Антон Бредихин: Традиции демотии в донском казачестве

казачество, евразийство, Евразийский Союз, демотияДикое поле – фронтир Православия и Ислама, давший миру уникальнейший народ, прославленный военной доблестью и подвигами: казаков.

Казаки одерживали великолепные победы по всей Европе, Сибири, Северной Америке, Китае, Передней Азии и др. Именно они стали и во многом эталоном демотического управления, впитав древнегреческие демократические нормы (колонии-поселения греков известны по всему течению Дона, особенно Танаис) и более поздние древнерусские вечевые традиции.

Демотия – это концепция «органической демократии», принцип «соучастия народа в своей собственной судьбе», которая была предложена классическими евразийцами в 20-30 гг. прошлого века. В отличие от либеральной демократии, подлинное представительство народа может быть, как считали евразийцы, обеспечено не с помощью «всеобщего, прямого, равного и тайного голосования», когда представители населения выбираются из числа функционеров конкурирующих политических партий, а на основе представительства местного самоуправления, культурных и профессиональных союзов, организованных в иерархической системы советов. (1)

Система казачьего управления издавна формировалась согласно патриархальной традиции, с выборами всех уровней атаманов – хуторских, станичных, юртовых, окружных и войсковых. С одной стороны атаманы нижних уровней избирались всем населением станицы (хутора), что соответствовало выборам в древнегреческих городах-государствах, когда голосовали все граждане, а так же вечевым традициям Новгорода, Киева и Галича. Атаманы окружные и войсковые избирались уже делегированным образом, когда от станиц отправлялись выборщики для голосования, что, кстати, является более демократическим, нежели существующая система выборов в США. На выборах атамана войска все делегаты были равны, имея за своей спиной одинаковое число избирателей. При этом, несмотря на закулисную борьбу различных партий, не доводили дело до судебных разбирательств, как это сделал Дж. Буш-младший. Донская демотия была даже более народной, нежели современная парламентская демократия. Атаман de facto никакой властью не обладал, а выступал лишь органом исполнительной власти подконтрольным Кругу.

Рассматривая донскую демотию и управление «вольных городов» Древней Руси, можно увидеть многие общие аспекты. Отчасти это объясняется переселенческим, хотя и крайне малочисленным движением. Согласно исследованиям известного историка казачества Евграфа Петровича Савельева, еще в конце ХII в. отважные новгородские «повольники» или «ушкуйники» основали на р. Вятке городр Хлынов, переименованный впоследствии в Вятку. Основанные повольниками общины, по примеру Новгорода и Пскова, управлялись «вечем», т.е. народным «кругом», где каждый гражданин имел равный голос со всеми. После разгрома Хлынова Иваном III, 1489 г., большая часть его граждан, жаждавших свободы и независимости, ушла на Северную Двину, Каму и вниз по Волге; другая часть была расселена по московским областям.

При этом, как отмечает историк, духовенство Хлынова, избираемое вечем, было совершенно независимо как от новгородской, так и московской митрополий. Московский митрополит Геронтий, современник Ивана III, в 1471 г. писал про вятчан, что «он не знает даже, кто там духовенство«. Таким образом, обладая духовной независимостью, и неся демотические тенденции, жители Хлынова, не захотев покориться московскому царю, двинулись на территорию нынешнего г. Камышина, в верховья Войска Донского, в то время подчиняющиеся епископу Сарайскому (Золотой Орды). Подтверждением новгородского и верхнедонского единства является и схожесть говоров, сохраняющаяся среди коренного населения 1-го и 2-го Донских округов. Е.П.Савельев так же подчеркивает, что новгородцы лучше, чем москвичи, знали древние сказания о начале Руси и ее славных витязях-богатырях. Язык их деловых бумаг, как и старых донских казаков, чище московского и отличается от последнего, как чистотой, так и образностью выражений.

Проводя сравнительный анализ между общими традициями Дона и Новгорода, можно опираясь на исследования протоирея Левицкого, Е. Ознобишина и Е. Савельева, выделить следующие общие факты: 1) сохранение языческих традиций; 2) выборность священнослужителей; 3) обычай при венчании обходить вокруг куста ракиты; 4) свадебная церемония проводилась на майдане, с обращением к жениху и невесте «люб (а) ли он(а) ему(ей)?»; 5) развод проводился так же на майдане.

Таким образом управленческая система, основанная на демотических традициях Новгорода, входившего в балтийский экономический проект того времени – Ганзейский союз, на Дону – территории Хазарии, а затем и Золотой Орды, была едина и в духовной и в семейной жизни. Конечно, данной концепции не придерживаются многие историки, а теория Савельева рассматривается исключительно на уровне гипотезы, но наличие общих черт волне имеет свое законное место. Степная демотия, формируясь, во многом получала влияние южных соседей, однако сам феномен казачества, основанный на исключительной воле, в те времена, когда в Европе во всю процветал феодализм и крепостничество, был и оставался оплотом демотических свобод. И здесь никак нельзя не провести параллель с Господином Великим Новгородом, но нельзя и забывать о некотором важном факте: Новгородская Республика de facto была республикой олигархической. И, если князя выбирало и приглашало на новгородский стол вече, то самим вечем управляли «300 золотых поясов», которые, по сути, и держали в руках всю экономику. Возвращаясь к примеру Дона, заметим, что уже после начала процесса интеграции с Российским государством после Смутного времени, институт старшин начал сосредотачивать в своих руках всю большую власть, превращая ее в наследственную, формируя элиту казачества из которых затем и выбирались атаманы.

В последствии, находясь уже в составе Российской империи, донское казачество было лишено выборов атаманов, а руководить войском начали наказные атаманы, утверждаемые императором. В тоже время на более низких уровнях: окружных, юртовых и т.д. системы выборности сохранялась. В Гражданскую войну так же совершались попытки сохранения демотических традиций и волеизъявления народа: Круг спасения Дона, собравшийся 18 мая 1918 г. и имеющий делегатов от всех освобожденных от «красных» округов, объявил о создании независимого государства Всевеликое Войско Донское.

Заметим, что и донское казачество играло значимую роль на Русском Севере, участвую в политической и экономической жизни, а в последствии и в военных компаниях, что особо ярко было представлено во время Смутного времени, а затем уже и в освоении Сибири, Дальнего Востока и Русской Америки. При этом, казачья самобытность, сформировавшаяся на просторах Дикого поля и впитавшая новгородские вольные традиции, сохранялась вплоть до начала политики «расказачивания», проводимой большивиками. Однако уже на протяжении последних 25 лет, казаки восстанавливают все те уклады своей жизни, по которым жили их предки, уклады наполненные настоящей евразийской демотоией и степной вольницей.

Антон Бредихнин

Координатор МОЛОДОЙ ЕВРАЗИИ по взаимодействию с казачеством

Председатель движения «Донбасс за Евразийский Союз»

Ростов-на-Дону. Апрель 2013 г.

Примечания:

1. Палкин А. «Принцип демотии в учении евразийцев». 2005 г.