Меркель,Путин, Германия, Россия, ЕС, ЕАЭС, ЕАС, Европейский, Евразийский, Союз, 4ПТ, Большая Европа, континентализм

Перспективы Большой Европы от Лиссабона до Владивостока

_ Евгений Ильин, эксперт Евразийского клуба МГИМО (ЕДРФ). Доклад на Международную научно-практическую конференцию «Большая Европа. Общее пространство от Лиссабона до Владивостока». МГИМО МИД России, Москва, 19 декабря 2015 г. 

Прежде всего необходимо определиться в чем заключается суть Большой Европы. Для того, чтобы избежать бессодержательных деклараций о намерении строить некое не совсем понятное сообщество, нам необходимо наполнить термин Большая Европа конкретным содержанием.

Что же есть Большая Европа? В пространственном отношении – территория, в которую входят все Европейские государства и страны-члены ЕАЭС.

В экономическом отношении – общий рынок от Лиссабона до Владивостока, где отсутствуют барьеры для бизнеса и существуют единые, понятные для всех правила.

Большая Европа – это пространство свободы передвижения, где человеку ничто не мешает сесть на поезд, скажем, в Москве, имея на руках лишь паспорт и билет, и спокойно выйти, например, в Мадриде. Где, имея российский диплом, можно свободно устроиться на работу в Европе или продолжить там обучение. Иными словами, Большая Европа – пространство свободы любого человеческого взаимодействия во всех сферах.

Это идиллическая картина и перспектива явно далекая, хотя такое пространство, с некоторыми оговорками, может быть создано в будущем. Сложность цели не дает повода не идти к ней. А идти к ней стоит, поскольку она дает ряд явных преимуществ для России и для других европейских государств.

Во-первых, безопасность. Напомню, что Европейский союз зарождался именно как ответ на ужасы мировой войны. ЕС – это проект мироустройства, в котором повторение кровавых вооруженных столкновений стало бы невозможно в принципе. Цель построения сообщества безопасности, свободного от войн, лежала в основе ЕС, и она была реализована – сегодня мысль о войне между странами-членами ЕС кажется невероятной, хотя кровавые трагедии еще 70 лет назад сотрясали эту часть света, и еще много веков до того.

Если мы представим пространство безопасности на территории ЕС-ЕАЭС то заметим, что такие проблемы как Приднестровье, Юго-Восток Украины, Абхазия и Нагорный Карабах должны быть внутри него разрешены. Стремление к формированию общего пространства безопасности сподвигнет ведущих игроков Большой Европы оказать влияние на конфликтующие стороны ради достижения мира на долгосрочной основе. Напомню, что в Европе тоже много веков существовали территориальные споры – Эльзас и Лотарингия, Рейнская область, разделы Польши и др. В ЕС эти споры были разрешены, компромисс найден. Если удалось решить конфликты в Европейском союзе, значит у нас есть повод надеяться на их успешное разрешение в границах Большой Европы. Разрешив внутренние споры, страны Большой Европы могут начать борьбу с общими вызовами сообща. У ЕС и ЕАЭС есть много общих угроз, которым они обязаны противостоять вместе: это терроризм, организованная преступность, наркотрафик, торговля оружием и людьми. Если внутри Большой Европы будет консолидация, её внутренняя безопасность повысится многократно.

Во-вторых, экономика. Страны ЕС и ЕАЭС тесно связаны экономическими узами и взаимозависимы, причем эта ситуация не изменится даже несмотря на наш сегодняшний разлад в отношениях. Россия получает из ЕС 3\4 прямых инвестиций, б0льшую часть технологий и высокотехнологичного оборудования. Россия для ЕС – стратегически важный, незаменимый источник сырья и энергетических ресурсов. Россия заинтересована в упрощении доступа иностранных инвесторов на свой рынок и увеличении их вливаний. Это позволило бы формировать модернизацию российской экономики, увеличить эффективность логистических маршрутов, поднять производительность труда и ускорить рост ВВП в целом. ЕС заинтересован в увеличении объема российского рынка, диверсификации и увеличении надежности и стабильности поставок сырья. Европейские инвесторы заинтересованы в применении в России понятных для них правил и готовы вкладывать средства в российские проекты, сулящие значительную долгосрочную прибыль. Если деловым кругам в Большой Европе позволить открыто и понятно работать друг с другом – это будет выгодно для всех и приведет к даст стимул общему экономическому росту.

В-третьих, будет неизбежно урегулирована проблема общего соседства России и ЕС. У стран СНГ больше не будет необходимости выбирать между европейским и евразийским вектором развития. Он будет один – Большая Европа как пространство свободы, справедливости, безопасности и процветания. В рамках Большой Европы проще будет найти взаимопонимание, возникнет чувство сопричастности, общности истории и судеб. Будет положен конец вражде между народами и цивилизациями. Основным способом принятие решений будет поиск компромисса.

Иными словами, путь противостояния ЕС и ЕАЭС – это путь конфликтов, розни, стагнации, роста существующих проблем и возникновения новых. Все в проигрыше. Путь сопряжения ЕС и ЕАЭС – путь компромисса, безопасности, всеобщего поступательного роста. Все в выигрыше. Однако для вступления на этот путь необходимо коренное переосмысления отношения друг к другу, в его основе лежит безусловное доверие.

Итак, очевидные прагматические основания строить Большую Европу существуют. Однако есть принципиальная разница во взглядах между Москвой и Брюсселем относительно того, как должен происходить этот процесс.

Президент России В.В.Путин еще в 2011 году указывал, что ЕАЭС по сути является интеграционным проектом, близким к ЕС и его дополняющим. Он строится на европейском опыте, европейских стандартах и правилах ВТО. В.В.Путин, Д.А.Медведев, С.В.Лавров неоднократно заявляли, что ЕАЭС является не конкурентом ЕС, а его партнером. Позиция российской стороны прозрачна – необходимость сопряжения двух проектов и их постепенная интеграция в Большую Европу.

Сложнее обстоят дела в Брюсселе, где существует два принципиально различных взгляда на место ЕС в международных отношениях и его восточную политику. Условно говоря, это евроцентристы (Франция, Германия, Италия, Греция, Финляндия) и евроатлантсты (Великобритания, Польша, Швеция, страны Прибалтики). Первые выступают за укрепление ЕС как независимого центра силы, придерживаются прагматичного и выгодного с экономической точки зрения курса на внешнюю политику. Вторые ратуют за сильное взаимодействие ЕС с США и НАТО, расширение сферы влияния Запада, «продвижение демократии» и ведение политики с позиции силы. Евроцентристы готовы взаимодействовать с ЕАЭС на взаимовыгодной основе, учитывать интересы России и искать компромисс ради достижения всеобщей стабильности и безопасности. Евроатлантисты категорически отказываются признавать ЕАЭС как партнера, так как считают вопрос о признании/непризнании этого объединения инструментом давления на Россию. Общая стабильность на них стоит не на главном месте, в приоритете политическое продвижение Запада на восток, агрессивное продвижение своих установок и ценностей, организация ненасильственной и насильственной смены «неугодных режимов». Если с евроцентристами Россия и её евразийские партнеры могут конструктивно работать, то с евроатлантистами едва ли удастся найти общий язык.

В этой связи российской стороне и её евразийским партнерам следует выработать гибкий подход к политике на западном направлении – вести диалог с влиятельными лидерами ЕС, готовыми идти на контакт и придерживающимися евроцентристских позиций. Осуществлять взаимодействие на всех уровнях – от высшего до межличностного. Развивать экономическую кооперацию – бизнес менее политизирован и ориентирован на стабильность и получение прибыли. Продвигать ЕАЭС и реализовать его до конца как успешный и всеми признанный интеграционный проект. Если удастся разрешить или хотя бы заморозить конфликты в зоне общего соседства – у проекта Большой Европы появится шанс на постепенное формирование. Если между ЕС и ЕАЭС сложится тесная многоуровневая кооперация, то признание Большой Европы пространством четырех свобод будет лишь формальным вопросом. Важно чтобы сложились предпосылки для этого.

3 комментария

  1. Война по большому счету уже идет. Просто сейчас она представляет собой войну в пределах Донбасса, набор экономических санкций и информационную войну. А что будет дальше — поглядим.

  2. Война по большому счету уже идет. Просто сейчас она представляет собой войну в пределах Донбасса, набор экономических санкций и информационную войну. А что будет дальше — поглядим.

  3. Перспективы Большой Европы от Лиссабона до Владивостока есть, только если бы не зашкаливающая коррупция в ЕС: В ЕС по официальным данным Европейской комиссии составила за год 162 миллиарда евро. 76% граждан единой Европы признали, что коррупция — это факт их жизни, а 56% отмечают усиление этого явления за последние три года, несмотря на безработицу и финансовый кризис. Для 75% европейских компаний коррупция — это то, что серьезно влияет на их бизнес. http://ukraina.ru/analytics/20140730/1010008291.html

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *