками за доступ на огромный внутренний рынок России, тогда как евразийская интеграция могла бы стать залогом успеха китайского проекта Шёлкового пути по углублению экономических связей с Европой. Пока же России не хватает конкурентоспособной системы производства на микроуровне компаний и отдельных отраслей, а ведь это является одним из залогов сближения ведущих российских компаний с крупнейшими компаниями Азии и Европы посредством создания совместных предприятий, стратегических и технологических альянсов.

Источник: http://ru.valdaiclub.com

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *